Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге очень сложно попасть на прием к врачу-специалисту


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Евгения Назарец: В Петербурге стало очень сложно попасть на прием к врачу-специалисту. Дело не только в уменьшении финансирования медицины. Организаторы здравоохранения уверяют, что врачей узких специальностей в Петербурге, как и во всей России, избыток, а проблема возникает из-за того, что не хватает врачей общей практики. Петербургский корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская разбиралась в этой, на первый взгляд, парадоксальной ситуации.

Татьяна Вольтская: Сегодня, чтобы попасть к врачу по полису обязательного медицинского страхования, в государственных лечебных учреждениях города надо записываться в очередь, а так называемых узких специалистов в поликлиниках вообще остро не хватает. Между тем, на самом деле их в городе больше чем достаточно, все дело в плохой организации, говорит начальник отдела по работе с гражданами Территориального Фонда обязательного медицинского страхования по Петербургу Геннадий Лопатенков.

Геннадий Лопатенков: Во всем мире врач первичной помощи - семейный врач или врач общей практики - является регулятором доступа к врачам-специалистам. Они определяют распределение ресурса. Потому что иначе человек говорит - у меня заболела поясница, наверное, мне нужен невролог. А может быть не нужен невролог. Это сложный ресурс. К чему это приводит? У нас количество врачей-специалистов в Санкт-Петербурге больше, может быть, раза в два, чем в любом европейском городе. Но к врачу-специалисту не попасть - к офтальмологу не попасть, к эндокринологу не попасть и так далее. Слишком широко открыт доступ к врачам-специалистам. Но это не вина врачей, это беда. Потому что наши врачи первичной практики стали диспетчерами, участковыми терапевтами, вместо того, чтобы быть семейным врачом и врачом широкого спектра.

Татьяна Вольтская: А вот в области высокотехнологичных видов помощи в городе стало гораздо лучше.

Геннадий Лопатенков: Коронарное стентирование, стентирование мозговых артерий, операции на сердце - это чрезвычайно важные и нужные процедуры, которые, к счастью, в прошлом году впервые в нашем городе стали не только доступны, но и медицинские организации - городские и федеральные - реально начали конкурировать за пациентов, искать этих пациентов. Почему? Потому что реальные хорошие деньги за каждую конкретную операцию врачу за каждое оперативное вмешательство шли.

Татьяна Вольтская: Правда, шли они не по линии ОМС, а из бюджета - городского и федерального, а теперь в связи с кризисом высокотехнологичные виды помощи оказались под угрозой, говорит заместитель главного врача по хирургии петербургской Мариинской больницы Хасан Мусукаев.

Хасан Мусукаев: По тем направлениям, по которым у нас были городские квоты - это травматология, нейрохирургия, инвазивная кардиология так называемая. По ним у нас в прошлом году было небольшое количество квот. По разным профилям разное количество. Мы даже по нейрохирургии не выполнили городские квоты, то есть у нас остались. Но сейчас новых квот еще мы не получили, но все предупредительные разговоры в пользу того, что количество квот по всем профилям буду уменьшаться. В какой степени это будет - пока неясно. Примерно до 30 процентов квот мы не доберем по сравнению с прошлым годом. Прошлый год был очень благополучный для здравоохранения. В прошлом году мы в начале года знали по всем профилям сколько у нас квот, и могли планировать свою работу.
Я не думаю, что в этом году в Петербурге будет значительное улучшение высокотехнологичной помощи. Я думаю, что будет ухудшение. Мы сейчас пытаемся претендовать на федеральные квоты. Потому что у нас здесь современное дорогостоящее оборудование, есть специалисты.

Татьяна Вольтская: Хасан Мусукаев считает, что в этой области оказывать платные услуги невыгодно.

Хасан Мусукаев: Основная часть расходов уходит на закупку расходных материалов. А если люди заплатили большие суммы - и 250, и 300 тысяч - неблагоприятный результат всегда вызывает скандал. Появляются требования вернуть деньги. Но мы-то их израсходовали на расходные материалы. Как мы их можем вернуть?! Квоты намного лучше. Я думаю, что их не хватит. Я думаю, все равно где-то к концу года мы будем вынуждены все-таки опять оказывать платные медицинские услуги, чего мы не желаем.

Татьяна Вольтская: 10 лет назад Мариинская больница представляла собой развалины, теперь, она похожа на дворец, но Хасан Мусукаев боится, что если сейчас прекратится финансирование, все может постепенно вернуться на прежний плачевный уровень.
XS
SM
MD
LG