Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Украинско-европейская декларация нарушила планы России


Европа, в отличие от России, отказалась от попыток контролировать украинскую ГТС, согласившись просто одолжить денег, отмечает Владимир Милов

Европа, в отличие от России, отказалась от попыток контролировать украинскую ГТС, согласившись просто одолжить денег, отмечает Владимир Милов

Вскоре после подписания Украиной и представителями Европы и Всемирного банка декларации о модернизации украинской газотранспортной системы соглашение попало под огонь критики российского премьер-министра Владимира Путина.

Еще во время переговоров сторон в Брюсселе министр энергетики Сергей Шматко отмечал, что Россию "смущает ярко выраженный двусторонний формат документов" — к участию в проекте главного поставщика газа по украинской магистрали пригласили фактически постфактум.


Вечером же высказался уже сам председатель правительства. "Мне кажется, что документ, о котором мы сейчас говорим, является, как минимум, непродуманным и непрофессиональным", — заявил Владимир Путин (цитата по "Интерфаксу"), подчеркнув, что обсуждать вопросы увеличения прокачки газа через Украины без России, этот газ поставляющей, "просто несерьезно". Можно было бы вернуться к идее создания международного консорциума российских, европейских и украинских компаний, который взял бы в аренду ГТС, не претендуя на собственность в ней, отметил премьер — несколько лет назад Россия, Украина и ФРГ подписали соответствующую трехстороннюю декларацию. Если же интересы Москвы в энергетической сфере будут игнорироваться, то она будет вынуждена "начать пересматривать принципы" в отношениях со странами Евросоюза.


Почему формально выгодное для России соглашение о финансирование магистрали для транспортировки ее газа могло разочаровть Москву? В эфире Радио Свобода об этом говорил президент Института энергетической политики Владимир Милов:


— Все попытки как-то поучаствовать в модернизации газотранспортной системы Украины, предпринимаемые и Россией, и Европой, в предыдущие годы были связаны с попыткой одновременно получить контроль над украинскими газопроводами. Россия прямо не скрывала этой цели. Европейские компании, представляющие различные страны ЕС, все время ставили вопрос так: мы готовы в этом участвовать финансово, но должны получить некоторую долю или в контроле над трубопроводом, или в управлении им. Пару лет назад на Украине был практически единогласно принят довольно жесткий закон, ограничивший возможность передачи контроля над украинской ГТС иностранцам.


В этой ситуации, на мой взгляд, возникло некое соревнование: кто быстрее предложит Украине условия финансирования модернизации газотранспортной системы, связанные с предоставлением заемных средств, а не с вхождением в контроль над газопроводами. Прошедшую в Брюсселе конференцию можно понимать таким образом, что европейцы через свои финансовые институты решили просто дать Украине взаймы для того, чтобы получить на выходе результат, то есть более надежно работающую газотранспортную систему, но отказались от идеи контролировать газопроводы на Украине.


Россия от такой идеи не отказалась. Более того, в январе, когда была вспышка газового конфликта между Украиной и Россией, премьер Путин говорил, что, в общем, Россия не отказывается от идеи поучаствовать в разного рода консорциумах по управлению украинской газотранспортной системой.


Безусловно, степень интеграции Украины с Европой по стратегическим вопросам в сфере энергетики возрастет. Я думаю, что Путин и "Газпром" как раз могут быть разочарованы. Потому что это означает, что для России вопрос о получении контроля над газопроводами в Украине теперь становится практически неразрешимым. По сути дела, украинцы уже почти что решили эту проблему через привлечение средств от европейских финансовых институтов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG