Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет после призыва. Пропаганда лженауки и борьба с ней


Владимир Тольц: 10 лет назад Президиум Российской академии наук призвал просвещенную российскую общественность к активному противостоянию пропаганде лженауки. Для объяснения, что означает этот термин, воспользуюсь цитатами из разъяснений, которые в разное время дал один из участников нашей сегодняшней передачи лауреат Нобелевской премии академик Виталий Лазаревич Гинзбург.

Лженаука – это утверждение, которое противоречит твердо установленным научным данным. Только так. Всякие идеи, которые полностью не опровергнуты – их ни в коем случае нельзя называть лженаучными.

Владимир Тольц: Академик Гинзбург неоднократно подчеркивал: лженаука – категория историческая. Например, «Знаменитый теплород – это было лженаукой в свое время?» - риторически вопрошает Гинзбург. И отвечает:

Нет, потому что тогда, когда не знали, что такое тепло, это была новая идея, она принесла какую-то пользу. Но если сейчас человек считает, что тепло – это, видите ли, жидкость, – он лжеученый.

Владимир Тольц: Ну, про теплород теперь вроде уже забыли. Да и изобретением вечного двигателя занимаются ныне либо безумцы, либо отчаянные прохиндеи. Но вот еще один, куда более актуальный пример, приводимый Гинзбургом:

Вот астрология. […] Еще 400 лет назад великий Кеплер составлял гороскопы. Его нельзя обвинить, потому что до того, как были известны законы движения планет, законы механики, – почему нет? Действительно, может, звезды и влияют? А когда выяснилось, что гравитационное действие планет (о звездах и говорить нечего) на человеческий организм ничтожно мало... вот я на вас действую гораздо сильнее, чем какой-нибудь Юпитер на вас действует... Это первое. А второе, были сделаны огромные статистические выкладки –взяли людей, родившихся в тот же день и в тот же час в огромном количестве, и проследили их судьбу. Выяснили, что никакой связи нет. Астрологию мы полностью опровергли, поэтому ее можно называть лженаукой. А до того нельзя было.

Владимир Тольц: Замечу при этом, что астрология, как и другие лженауки, продолжает успешно существовать. В чем-то, на мой взгляд, куда более успешно, чем российская наука, объявившая ей 10 лет назад «последний и решительный бой». Вот об этом 10-летии противостояния и пойдет сегодня речь.

Принятое 16 марта 1999 г. постановлением Президиума Российской академии наук обращение было адресовано научным работникам, профессорам и преподавателям вузов, учителям школ и техникумов, всем членам интеллектуального сообщества. Несмотря на комическую перекличку его названия с агитстендами хрущевской поры (озаглавлено оно было "Не проходите мимо!"), это обращение звучало весьма драматично:

В настоящее время в нашей стране широко и беспрепятственно распространяются и пропагандируются псевдонаука и паранормальные верования: астрология, шаманство, оккультизм и т. д. Продолжаются попытки осуществлять за счет государственных средств различные бессмысленные проекты вроде создания торсионных генераторов. Население России оболванивается теле- и радиопрограммами, статьями и книгами откровенно антинаучного содержания. В отечественных государственных и частных СМИ не прекращается шабаш колдунов, магов, прорицателей и пророков.

Владимир Тольц: Тогда, 10 лет назад, Президиум РАН призывал просвещенных людей России «активно реагировать на появление псевдонаучных и невежественных публикаций, как в средствах массовой информации, так и в специальных изданиях, противодействовать осуществлению шарлатанских проектов, разоблачать деятельность всевозможных паранормальных и антинаучных "академий».

Особо российские академики обратились к руководителям радио- и телевизионных компаний, газет и журналов, авторам и редакторам разного рода программ и публикаций. Напоминая им «об ответственности СМИ за духовное и нравственное воспитание нации», академики призывали «не создавать и не распространять псевдонаучные и невежественные программы и публикации», а напротив «всемерно пропагандировать достоинства научного знания, рациональное отношение к действительности».

Ну, вот, прошло 10 лет с тех пор, как Президиум АН призвал нас всех на борьбу с лженаукой... И что? – спрашиваю я директора Института истории естествознания и техники РАН профессора Алексея Владимировича Постникова.

Алексей Постников: Ну, я, естественно, как директор института академического, знаю, что у нас наш нобелевский лауреат академик Гинзбург очень активно в это включился и уже четыре сборника выпустил, очень серьезных, направленных против лженауки, всякого мракобесия и прочего.

Владимир Тольц: Кроме того, по инициативе академика Гинзбурга при Президиуме РАН была создана Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Виталий Лазаревич рассказывает мне:

Виталий Гинзбург: Как раз по моей инициативе они создали эту комиссию. Тоже не сразу с этим согласились, но создали комиссию и декларировали, так сказать, ее задачи: бороться с этой чепухой. Но председателем этой комиссии стал академий Кругляков – это физик из Новосибирска. Он из Новосибирска, я уже тоже был, во-первых, староват, и, во-вторых, так сказать, другими делами занят... В общем, коротко говоря, нам дали одну сотрудницу, которая работала в Академии и, между прочим, еще была секретарем этой комиссии. Вы представляете себе, как это много. Президиум совершенно равнодушно относится к этому делу, хотя, когда мы запрашиваем, что-то помогает. Например, Кругляков написал три книжки, они называются "Ученые с большой дороги". Они изданы в издательстве Академии наук. Кроме того, издается такой очень хороший журнал, называется он "Здравый смысл". Так что мы кое-что делаем. Но, конечно, это идет, как говорится, через пень-колоду.

Владимир Тольц: Лауреат Нобелевской премии академик Гинзбург.

За минувшие 10 лет созданная по его инициативе Комиссия по борьбе с лженаукой, да и руководство РАН неоднократно поднимали вопрос о необходимости государственной экспертизы тех научных проектов, которые финансируются из госбюджета. Упомянутая в академическом обращении разработка «торсионных генераторов», якобы дающих возможность увеличивать КПД до 200-300-500% - один из примеров такого финансирования лженаучных проектов. Как это возможно?

Виталий Гинзбург: Ну, некие мерзавцы и сволочи, мягко выражаясь, проникали в КГБ и в армию и так далее со всякими глупостями. И так как руководство было достаточно безграмотно, то они часто преуспевали.

Владимир Тольц: А вот как отвечает на мои недоумения другой академик Исаак Маркович Халатников:

Исаак Халатников: Всегда можно заморочить голову всевозможным организациям, которые паразитируют, скажем, на оборонной тематике и так далее, которые нашли ходы и выходы, как можно сосать военный бюджет, обещая сделать какие-то чудеса. И вот эти организации, они нуждаются в таких поставщиках лжеидей. И это остановить невозможно, потому что существуют большие группы людей, которые кормятся на этом, понимаете. Вы хотите оставить без работы людей, которые уже по 10-20 лет кормятся и обманывают свое начальство, руководство обещанием создать какое-то чудо-оружие? Обычно все кончается чудо-оружием. Поэтому с этим оружием бороться фактически нельзя. Вы хотите отнять хлеб у большой группы людей. Они были и при советской власти, и они, по-видимому, остались и теперь.

Владимир Тольц: А деньги-то остались?

Исаак Халатников: Ну конечно, потому что был такой, мы всех этих изобретателей называли сумасшедшими, и вот был такой Герловин, очень активный человек в Ленинграде, который там придумал новую теорию элементарных частиц и так далее. И главная его была идея, это как можно с помощью, это есть такой эффект, поляризация вакуума, это очень тонкий, для микроскопической физики эффект. Он предлагал с помощью поляризации вакуума взрывать, как говорится, противника. С ним вместе работала целая бригада морских полковников. И мы всячески отбивались от него, мы не хотели, главное, вступать ни в какие дискуссии. Это институт Ландау. Но, в конце концов, поступила просьба министра, выслушать его.

Владимир Тольц: Министр чего?

Исаак Халатников: Обороны. Это при советской власти было. Чтобы этого Герловина выслушали в институте Ландау. Ну, мы, естественно, не могли отказать. Он пришел в сопровождении группы этих морских полковников, и начал нам писать какие-то формулы. «А, - мы сказали, - формулы, хорошо! Тогда, пожалуйста, покажите, откуда они взялись?» Он сказал: «Вы знаете, я забыл, как они выводятся!» «А, - мы сказали, - тогда все! Больше к этому вопросу мы не вернемся». Больше он и не появлялся.

Владимир Тольц: Академик Исаак Халатников. Я уже коснулся упомянутых в академическом обращении 10-летней давности «паранормальных верованиях», в частности, астрологии. Академик Гинзбург говорит:

Виталий Гинзбург: В центральных газетах, несмотря на протест, в частности, мой, дают астрологические прогнозы. Это же позор просто!

Владимир Тольц: Виталию Лазаревичу Гинзбургу еще «повезло»: он редко смотрит телепередачи, которым в академическом обращении 1999 года был посвящен отдельный пассаж. А вот телекритик Бронислава Дмитриевна Тарощина рассказывает мне:

Бронислава Тарощина: Программ о паранормальных явлениях, их просто не счесть, их огромное количество. Причем, я не говорю о каких-то просто рекламных роликах, типа "госпожа Люба предлагает свои услуги". Каждый, в конце концов, зарабатывает деньги, как может. Это на маленьких кабельных каналах. Но, например, на канале ТНТ шла несколько сезонов и сейчас, кажется, продолжает идти программа, которая сделана очень качественно, называется "Битва экстрасенсов". Это такая матрица для откапывания этих экстрасенсорных талантов, и это уже целая такая субкультура, распространение которой просто невозможно остановить. Нет таких сил.

Владимир Тольц: Но ведь можно же, коли есть интерес к непознанному, вместо выдумок о паранормальных феноменах вести научно-популярные передачи и вместо ожидаемого возвращения на телеэкраны Кашпировского вернуть туда замечательных российских ученых?

Бронислава Тарощина: Если говорить коротко, то есть за те 10 лет, которые прошли с упоминаемых вами событий, случилось следующее. Научно-популярное вещание просто исчезло с лица земли, его нет. Если раньше еще были отдельные какие-то документальные фильмы, и можно было отловить хоть какие-нибудь программы или сюжеты, то теперь их нет. Науки вообще не существует на экранах, вообще. Ее просто не существует. Вот, понимаете, даже Гинзбург, такой потрясающий человек, я не помню, вот сейчас я с вами разговариваю, академик Гинзбург, который блистательно мыслит, он необычайно парадоксальный человек, дай ему Бог здоровья, кажется, он сейчас болеет, но еще несколько лет назад я все думала, когда он мелькал в новостях, ну, Боже мой, почему этого человека нет на экране? Но его нет, как нет миллионов других.

Владимир Тольц: Я не могу похвастать, что часто смотрю российское телевидение, которое еще 10 лет назад Президиум РАН корил распространением с экрана псевдонаучных знаний, паранормальных верований и просто дремучих суеверий. Но программу-то передач я же вижу! А там довольно часто значатся документальные фильмы на научные или околонаучные темы…

Бронислава Тарощина: По-моему возникло ужасное явление. Вот я слежу за телевидением довольно пристально, я много писала о трэш-культуре на телевидении, но я не думала, что появится трэшовая документалка, так называемая. Наверное, вы слышали о фильме «Плесень»?

Владимир Тольц: Нет, не слышал.

Бронислава Тарощина: Вы не слышали? Володя, жизнь прошла мимо!

Владимир Тольц: Ну, извините!

Бронислава Тарощина: Вы знаете, это такой удар по подсознанию. Когда все то, чего так страшно боятся люди, все это материализуется у них на глазах. Так вот, «Плесень», причем, это была абсолютно массированная атака, этот фильм шел на Первом канале, и анонсы начались сразу после Нового Года. Вот, не знаю, салат «Оливье», фильм «Ирония судьбы», и тут же какой-то загробный голос сообщает» «она появилась на Земле 200 миллионов лет назад, она убивает и спасает, ее называют хлебом дьявола или плевком Бога...» Дальше на экран наплывает что-то серое, аморфное, утробное, и угрожающая надпись «Плесень». Потом мы, наконец, вот эту «Плесень» увидели, смесь ужаса и надежды на нас обрушили. Ну что вам сказать? Вот, что такое трэш? Это когда вместе Григорий орлов, и Тутанхамон, и Екатерина Великая, и арабские шейхи, Москва и Лондон. И когда это все вместе, вам не дают вообще, это все такой клиповый монтаж, вам не дают ни секунды задуматься, а что, собственно, происходит? Что происходит с этой плесенью, почему она столь убийственна. То есть, понимаете, это такая даже не постмодернистская игра в реальность, которая приносит рейтинги, а это нечто, что способно начисто вышибить мозги, и еще это приносит очень хороший рейтинг. Вот такое новое направление в науч-попе. Я понимаю, что «Плесень» принесла гигантские, вот такая вот массированная атака, массированная подача, она принесла, конечно, огромный рейтинг. Я думаю, что это направление будет развиваться.

Владимир Тольц: Телекритик Слава Тарощина.

Но откуда в современном российском обществе эта тяга к псевдонаучному знанию – ко всем этим парапсихологии, астрологии. И прочему? – спрашиваю я академика Халатникова.

Исаак Халатников: Я думаю, что это не только в российском обществе, это во всем мире. Люди соскучились по чудесам. Наука больших чудес сейчас не выдает, а людям нужно что-нибудь такое вообще, что потрясает, во-первых, все основы, это очень популярно. Вот, видите, есть наука, а оказывается основы ее можно потрясти и т.д. Ну, это потребность такой мещанской части общества.

Владимир Тольц: Академик Исаак Халатников. А вот что говорит о том же зав кафедрой социальной психологии МГУ профессор Татьяна Гавриловна Степаненко:

Татьяна Степаненко: Притягательность, во-первых, воссоздается, правда? То есть пропагандируются очень широко именно достижения псевдонауки. И вот эти паранормальные явления, они же интересные, они же захватывают, они же... Вот если барабашка где-то там бегает, ведь это же интересно. А если это какая-то теоретическая физика и растяжение, вплоть до Нобелевской премии, кому это интересно? Это для широких масс скучно. Тут вот, вообще-то, на мой взгляд, замкнутый круг получается. С одной стороны, людям интересно, и их подталкиваю к этому – им тогда еще больше интересно. И вот на телевидении высокий рейтинг достигается, безусловно. А то, что люди верят в это, так люди вообще, во что угодно могут поверить, это, собственно говоря, такое психологическое свойство человека – верить. Человек слаб.

Владимир Тольц: То есть, я Вас верно понял, что это все пропаганда псевдонауки, которая довольно активно ведется по телевидению, да и в печати?

Татьяна Степаненко: Да, да.

Владимир Тольц: Она рассчитана на не очень просвещенных людей?

Татьяна Степаненко: Ну, в первую очередь, безусловно, на нашем телевидении вообще все рассчитано на не очень просвещенных людей. Во всех областях. Если это какие-то программы развлекательные, то они тоже чаще всего самого низкого уровня. А в основном, люди-то непросвещенные.

Владимир Тольц: Тогда, может быть, на этом фоне более эффективной в социальном плане была бы не пропаганда псевдонаучных знаний, а популяризация достижений науки?

Татьяна Степаненко: Эффективной с какой точки зрения? Для развития общества, для прогресса общества, безусловно, пропаганда научных знаний. Для рейтинга на телевидении и для оболванивания людей, безусловно, пропаганда псевдонаучных знаний.

Владимир Тольц: Так считает социальный психолог профессор Татьяна Степаненко. Надо учесть, что нынешняя телевизионная пропаганда псевдонауки идет в особых условиях надвигающегося на Россию кризиса. Вот что говорит об этом телекритик Слава Тарощина.

Бронислава Тарощина: Наши топ-менеджеры, такие вот, высокого класса, они придумали народ, для которого потом стали снимать телевизионные программы. Если людям ничего больше не показывать, если упаковать эти передачи в обертку и сначала убедить народ в том, что именно та обертка вам нужна, то Кашпировский идет очень хорошо, и Ури Геллер идет очень хорошо, и Плесень идет очень хорошо. Если не показывать альтернативных точек зрения, а показывать только это, есть ли в этом какое-то социальное благо, я не знаю. Мне кажется, что мы так стремительно движемся по пути кризиса, и протестные настроения будут так стремительно нарастать, что эта «таблетка счастья» уже не сработает. Причем, это ведь началось еще задолго до кризиса, ведь сейчас очень как-то принято кризисом прикрываться тотально. Но на самом деле, наша политическая, общественная жизнь такова, что она отличается какой-то феерической непрозрачностью. У нас нет политического вещания, ну, свобода слова, это вообще уже стало каким-то неприличным эвфемизмом. Поэтому у нас давно вот эти отвлекающие маневры, можно назвать это маркетинговым ходом, можно назвать это новым креативом, у нас давно вот эту вот зияющую брешь, которая должна припудрить отсутствие нормального функционирования какого-то телевизионного тела, скажем так, она прикрывается, конечно, вот этим различного рода развлечением. С другой стороны, где-то с середины лета очень стали педалировать такую вещь как чудо. Надежда на чудо. Вот у нас прежде было чудо ВВП, Владимир Владимирович Путин был наше чудо где-то с 2000 года примерно, как мне кажется до середины 2008 года. Дальше чудо как-то стало ослабевать, призвали «чудотворца» из-за рубежа. У нас был цикл программ и Ури Геллером, который назывался «Феномен». Потом решили, а зачем нам феномен заморский. Когда у нас есть свой, и призвали Кашпировского. То есть ставка на чудо, главная идея, это тоже отвлечь народ от размышлений и от того, что что-то в нашем королевстве идет не так, как нужно.

Владимир Тольц: Похоже, что, несмотря на все усилия российских академиков, особых успехов в их противостоянии с лженаукой мы не наблюдаем. Что же дальше? – Профессор Татьяна Степаненко:

Татьяна Степаненко: А это все зависит, куда пойдет развитие общества, как будет дальше складываться история российского государства. Потому что, если пойдет в сторону авторитаризма, тоталитаризма и так далее, и тому подобное, то, безусловно, псевдонаука победит, что называется. Знаете, это ведь в такие периоды наиболее развито. Если вспомнить, например, теорию авторитарной личности, то ведь вообще одно из свойств авторитарных личностей, тех, кто потенциальные фашисты, это ведь стереотипность мышления и подверженность суевериям. Вот это в фашистской Германии было такое. И вот если в эту сторону, то и дальше так же будет. А если в другую, то есть какая-то надежда.

Владимир Тольц: Признаюсь, надежды на окончательную победу науки над псевдонаукой у меня нет. «Кинг Конг жив!» И боюсь, что вечен! Но если б псевдонаучной дикости было б меньше, думаю, все бы, даже плодящие ее телевизионщики, только выиграли. Проиграли бы разве что изобретатели вечных двигателей и несоздаваемого сверхоружия. А эту потерю общество в целом вполне может перенести.

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG