Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Яблоков: "Радиоактивные отходы должны перерабатываться там, где они образуются"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие лидер "Зеленой России" Алексей Яблоков.

Михаил Саленков: Российские экологи сегодня проведут информационный пикет для жителей района Автово в Санкт-Петербурге. Через этот район пройдет железнодорожный состав с партий обедненного гексафторида урана, крупнейшая за последние несколько лет партия отходов с европейского уранового завода. Судно с грузом прибыло в порт Петербурга накануне. На Всероссийском экологическом форуме в эти выходные в связи с прибытием этого груза "Гринпис" и движение "Экозащита" инициируют обращение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.
Мой собеседник - известный российский эколог, лидер фракции "Зеленая Россия" партии "Яблоко" Алексей Яблоков.
Насколько, на ваш взгляд, хорошо жители России информированы об опасности и, вообще, о перспективах в связи с ввозом этих отходов?

Алексей Яблоков: Вопрос очень хороший, потому что насколько хорошо информированы жители в России по поводу радиоактивных отходов и конкретно гексафторида - ответ двоякий. По поводу гексафторида и всяких деталей информированы очень плохо, и это связано с тем, что нам атомная индустрия очень неохотно дает реальные данные и все такое прочее. А вот в принципе по ввозу радиоактивных отходов из других стран информированы очень хорошо и давно. Когда атомная индустрия настаивала и изменила в результате, в конце концов, в 2000 году закон, по которому стало разрешено ввозить радиоактивные не отходы, а вот вроде бы для переработки что-то и так далее, тогда мы попытались провести референдум. Не удалось, потому что нам не дали. Мы собрали 2 миллиона подписей. Так вот, собирая эти подписи, и потом были несколько раз всякие общественные опросы - более 90 процентов россиян однозначно против ввоза радиоактивных отходов, материалов, как угодно, как атомщики ни называют, в Россию. Вот в этом отношении россияне очень хорошо информированы, и очень четкая позиция, которая на протяжении 10 лет не меняется.

Михаил Саленков: Целую серию акцию экологи намерены провести, в частности, это будет разъяснительная работа с жителями одного из районов Петербурга, где пройдет груз. И путь этого состава с отходами из Санкт-Петербурга в Сибирь будет отслеживаться, и по ходу состава будет измеряться радиационный фон. Наверное, это не в первый раз делается.

Алексей Яблоков: Результаты измерений неизвестны: если вы находитесь вблизи от этого состава, то это опасно; если вы находитесь, не знаю, на платформе железнодорожной, мимо которой проходит поезд, это неопасно. Конечно, вот это измерение фона и все остальное прочее - это мои коллеги привлекают внимание просто к этому моменту. Слава богу, не было никаких аварий, разгерметизации этих контейнеров. В результате это переработки... Мы же видим весь процесс, мы против этого процесса. Понадают нам, говорят - материал для переработки, вроде бы хорошо, люди заработают деньги в Свердловской области или в Ангарске. На самом деле у нас остаются радиоактивные отходы после этой переработки. И Россия становится все более и более насыщена радиоактивными отходами. И это нам не нравится, это неприемлемо, это политически неприемлемо, если уж на то пошло, не только экологически, но и политически. Мы не хотим, чтобы Россия превращалась в отхожее место для других стран, для отходов других стран.

Михаил Саленков: Глава Росатома заявил, что в 2009 году истекают сроки контрактов с западноевропейскими компаниями, которые вот эти грузы в Россию поставляют, и продлеваться они не будут. Таким образом, вот эта тема исчерпана?

Алексей Яблоков: Нет, к сожалению, не исчерпана, потому что, во-первых, атомщикам верить на слово абсолютно нельзя, понимаете, они говорят одно, а делают другое. Кириенко - то же самое, а перед ним и другие руководители отрасли говорили: "Ну, что вы, никогда в жизни не будем строить атомные станции, если народ этого не хочет". Но тут же сами же препятствуют проведению объективного опроса общественного мнения. Сколько они нам говорили, что у них вот-вот на подходе безопасный атомный реактор, внутренней безопасности. Где он, этот реактор? Какие они собираются строить атомные станции? Они нам говорили, что у них разработаны методы обращения с радиоактивными отходами, не бойтесь, долгоживущие, мы переведем их. Где эти методы? Нет! 30 лет они нас обманывают. Ну, очень хорошо, если на самом деле больше этих самых контрактов с западными странами не будет.

Михаил Саленков: Ваша позиция - в Россию ни на каких условиях нельзя ввозить ядерные отходы?

Алексей Яблоков: Ни в Россию, ни в Швейцарию, ни во Францию, ни в Германию, никуда, ни в какую страну нельзя ввозить радиоактивные отходы - это общий экологический принцип. Отходы должны перерабатываться там, где они образуются. Тогда промышленность или тот, кто образует эти отходы, будет нести за них ответственность. Вся эта эпопея с этими радиоактивными отходами, их захоронением, началась с того, когда Франция сказала Швейцарии "а ну-ка возьми свои высокоактивные отходы", которые были на переработке во Франции. Это был 1993-1994 год. И Швейцария стала панически искать место, куда бы можно отправить свои 300 тонн высокоактивных отходов. Вот с этого и начались все эти изменения законодательства российского и так далее. Другое дело, что совершенно прилично ведет себя Финляндия, которая сказала: "Мы свои радиоактивных отходы никуда скидывать не будем, мы ответственны за них. И хотя мы можем их ввезти в Россию (потому что Советский Союз строил атомные станции, и по международным правилам можно везти отработавшее топливо в страну происхождения), не повезем, потому что мы чувствуем моральную ответственность".
XS
SM
MD
LG