Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Хомяков в гостях у Владимира Кара-Мурзы рассуждает, изменит ли ситуацию в регионах возможность выдвигать на губернаторский пост кандидата партии-победительницы местных выборов


Валерий Хомяков

Валерий Хомяков

Владимир Кара-Мурза: Сегодня во втором чтении Государственной Думой принят законопроект о новом порядке избрания и назначения губернаторов. Законодательную инициативу президента Медведева, высказанную им в Послании Федеральному Собранию 5 ноября 2008 года, поддержал 351 депутат, «против» проголосовали 52. По новому закону, партия, победившая на региональных выборах, сможет предлагать президенту своего кандидата в губернаторы. Впрочем, окончательное решение все равно остается за главой государства. В случае отклонения кандидатур партия сможет представить новые. В законе предусмотрены и консультации с президентом. Но если партийцы не воспользовались своим правом в срок или предложили менее трех кандидатов, то глава государства может самостоятельно сделать выбор и внести свою кандидатуру в региональное Законодательное собрание.

И о том, изменит ли ситуацию в регионах возможность выдвигать на губернаторский пост кандидата партии-победительницы местных выборов, мы говорим с генеральным директором Совета по национальной стратегии Валерием Хомяковым.

Валерий Алексеевич, в чем новизна того законопроекта, который сегодня принят во втором чтении?

Валерий Хомяков: Ну, новизна, она, может быть, не столь очевидна, как хотелось бы, может быть, таким достаточно радикальным оппозиционерам действующей власти. Понятное дело, что, наверное, самое правильное – это было бы, конечно, вернуться к тому, что у нас существовало, – прямые выборы глав исполнительной власти. Но, тем не менее, пока ситуация такова. И новизна здесь, безусловно, присутствует. Я боюсь сейчас нажить недоброжелателей среди явных оппозиционеров, которые люто ненавидят действующий режим, но, тем не менее, все-таки что-то в этом есть.

Во-первых, далеко не все губернаторы могут делать ставку исключительно на «Единую Россию». А в чем обвиняют? «Да какая, мол, разница, - говорят основные критики этого нового порядка, - все равно везде побеждает «Единая Россия». Вот тут можно поставить большую запятую и вспомнить недавно прошедшие выборы, и далеко не везде. И триумфального шествия «Единой России» на выборах не было. Да, во многих регионах она победила, и победила уверенно. На мой взгляд, был меньше использован административный ресурс. Я ездил и был в пяти регионах в ходе этой избирательной кампании.

Ну, прецедент в Смоленске – известная история, когда «Единая Россия» на местном уровне определилась по одному кандидату, тем не менее, часть «единороссов» решили сделать самовыдвижение, за это их исключают из партии. И один из исключенных из партии побеждает на выборах на пост мэра Смоленска. А официальный «единороссовский» кандидат аж занял третье место. На втором месте был бывший губернатор Александр Прохоров. То есть вот прецедент уже. То есть это говорит о том, что кадровая политика «Единой России» весьма и весьма ущербна на региональном уровне.

Мурманск – та же самая история была, когда был официальный кандидат, и вдруг появился кандидат от губернатора Евдокимова, который был официально в то время беспартийным. Ну, там был очень большой отрыв.

Томск – тоже любопытная история – выборы мэра Томска, когда официальный кандидат с очень небольшим отрывом в 4 процента во втором туре победил одного из редакторов местной газеты.

Петропавловск-Камчатский – там буквально, как говорится, на ниточке висела победа. И буквально несколько сотен голосов дали победу кандидату от «Единой России».

Я уж не говорю о Твери, где выборы в Горсовет с оглушительным успехом выиграли местные коммунисты. Я думаю, что Тверская область далеко не коммунистическая. И если посмотреть результаты голосования, начиная с 1993 года, то тверской избиратель, он достаточно демократичный. Но, тем не менее, видимо, уже достал кризис, уже не столько из любви к коммунистам, а именно из чувства некоего недовольства тем монополизмом политическим, который у нас существует.

Поэтому что дают эти выборы. Во-первых - три кандидата. То есть представьте себе ситуацию. Вот есть губернатор, который сделал ставку, условно говоря, на «Единую Россию». Эта «Единая Россия» побеждает, в том числе при содействии губернатора, использования административного ресурса и прочих, прочих вещей. Но партия, причем не региональное отделение, а федеральное, руководство должно предложить президенту три кандидата. И где гарантия того, что именно президент скажет: «Хорошо, действующий губернатор должен стать губернатором». Поэтому здесь уже возникает некая интрига – интрига внутри победившей партии.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Александр Кынев, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики, не склонен преувеличивать роли сегодняшних поправок.

Александр Кынев: Что касается принятых сегодня поправок, то они радикально не меняют ситуацию. Дело в том, что вот то, каким образом рекомендуются кандидаты, определяется уставом политической партии. А все наши партии, согласно нашему законодательству партийному, предельно централизованы. И в случае с «Единой Россией», а понятно, что речь идет, в первую очередь, именно об этой партии, так вот, в случае с «Единой Россией» все кадровые решения принимаются и согласовываются на уровне генерального совета. Есть большое количество примеров, когда на региональных выборах региональная организация формировала один список кандидатов, но в Москве из других соображений этот список перекраивали и выдвигали совсем не тех людей, которых хотели в регионе. И нет никаких оснований полагать, что с губернаторами будет другая история.

Валерий Хомяков: Ну, поживем, как говорится, увидим. Я сейчас не готов ни спорить, ни соглашаться с Александром, поскольку еще и закона нет, еще третье чтение предстоит. И хорошо бы, если бы он прошел обкатку. А обкатка будет осенью, когда пойдут очередные выборы, в том числе и в Законодательные собрания, в областные Думы. И там уже, наверное, этот закон будет применяться. Вот тогда мы и поглядим.

Я думаю, что осенью ситуация может серьезно измениться не в пользу «Единой России», потому что кризис, понятное дело, охватывает все стороны нашей жизни. И наверное, к тому времени уже появится социально-политическое измерение кризиса, чего бы не хотелось, конечно, но, тем не менее, все идет к тому. Поэтому, наверное, протестное голосование, оно будет достаточно высоким. И опять-таки если говорить о нынешнем дне, да, конечно, у «Единой России» здесь большие преференции. Но у нас есть, ну, не так много, но беспартийных губернаторов. Тот же, допустим, Олег Черкунов, губернатор Пермского края. А на какую партию он будет делать ставку? Я не совсем уверен в том, что это будет «Единая Россия». И может быть, кому-то из губернаторов захочется отвязаться от «Единой России», условно, сделать ставку на «Справедливую Россию», на коммунистов, на «Правое дело», которое будет участвовать в осенних выборах, с тем, чтобы получить некую степень свободы. И тогда вот эта ситуация, она будет весьма и весьма любопытной, и будет складываться интрига.

Владимир Кара-Мурза: Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России Университета дружбы народов, сожалеет о деградации российской многопартийности.

Игорь Чубайс: Зачистка партийного поля произошла настолько радикальная, что теперь это поле совершенно стерилизовано, теперь эти партии абсолютно безопасны, как напрочь кастрированный мужчина. Поэтому какая из них будет первой, какая будет второй – это уже не имеет принципиального значения, потому что зарегистрированные партии регулируются из единого центра, причем, в общем-то, этого никто и не скрывает, и это очевидно, и это общеизвестно. Поэтому интерес к такой политической жизни пропадает. И ту роль, которую должны играть в нашем обществе партии, политические группы, эти партии не играют.

Валерий Хомяков: Я бы хотел просто прокомментировать то, что сказал Игорь Борисович Чубайс. Конечно, с ним сложно спорить. Безусловно, поле вытоптано. И безусловно, политическая конкуренция, та, о которой многие из нас мечтали, в том числе и Игорь Борисович этим, я знаю, в начале 1990-ых годов достаточно серьезно занимался, теперь этой политической конкуренции нет в том виде, в каком бы нам ее хотелось видеть. Но, вместе с тем, я все-таки еще раз повторюсь, я больший оптимист, и надеюсь на то, что вот маленькая щелочка, но появляется. Да, конечно, здесь будет масса ограничений, и мы не получим сразу того, чего бы ожидали. Но все-таки небольшая зацепка за то, чтобы вот эта политическая конкуренция хоть чуть-чуть, немножечко стала проявляться, она все-таки есть. И я вот в данном случае все-таки считаю, что это хоть какой-то, но прогресс, хоть небольшой, но прогресс.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Вот сейчас в мире экономический кризис. А учитывая коррупцию российскую, по России он проедется наиболее болезненно. В то же время Россия сейчас единственная страна в «Двадцатке», где нет четкой, прозрачной антикризисной программы. В то же время Медведевым постоянно выдвигаются ничего не значащие и ни к чему не обязывающие предложения: то от партий, не прошедших в парламент, по одному кандидату можно в Думу, то численность партий снизить на несколько тысяч, то губернаторов будет выдвигать «Единая Россия», которых и до сих пор выдвигает путинское окружение. А способна ли она решать серьезные и громадные задачи, которые вот сейчас стоят перед страной, в данное время?

Валерий Хомяков: Ну, тоже, как говорится, поживем - увидим, способна или не способна. Действительно, пока программы нет. Но я сегодня посмотрел в Интернете – вроде бы, что-то уже появляется, или появилось, - семь пунктов антикризисной программы. Не буду их перечислять. Один из пунктов, который меня порадовал, - что все-таки мы не закрываем для импорта окончательно свои границы, не занимаемся протекционизмом в том виде, в каком мы этим занимались одно время, в советское время - в данном случае имеется в виду. И надеюсь, что вот то, что там я прочитал, по крайней мере (а надо более внимательно изучать ее), тот пункт, который говорит о том, что надо повышать внутренний спрос на собственную продукцию, - это, безусловно, радует. Поскольку очевидно, что с импортом будут проблемы.

Что касается того, способна или не способна, то тут еще и другой есть вопрос. А вот партия «Единая Россия» (мы все-таки о партиях сейчас говорим), которая неплохо себя ощущала тогда, когда деньги сыпались со всех мест, сверху, снизу, сбоку, справа и слева, способна ли она в кризисных условиях ощущать себя ответственной партией? Вот это для меня главный вопрос. И на мой взгляд, пока ответа у меня нет, ни да, ни нет. Я ездил по регионам, там есть достаточно симпатичные активисты «единороссы». Но, вместе с тем, с внутрипартийной демократией, о чем один из наших слушателей говорил, конечно, огромнейшие проблемы. Все региональные отделения ждут указаний сверху, как правило, какая-то инициатива на местах, безусловно, есть. И очень бы хотелось, чтобы там все-таки возникла некая дискуссия, внутрипартийная дискуссия о том, что должна собой представлять партия «Единая Россия» в условиях, когда на нас надвигается вот этот кризис, в том числе и с социальными последствиями.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Зубов, депутат Государственной Думы от фракции «Справедливая Россия», бывший губернатор Красноярского края, считает принятую поправку формальностью.

Валерий Зубов: Формальная поправка, и ее содержание зависит исключительно от возможностей равного участия партий в выборах. Вопрос в том, как будет определяться победившая партия: в честной конкурентной борьбе или с помощью мощного административного ресурса. К сожалению, на сегодня возможности достаточно разные. Ситуация, конечно, меняется, к сожалению, чисто экономическим путем. Вот чего бы мне, как экономисту, не хотелось. Но, к сожалению, экономика заставит нас принимать более эффективные политические решения.

Валерий Хомяков: Да, действительно, многое будет зависеть от того, в каких условиях будут проходить выборы. Если это будет честная, равная, конкурентная борьба в условиях равного доступа к СМИ, о чем неоднократно заявлял президент Медведев, то тогда это один результат. А если будет опять-таки преобладать административный ресурс и «победа любой ценой», то тогда, конечно, мы получим... и все эти поправки, они будут сведены на нет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Есть такие понятия: субъект политики и объект политики. И вот кто представляется предметным значением субъекта и объекта? И как скажутся изменения на этих объектах? Причем еще и Россель пытался добавить что-то сегодня – до шести лет увеличить срок полномочий. То есть имеет ли это смысл для избирателей, для народа, являющегося объектом политики, как это на него повлияет?

Валерий Хомяков: Ну, я думаю, что, конечно, шесть лет – это многовато. У нас некоторые губернаторы сидят уже по 20 лет и более лет. Поэтому даже такая, казалось бы, недемократичная страна, как Китай, и то ввели жесткие ограничения – 10 лет на одной из руководящих должностей, не важно – председатель ли ты КНР или руководитель какого-нибудь шанхайского обкома. 10 лет – и до свидания, освобождай место, ищи преемника, чего хочешь делай, но это кресло ты должен оставить. У нас, к сожалению, пока преобладает именно вот это врастание в собственные кресла. А отсюда – заболачивание власти, и особенно на региональном уровне. Не будем эти регионы называть, они общеизвестны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Аллу Павловну. Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Позвольте мне не согласиться, господин Хомяков, с вами. Никакая это не зацепка, никакая это не щелочка. Это самый настоящий блеф! Президент блефует. И по-другому это назвать нельзя. И примером тому – выборы мэра в Мурманске. Вы посмотрите, как «Единая Россия» встрепенулась, что якобы агитация там была. А когда Путин возглавлял «Единую Россию», разве он не агитировал вплоть до дня выборов, когда были выборы в Думу? И все промолчали. А тут уже и избирательная комиссия поддержала, уже и суд готов решить, что выборы неправомерны.

Валерий Хомяков: Ну, в Мурманске победил не «единоросс». Да, он потом вступил в «Единую Россию», безусловно. А куда ему деваться?..

Владимир Кара-Мурза: Радиослушательница имеет в виду, что победил-то он победил, но сейчас будут оспаривать из-за того, что в день выборов он вел агитацию.

Валерий Хомяков: Я думаю, что вряд ли это все будет реализовано, на мой взгляд.

Что касается того, что Алла Павловна не согласна со мной, то я вижу зацепку. По крайней мере, если у нас пойдут более-менее, относительно свободные выборы и большая явка избирателей будет на осенних выборах, то тогда очевидно, что сложно будет применять административный ресурс. Чем больше явка – тем меньше его действие, и это общий закон, как говорится, он давно уже известен. Поэтому окончательный вывод о том, насколько этот закон все-таки прогрессивный, вот эти поправки, будет, конечно, ясен после осенних выборов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура. Здравствуйте.

Слушатель: Доброй ночи. Извините, пожалуйста, у меня вот какой вопрос. Когда господин Путин говорит о «Единой России», о партии парламентского большинства, а особенно с западными журналистами, чуть ли не европейского образца, понимает ли он, что эти проценты в Европе и у нас достигаются совершенно разными путями? Если бы в Европе таким путем, как у нас, они бы достигались, то они бы самораспустились.

Валерий Хомяков: Трудно отвечать за Владимира Путина. У меня самого есть масса претензий к «Единой России». И поэтому я думаю, что все-таки партия стоит сейчас на неком распутье. С одной стороны, да, она партия правящая, с другой стороны, ответственность высочайшая, и с третьей стороны, партия все-таки в этих условиях должна неким мониторингом заниматься и пытаться давать реальную картину - что же на местах происходит. В этом главная проблема, что, на мой взгляд, информация о том, что происходит на местах, каков уровень социальной напряженности, какие предприятия закрываются, сколько уволено, сколько безработных, если это идет от губернаторов, то понятное дело, что они здесь, конечно, карты передергивают, приукрашивают тут несколько картинку. Поэтому если «Единая Россия» способна стать партией, которая могла бы осуществлять эту обратную связь для высшего руководства, - это один вектор ее развития. А если она к этому не способна, ну, значит, ее постигнет та же судьба, что и общеизвестную нам всем партию, которая 72 года находилась у власти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина. Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я тоже не согласен с этой зацепочкой, с существованием этой зацепочки. Потому что я думаю, что это просто несогласованность или левая рука не знает, что делает правая. Левая рука изменила, а правая рука все это дело поправит в нужное русло. Спасибо.

Владимир Кара-Мурза: Имеется в виду, что в Послании Федеральному Собранию было сразу несколько инициатив, которые поэтапно вот с тех пор, уже три месяца, реализуются. Но, как ни странно, первым реализовали увеличение срока президентских полномочий.

Валерий Хомяков: Да, удивительно, но тем не менее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новокузнецка от радиослушателя Николая. Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте, «Свобода», слушатели и оппозиция. Честных выборов не будет, наверное, долго еще в России. Недавно Михаил Сергеевич Горбачев сказал, что «Единая Россия» является худшим вариантом КПСС. А вы как думаете?

И вопрос Николаю из Тулы. Что-то он не сказал, что в 2011 году президент хочет усиливать армию. К чему бы это? Спасибо.

Владимир Кара-Мурза: Ну, это не тема нашего сегодняшнего разговора. Про Горбачева мы вчера вспоминали - вчера была годовщина референдума.

Валерий Хомяков: Да-да, известная годовщина. Михаил Сергеевич, конечно, знает, о чем он говорит. Он все-таки был генеральным секретарем. И ему, конечно, КПСС досталась в самом худшем виде. Поэтому он, наверное, прекрасно отдает отчет, когда он охарактеризовал «Единую Россию».

А что касается моей оценки, то я думаю, что «Единой России» до КПСС еще, в общем-то, далеко, в хорошем смысле этого слова – далеко. Далеко не все плохо было в КПСС. По крайней мере, кадровая политика, политика кадрового резерва там осуществлялась достаточно эффективно. Да, многие вынуждены были вступать в Компартию, чтобы сделать карьеру политическую или карьеру производственную. Ни один директор завода... ну, были исключительные случаи, когда они были беспартийными, но в основном все были, безусловно, членами КПСС. Поэтому я думаю, что «Единой России» до КПСС в этом смысле очень далеко. И кадровая политика там очень и очень хромает, в чем мы убедились на прошедших выборах в отдельных регионах.

Владимир Кара-Мурза: Да. Но, тем не менее, сейчас тоже появляется некий кадровый резерв президента.

Валерий Хомяков: Да, это тоже любопытная история. Вроде бы, есть «золотая сотня» у президента, и тут появляются 300 спартанцев от «Единой России». Хотелось бы, конечно, понять: если «золотая сотня» у президента, то тогда – фамилии и в резерв на какую должность этот человек находится. То же самое и про «Единую Россию».

Владимир Кара-Мурза: Леонид Смирнягин, бывший член Президентского совета, усматривает в происходящем появление очередного рычага давления центра на регионы.

Леонид Смирнягин: Регионы у нас, по Конституции, располагают правом самим формировать свои органы власти. Такое жесткое предписание со стороны федеральной власти совершенно неуместно. Конечно, это резко меняет ситуацию в регионах, в той степени, в какой губернаторы все еще сохраняют относительное значение для региона. Я должен заметить, что уже давно для местных политических сил губернаторы не являются вершиной местной пирамиды. Они представители Москвы, центра. И это, конечно, хорошо для регионов, что центр теперь поближе, но для местных политических сил это люди, как правило, довольно посторонние. И с ними трудно иметь дело, потому что они могут быть сняты по вздорным часто поводам, скажем, по утрате доверия, в любой момент. И подобная, еще одна линия подчинения их правящей партии Кремлю еще более усугубляет вертикальность этой вертикали.

Валерий Хомяков: Да, Леонид Викторович, конечно, отчасти прав, и я думаю, даже не отчасти, а во многом прав. И у меня в этом есть огромные сомнения. И было бы, может быть, более справедливо и более правильно, если бы кандидатуры по этому будущему, новому правилу предлагало не федеральное руководство партии – три кандидата на пост губернатора, победившая партия, а региональные отделения. И тогда роль региональных элит, на мой взгляд, безусловно, усилилась бы. А теперь, естественно, опять-таки федеральный центр, партийный и федеральный центр. Собирается высший совет «Единой России» или центральный комитет, ЦИК КПРФ, или еще какие-то партии, и определяют. Вот мне кажется, что здесь, конечно, огромный ущерб для того, чтобы у нас, действительно, реальная многопартийность развивалась на региональном уровне. А пока этого нет, говорить о нашей многопартийности в широком смысле слова просто смешно.

Владимир Кара-Мурза: Может быть, стоило бы увязать принадлежность губернатора к местному Законодательному собранию, как это сделано с сенаторами?

Валерий Хомяков: Может быть. То есть сделать так, как раньше были председатели исполкомов, например. Я думаю, что здесь, конечно, это было бы, с одной стороны, хорошо и давало бы свободу большую политическую, маневр на региональном уровне, но тогда федеральный центр здесь совершенно не при чем. И естественно, такой рычаг он от себя сейчас не отпустит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега. Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Прежде всего, я хотел бы сказать, что это не только в советских исполкомах было, но и существовавшие всегда в ФРГ местные председатели земельных правительств, они члены ландтагов. Поэтому это вполне демократический способ.

А вопрос у меня вот какой. В последнее время было высказано очень много Медведевым предложений, можно сказать, разных, но интересных. Например, было такое предложение – засчитывать предварительное заключение с некоторым коэффициентом. Никакой реакции на это не последовало. Затем было предложение освободить беременных женщин. И реакцию мы хорошо знаем - как отфутболивают дело сотрудницы ЮКОСа. Наконец, уже совсем поразительный факт, поскольку здесь не нужно никакой даже законодательной инициативы. Президент буквально несколько дней назад сказал, что не следует освобождать досрочно насильников-педофилов. И буквально через день мы узнаем, что освобождают бывшего какого-то местного депутата, который не отсидел и половины срока за изнасилования гомосексуальные. Скажите, пожалуйста, вот эти все инициативы, имеют ли они какие-то реальные последствия или это просто бюрократия выхватывает то, что ей нравится, из заявлений президента, а остальное игнорирует?

Владимир Кара-Мурза: Ну, засчитывать предварительный срок – это Крашенинников предлагал, а не сам Медведев. И то, конечно, тогда сразу подумали, что под это подпадут Лебедев и Ходорковский, и спустили это на тормозах.

Валерий Хомяков: Ну да. Безусловно, спасибо Олегу за то, что он напомнил о том, как в Германии формируется исполнительная власть. Действительно, это так, в соответствии с Конституцией этой страны, которая является федеративной республикой. Так же, как и мы. Хотя там федерализма больше, чем у нас, на порядок, по крайней мере.

Что касается того, о чем Олег рассуждал. Ну, безусловно, Олег прекрасно понимает, и радиослушатели понимают, что наследство Дмитрию Анатольевичу досталось не самое сладкое. Вертикаль власти, которая выстроена за восемь лет, она, безусловно, будет сопротивляться любым попыткам как-то ее изменить, эту вертикаль, демократизировать хотя бы часть этой вертикали. А отсюда, естественно, бюрократия всесильна, и она пытается, мягко говоря, забодать то, что им не нравится из предложений президента, замотать, положить под сукно и так далее – выражений в русском языке очень много и достаточно. Поэтому, на мой взгляд, идет определенная борьба, безусловно, на самом верху. А чем она закончится?.. Поживем – увидим, опять-таки я повторюсь. Но думаю, что все-таки... хотелось бы быть опять-таки оптимистом, надеюсь, что Дмитрий Анатольевич Медведев найдет политическую волю, политические силы для того, чтобы сломать вот это огромнейшее сопротивление бюрократического аппарата.

Владимир Кара-Мурза: Анатолий Локоть, первый секретарь Новосибирского обкома КПРФ, член думского Комитета по вопросам местного самоуправления, видит в происходящем дополнительный признак наступления партии власти.

Анатолий Локоть: Это последовательное закрепление положения партии власти у нас в стране. Совершенно очевидно, что с применением административного ресурса партия власти получает большинство в регионах, о чем последние выборы говорят. И тем самым дальше логически ставится под контроль партии власти исполнительная власть на местах. Что касается муниципалитетов, то это влияние закрепляется тем, что сегодня рассматривается законопроект, и видимо, будет он в первом чтении принят, который позволяет на муниципальном уровне большинством в Советах отзывать полномочия глав муниципалитетов на местном уровне. Поэтому я считаю, что сегодня идет последовательное закрепление позиций партии власти у нас в стране.

Валерий Хомяков: Ну, это очевидно, безусловно, любая партия власти в любой стране пытается закрепить свои позиции. И то, как это делается у нас, ну, наверное, тоже мало хорошего. Но хотелось бы пожелать, чтобы КПРФ, безусловно, использовала ту весьма благоприятную для нее складывающуюся ситуацию и кое-где потеснила бы партию власти, как она сделала в Твери, например.

Что касается муниципальных вещей, связанных с отзывом глав муниципальных образований, то я тут согласен. Безусловно, ситуация, как мне кажется, очень неоднозначная, в том числе и связанная с вопросом о легитимности. Если мэра избрал весь город Смоленск тот же, и вдруг собирается городской совет Смоленска и его отзывает. И всегда можно придумать, найти причины – почему. Поэтому здесь я согласен полностью с коммунистом, хотя, может быть, далеко не разделяю идеалы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Георгия. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Страна с 1996 года игнорирует свои политические права, не желая бороться за свои интересы, а у власти уже полная растерянность, и никакой вертикали власти уже нет. И они это прекрасно понимают, и уже не знают, что делать. А те кандидатуры, которые были назначены, они просто-напросто еще усугубляют ситуацию. Я думаю, что когда будет полный развал, повторение 1991 года, дежавю, то будет полная ревизия ельцинско-путинского курса, а это самое страшное.

Владимир Кара-Мурза: Но при Ельцине были все-таки прямые выборы губернаторов.

Валерий Хомяков: Да, безусловно. С Георгием я бы мог согласиться. И мог бы привести один из примеров достаточно общеизвестных, когда Владимира Радченко назначили руководителем Управления налоговой службы по Дагестану, и вроде бы, все приказы были подписаны. Он туда приехал, а ему пистолет к голове: «Ты чего здесь появился?». «Зачем ты в наш колхоз приехал? Зачем нарушил наш покой?». Поскольку это кресло всегда, по дагестанским обычаям, принадлежало лезгинам. И тут, конечно, вот это давление было высочайшим. Президент Муху Алиев очень долго отмалчивался, дней 12, а потом все-таки встретился с Медведевым, убедил того изменить, повлиять на решение налоговой службы. Я не знаю, чем эта история закончилась. Но, как мне кажется, все-таки...

Владимир Кара-Мурза: Отозвали его.

Валерий Хомяков: Нет, отозвали-то отозвали, но федеральный центр, как мне кажется, должен был жесточайшим образом разобраться с теми людьми, которые, в общем-то, третировали федерального чиновника. Вот пока я не знаю, чем эта история закончилась. Поэтому тут с Георгием я согласен. Кое-где уже начинает сбоить.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Лысенко, сопредседатель незарегистрированной Республиканской партии России, бывший заместитель главы думского Комитета по региональной политике, уверен в том, что положение только ухудшается.

Владимир Лысенко: Кремль с «Единой Россией» - все решается, как бы усилить их власть в нашей стране и как бы взять под контроль все остальные политические движения и политические партии, а особенно оппозиционные. Если раньше даже Юрий Михайлович Лужков выступил за то, что пора уже и избирать губернаторов, столько времени прошло, Кремль тогда жутко рассердился и сказал, что не будет никаких избраний, а будет исключительно назначение губернаторов. Эта ситуация, бесспорно, приведет к тому, что появятся там еще четыре-пять губернаторов от других политических партий, типа КПРФ, ЛДПР. Ну а в целом все эти люди хотят показывать, что вот что-то они делают хорошее для страны. Но, на самом деле, вот то, что они предлагают, - это абсолютно ничего не меняет в лучшую сторону. И поэтому почти каждый месяц какая-то новация идет очередная, которая все больше ухудшает позицию демократических сил и все больше усиливает всевозможные авторитарные построения кремлевской администрации.

Валерий Хомяков: Ну, я все-таки бы отделил «Единую Россию» от Кремля. Хотя многое там переплетается и совпадает, но прецеденты есть. И то же назначение Никиты Белых, далеко не «единоросса», оно... ну, некий сигнал уже был послан элитам. Ну, президент посылает некий сигнал: «Для меня, для президента, членство в «Единой России» - это далеко не самый главный фактор для того, чтобы его назначить на должность, может быть, не самого успешного, но все-таки региона». Такого, как Кировская область. Наверное, идет борьба внутренняя там, безусловно, серьезная. Конечно, с Владимиром Николаевичем тут сложно спорить. И понятно, что «Единая Россия» хочет доминировать. Но доминанта – мартовские выборы – безусловно, уже поставлена, ну, если не под сомнение, но чуть-чуть уже покрылась некой коррозией. И опять-таки вот эти примеры, о чем я говорил в начале передачи. Кое-где доминирование начинает сбоить, и это уже вносит какие-то, хоть небольшие, но надежды на то, что ситуация может поменяться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича. Добрый вечер.

Слушатель: Страна, добрый вечер. Я просто хочу напомнить, как проходили выборы президента 2 марта. Рядом со мной находится школа, участочек интересный. Я пришел и целый день контролировал просто количество граждан, посещающих выборный процесс. Ну, насчитал в общей сложности человек 18. Я не знаю, откуда Медведев взял 78 процентов. Это первый вопрос.

И второй вопрос. Складывается такое впечатление, что вот эти (вы извините, я слово скажу нехорошее) маразматики из Петербурга не понимают, что тысячелетие третье, новое, страна идет вперед, и весь мир идет вперед. И вот этими старыми, совдеповскими методами возвращать страну обратно, узурпировать власть... Я не понимаю, такое впечатление, что это заноза в заднице России. Спасибо. Извините.

Валерий Хомяков: Действительно, да. Ну, Владимир Иванович, конечно, молодец, что он отсчитал всех избирателей на своем участке. Было бы неплохо, если бы, конечно, эти наблюдатели подобного рода, активные люди принимали и отслеживали ситуацию и на региональных выборах. Они, может быть, не столь интересные и любопытные, как выборы президента, и не столько судьбоносные, как выборы президента, но они, на мой взгляд, могут дать нам осенью весьма интересную картину. Поэтому хочется пожелать Владимиру Ивановичу просто, чтобы он еще более активно работал, в том числе и на региональных выборах.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я вот заметил, эти последние выборы – это какая-то деградация. Была только «Единая Россия», других уже не было. Ну, там вообще абсолютные нули. Вот такого никогда не было. Я помню предыдущие выборы, там были люди какие-то амбициозные, а здесь... даже смотреть на их лица было очень неприятно, конечно.

Владимир Кара-Мурза: Наш радиослушатель имеет в виду, наверное, местные выборы сейчас, которые прошли в единый день голосования в Санкт-Петербурге.

Валерий Хомяков: Это просто подтверждает то, что огромная кадровая проблема есть у «Единой России». Конечно, любой, допустим, председатель политсовета регионального отделения «Единой России» видит себя депутатом будущей Государственной Думы, и естественно, он заинтересован в том, чтобы люди, которые его окружают, были значительно слабее как в интеллектуальном уровне, так и в этом. Вот я об этом уже говорил, и я думаю, что не только я, но и многие об этом говорят, что... Мне кажется, что если «Единая Россия» хочет сохраниться как партия, то она должна серьезнейшим образом пересмотреть свою кадровую работу и взаимоотношения между федеральным центром и региональными отделениями. Диктат сверху уже никому не интересен, а он приводит только к тому, о чем говорил Сергей сейчас.

Владимир Кара-Мурза: Да, там произошел примечательный случай – вот этот конфликт сына Бориса Грызлова с местным отделением «Единой России».

Валерий Хомяков: Интересная тоже ситуация. Как говорится, дети за отцов не отвечают, и отцы за детей тоже. Но здесь вот весьма любопытно, на мой взгляд, показательно. И это хорошо характеризует сына Бориса Грызлова. Значит, не все еще потеряно, и есть некий оптимизм.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Господин Хомяков, мне кажется, что вы очень много надежд возлагаете на нашего президента. По-моему, не на того...

А вопрос у меня такой. Вот весь этот камуфляж, мне кажется, - это спускание паров. И не кажется ли вам, что все это приведет к развалу России? Спасибо.

Валерий Хомяков: Ну, а что еще остается делать, как не надеяться на нового президента?.. Пока у меня надежды остаются, и я буду говорить об этих надеждах. Иного выхода у нас нет. Мы с вами не первый год, как говорится, замужем, многое видели, что происходило в нашей стране за последние 20 лет. И откровенно говоря, остается только пожелать Дмитрию Анатольевичу, чтобы... хотелось бы верить в то, что он, действительно, искренен в том, что необходима аккуратная, но корректировка существующей политической модели, в которой мы живем.

Владимир Кара-Мурза: Людмила Нарусова, сенатор от Республики Тува, вдова первого губернатора Санкт-Петербурга Анатолия Александровича Собчака, считает, что принципиально ничего не изменилось.

Людмила Нарусова: Хочу напомнить, что эта идея была озвучена еще в послании президента, поэтому правящая партия приняла это в качестве выполнения таких указаний. Поэтому здесь нет ничего удивительного. Как принято говорить теперь: тренд в эту сторону наметился уже давно. Я думаю, что это ничего не меняет, потому что сам порядок назначения губернаторов Законодательными собраниями, который был определен еще несколько лет назад, ничего не меняет, потому что все равно губернатор оказывается не избранным всем населением. И это не вполне демократично.

Валерий Хомяков: Могу только согласиться с Людмилой Борисовной. Хотелось бы просто узнать, как «Справедливая Россия» в Думе голосовала. По-моему, за этот закон, поскольку, очевидно, Владимир, то, что вы назвали – 52 «против», скорее всего, это...

Владимир Кара-Мурза: Да. Но посмотрим, как она проголосует на той неделе в Совете Федерации.

Валерий Хомяков: Как она проголосует в Совете Федерации, куда он пойдет после третьего чтения.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Казани от радиослушателя Рашида. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Я, наверное, буду продолжать то, о чем говорили. Мы наступаем на старые грабли. Я вот казанец, и конечно, слежу за деятельностью наших лидеров - Камиль Исхаков, Колесов. Ведь все-таки их опыт был негативным. Неужели нельзя как-то от этого уйти?

Валерий Хомяков: Мне ничего не говорят эти фамилии...

Владимир Кара-Мурза: Был конфликт, по-моему, внутри администрации...

Валерий Хомяков: А! Да-да, я все вспомнил. Ну, я не знаю... Наверное, все-таки Татарстан заслуживает того, чтобы там все-таки власть освежилась. Спасибо Минтимеру Шариповичу, он взял республику в самое сложное время, и тогда удалось избежать того, что нам грозила ситуация, связанная с Чечней. Ну, все-таки время берет свое. И наверное, пора уже подумать о том, чтобы власть в Татарстане была новой, свежей. Новая кровь, она всегда освежает, в том числе и власть. И вот это заболачивание власти, оно становится в значительно меньшей степени.

Владимир Кара-Мурза: Вот если избрание и назначение губернаторов осуществляется в новом порядке, то пока выборность мэров еще сохраняется. Валерий Алексеевич, вот как вы оцениваете ситуацию, складывающуюся в Сочи?

Валерий Хомяков: В Сочи любопытная ситуация. Судя по всему, газеты пишут, и я с этим согласен, получается, что это третья столица, но только на Юге. Хотя это, в общем-то, если говорить об административном качестве, в принципе, районный центр, но тем не менее. Очень большой и интересный набор. И Борис Немцов, я считаю, совершенно правильно поступил, что решил испытать себя на своей исторической родине. Понятно дело, что двигаются туда и люди весьма любопытные с точки зрения одиозности в какой-то мере, не будем их называть. Меня удивило то, что и Волочкова, вроде бы, якобы, ну, если не согласилась, то почти согласилась. Поэтому выборы, на мой взгляд, будут неким ответом на очень многие вопросы, о чем наши радиослушатели и говорили.

А пройдут ли они в честном формате? Я сомневаюсь. Наверное, будет жесточайшее давление на Бориса Немцова, безусловно. Но самое любопытное – каким это давление будет. Если в бюллетене Борис Ефимович окажется – это один вариант. Нет – тогда понятно дело, что надежды, которые, в том числе и я питаю здесь по поводу вот этих небольших изменений в законодательстве, они весьма тщетны. Выборы будут интересные. Интриг много. Кандидатов полно, и это достаточно известные люди. А как поведет себя там администрация Краснодарского края, Администрация президента, «Единая Россия» и другие партии, примут ли участие... По-моему, там от КПРФ выдвиженец уже есть. Поэтому надо очень внимательно следить. И с удовольствием мы бы поговорили после их результатов.

Владимир Кара-Мурза: Вот сегодня арестован мэр Орла. На днях вышел из заключения мэр Твери. Подтверждает ли их судьба существование неких иных рычагов давления на всенародно избранных политиков?

Валерий Хомяков: Ну, наверное, это разные вещи, на мой взгляд. В Твери была очень серьезная история, когда посадили, по-моему, весь городской совет, ну, если не весь, то точно половину депутатов в свое время. И мэр Твери сел по обвинению в коррупции. В Орле немножечко другая история. Ну, отчасти, конечно, это подтверждает, что можно любого мэра столичного города, областного центра в данном случае, взять и упечь его за решетку, если он чем-то неугоден. Хотелось бы, конечно, чтобы были попытки... и вы помните, у «Единой России», но только это было в том созыве, были попытки еще и избавить, в плохом смысле этого слова, нас от выборов мэров областных центров. Но, слава Богу, эта попытка была отвергнута, в том числе и Кремлем, она не прошла. Противостояние мэров и губернаторов, оно, действительно, присутствует, уровень их легитимности очень разный: один – назначенец, второй избран людьми. И вот по Смоленску, а я там бывал достаточно часто, я вижу, что ситуация там будет весьма неоднозначной между губернатором и новым мэром.

Владимир Кара-Мурза: Вот разная судьба у тех законов, которые вошли в пакет, озвученный президентом Медведевым в Послании Федеральному Собранию. Валерий Алексеевич, как вы считаете, за каким законопроектом очередь? И как может быть реализован законопроект о том, что из партий-аутсайдеров по одному лидеру списка войдет в следующую Государственную Думу?

Валерий Хомяков: Ну, я как-то не очень... я понимаю, что этот законопроект будет принят, поскольку президент сказал, а «Единая Россия», наверное, не обеднеет от того, что лишится одного, трех или четырех мандатов.

Владимир Кара-Мурза: А может быть, не за ее счет как раз будут мандаты, а за счет коммунистов.

Валерий Хомяков: Ну да, понятно, у кого они заберут. И я думаю, что в каком-то смысле это, конечно, мелкая подачка. Было бы совершенно правильно, если бы был снижен порог с 7 процентов до 5-ти. Было бы правильно, если бы была допущена возможность формирования блоков, как это было в 1999 году, когда то же «Единство» появилось как блок нескольких партий, Союз правых сил. Было бы правильно, если бы все-таки у нас были допущены к выборам не только политические партии, но и политические движения – тогда возможность игры и конфигураций политических, она была бы значительно шире. Поэтому пока это все, как говорится, мертвому припарки.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Алексеевич, как вы думаете, может ли в условиях начавшегося кризиса возобновиться деление России на «красные пояса», симпатизирующие коммунистам или левым силам, и прокремлевские что ли, в старом понимании этого слова?

Валерий Хомяков: Я думаю, что мы к этому не придем. Сейчас деление, судя по всему, идет несколько иначе: село голосует за «Единую Россию», а города – очень серьезный рост именно протестных настроений. Поэтому областные города, и Тверь, Смоленск это подтверждают, они как раз являются не «красными», они являются центрами роста протестных настроений. Там сложнее применять административный ресурс, потому что больше наблюдателей, чем на селе, допустим. Вот это деление есть – между городом и деревней. У нас как была, так и существует огромнейшая игра.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Алексеевич, а как вы считаете, какое будущее ждет тот законопроект, который сегодня принят Государственной Думой пока во втором чтении?

Валерий Хомяков: Я думаю, что он будет принят очень быстро. Я надеюсь на то, что все-таки мы увидим, как он будет реализовываться, ближайшей осенью. Я думаю, что он будет применяться уже именно осенью. Поэтому хотелось бы, чтобы он все-таки дал некую возможность политической альтернативы на региональном уровне.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG