Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевое слово этой недели – "Наши"


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Марина Дубовик: В программе "Свобода в полдень" постоянная воскресная рубрика "Ключевое слово", которую представляет Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Ключевое слово этой недели – "Наши". В последнее время это молодежное движение заметно активизировалось. Одна из последних акций прошла во вторник, и в этот же день на волнах Радио Свобода прозвучало такое сообщение.

Андрей Шарый: Неподалеку от Хамовнического суда, где проходит процесс по новому делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, активисты прокремлевского движения "Наши" сегодня устроили пикет в поддержку обвинения. Короткий репортаж корреспондента Радио Свобода Максима Ярошевского.

Максим Ярошевский: Около 50 активистов движения "Наши" выстроились на площади Европы с флагами и плакатами в руках. Молодежь скандировала речевки "Ходорковский преступник!», «Место вора за забором!», «Требуем для вора строго приговора!".

Лиля Пальвелева: Мне на память, помимо "Наших" приходит еще только одно молодежное движение, название которого построено на оппозиции "свой – чужой". Это подмосковные "Местные". Стало быть, неместных уже принимать в ряды этого движения не следует? Что же касается "Наших", то все остальные значит "не наши", этакое враждебное окружение?
За комментариями обратимся к профессору Алексею Шмелеву, заведующему Отдела культуры речи Института русского языка имени Виноградова.

Алексей Шмелев: В русском языке слово "наши" обрело
определенные смысловые оттенки в советское время. Очень характерно его употребление Солженицыным по отношению к советским властям. Он рассказывает, скажем: "Я получил французскую премию за лучшую книгу года, наши - ни звука. Избран в Американскую академию, наши – ни ухом. В другую Американскую академию, наши и хвостом не ударили". "Наши", конечно, обозначает просто советских вождей.
А в его лагерной стихотворной пьесе "Пленники" полковник Русской императорской армии, пойманный СМЕРШем, говорит специально об этом слове:
"Наши, Ваня, это скользкое словцо.
Что в них наше? Звук фамилий? Русость на лицо? После всех расстрелов, лагерей, колхозов, уксуса из чаши-
Отчего б они вдруг стали н а ш и?"
Тут отчетливое нежелание ассоциировать себя с советскостью, которая в этот момент проявлялась в слове "наши".

Лиля Пальвелева: И не случайно потом, когда уже возникло молодежное движение, видимо, тут же появилось слово "нашизм". Языковая память об этих советской поры смыслах сработала.

Алексей Шмелев: Конечно. Есть целый ряд статей, авторы которых, вероятно, не сговариваясь, называли свои статьи "Обыкновенный нашизм".

Лиля Пальвелева: Ассоциация понятна, не следует ее и расшифровывать.

Алексей Шмелев: Разумеется. Само название этого политического образования – «Наши», возможно, отсылает к телевизионному фильму Невзорова, который появился в самом конце Перестройки, когда еще советские танки давили свободу в Вильнюсе. Я говорю несколько упрощенно, описывая тогдашнюю ситуацию. В названии "Наши" есть некоторая такая идея групповой солидарности. Вот если "свой человек" или «свои» обозначает принадлежность к некоторому узкому кругу, то "наши" – это, скорее, принадлежность к большому коллективу. Это радость человека, что он включен в некий большой коллектив. Мне кажется, что это, действительно, ассоциация с таким "знай наших", с боевым кличем "наших бьют!"

Лиля Пальвелева: Ну, да. Существовала такая деревенская традиция, когда те, что жили на соседней улице, были уже не наши, с ними следовало стенку на стенку биться.

Алексей Шмелев: Правда, я не думаю, что название движения прямо отсылает именно к этой деревенской традиции. Скорее, такая советская традиция называния "нашим" членов большого советского коллектива, к которому, в конечном счете, относился весь советский народ.

Лиля Пальвелева: В некотором (и недобром!) смысле это название мне кажется чрезвычайно удачным. Потому что помимо того, о чем мы с вами говорили, оно еще отсылает к таким подростковым инстинктам. Именно в юношеском возрасте принято сбиваться в кучки, обособляться от взрослых и, таким образом ощущать, что ты становишься защищеннее, сильнее.

Алексей Шмелев: Верно. При том, что одновременно этот коллектив определенным образом может расширяется. Сейчас уже советского употребления слова "наши" практически не осталось, но по-прежнему (и это совершенно естественно) во время спортивных состязаний болеют «за наших» и говорят: "Наши выиграли". "Наши" – это некоторая группа, к которой человек формально не принадлежит, если он не является членом этой футбольной или иной команды, но это группа, с которой он себя устойчиво ассоциирует.

Лиля Пальвелева: Алексей Дмитриевич, существуют или существовали прежде названия партий, в которых это местоимение присутствует. Первое, что вспоминаю – "Наш дом - Россия", уже не существующий. Можно ли сравнивать это, состоящее из одного слова название молодежного движения, и такие развернутые названия?

Алексей Шмелев: В развернутых названиях потенциал слова очень сильно смазан. Там, конечно, содержится идея, что мы все принадлежим той группе, которая своим домом считает Россию. Но вы понимаете, что в названии партии, когда целое предложение используется, это такая прямо выраженная некоторая мысль, но некоторый смысловой потенциал слова "наши" и в них присутствует и наличествует. Не случайно таких движений уже после создания движения "Наш дом - Россия" появлялось немало. Вспоминается "Наш дом - Израиль" в Израиле или движение "Наша Украина" на Украине.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG