Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Уолл-стрит восторгом встретил очередной план стабилизации финансовой системы. Ведущий американский законодатель призывает к переговорам по противоракетной обороне. Рок семьи поэтессы Сильвии Плат


Юрий Жигалкин: Уолл-стрит восторгом встретил очередной план стабилизации финансовой системы. Ведущий американский законодатель призывает к переговорам по противоракетной обороне. Рок семьи поэтессы Сильвии Плат. Таковы некоторые из тем рубрики "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.
Гигантским скачком курсов акций откликнулся в понедельник Уолл-стрит на очередной план стабилизации банков, представленный президентом Обамой и министром финансов Гайтнером. Однако экономисты сомневаются в том, что финансовая система пошла на выздоровление. Рассказывает Аллан Давыдов.

Аллан Давыдов: Обнародованная в понедельник "Программа государственных и частных инвестиций" призвана помочь американским банкам избавиться от неликвидных активов, которые также называют "токсичными". Имеются в виду обесцененные облигации, выпущенные под ипотечные кредиты, проблема в том, что они не только остаются на балансе финансовых фирм, но и составляют значительный процент банковских капиталов, в то же время никто не знает какова их реальная стоимость. Кризис, связанный с "токсичными" активами, начался в прошлом году, когда сотни тысяч американских домовладельцев оказались не в состоянии погашать ипотечные займы.
"Программа государственных и частных инвестиций", которую курирует министр финансов Тимоти Гайтнер, предусматривает сотрудничество правительства и частных фирм в выкупе этих активов. Семь процентов стоимости бумаг оплачивает правительство, семь процентов - частные инвесторы, оставшаяся часть будет приобретаться за счет государственных кредитов. Пока на эту программу Вашингтон выделяет от 75 до 100 миллиардов долларов - из пакета мер по оздоровлению экономики, одобренного Конгрессом США в прошлом году. Участники государственно-частного партнерства в ходе проводимых тендеров будут сами определять стоимость выставляемых на продажу активов.
Прокомментировать правительственный план выкупа токсичных активов я попросил Чарльза Раули, профессор экономики Университета Джорджа Мэйсона в Вирджинии.

Чарльз Раули: Правительство рассчитывает, что частные инвесторы будут назначать за "токсичные" активы свою цену. Но подозреваю, что многие из этих активов заслуживают даже меньшую цену, чем ту, за которую правительство готово их приобрести. Есть основания опасаться, что частные инвесторы не будут заинтересованы в этих активах. С другой стороны, если рынок хорошо среагирует на начало скупки активов, они могут стать высокоприбыльными, и люди в этих условиях опять смогут утратить осмотрительность. Я опасаюсь, что правительство, пытаясь любой ценой оживить кредитную систему, закладывает семена будущих проблем, новых пузырей. Лично я бы в сегодняшней ситуации оставил "токсичные" активы в банках, с тем, чтобы банки избавлялись от них естественным путем. Пусть ряд банков даже лопнет - вклады защищены Федеральной корпорацией по страхованию депозитов, она переместит эти вклады в здоровые банки. На мой взгляд, министерство финансов и центральный банк должны быть озабочены лишь тем, как поддержать нужное количество денежной массы в обращении.

Аллан Давыдов: Интересно, что крайне скептически оценивает эту программу и нобелевский лауреат, экономист, влиятельный обозреватель Пол Кругман. В своем комментарии в "Нью-Йорк таймс" он критикует правительство за то, что оно готово ввести страну в новые долги, чтобы скупить ничего не стоящие ценные бумаги за гигантские суммы, используя минимальное участие частных инвесторов в этом предприятии лишь для отвода глаз.

Юрий Жигалкин: В понедельник к сторонникам идеи сотрудничества с Россией по противоракетной обороне прибавился влиятельный голос. Сенатор-демократ от штата Мичиган, председатель сенатского комитета по делам вооруженных сил Карл Левин, выступая на ежегодной конференции по ракетной обороне, высказался в поддержку этой идеи. Слово - Яну Рунову.

Ян Рунов: Сенатор призвал к серьезным американо-российским переговорам по иранской проблеме. По мнению сенатора, это может улучшить отношения между Вашингтоном и Москвой, послужить важным предупреждением Тегерану и изменить всю геополитическую игру.
Вот как прокомментировал заявление сенатора эксперт по проблемам национальной безопасности из фонда "Наследие" Бейкер Спринг.

Бейкер Спринг: Можно ли с помощью дипломатических переговоров улучшить отношения двух стран? Можно ли удержать Россию от военного сотрудничества с Ираном и разработать совместные меры по защите России и Америки от баллистических ракет? Думаю, можно. Но, не просто попросив российское правительство поступать разумно.

Ян Рунов: Что же может стать поводом для переговоров? Отказ Белого дома от размещения противоракетных систем в Центральной Европе?

Бейкер Спринг: Это будет неразумно по ряду причин. Потребность в противоракетной системе стала еще острее после того, как Россия объявила о планируемом обновлении своего ядерного арсенала и модернизации арсенала баллистических ракет и одновременно признала существование соглашения о военных поставках Ирану.
Но дело не только в защите от иранских ракет, способных достигнуть территории любой страны Европы и даже территории США. Опасность может исходить и от других стран. Например, если Пакистан окажется в руках радикального исламского режима, действия которого предсказать будет трудно, то в случае неожиданной опасности наши оборонные возможности будут ограничены. Здесь ранний перехват ракет с помощью противоракетных систем в Центральной Европе может сыграть решающую роль. Насколько я понимаю, российское руководство недовольно союзническими отношениями США со странами Восточной Европы, которые, как считает Россия, традиционно входят в сферу ее влияния. Я уверен, что ни нынешняя, ни какая другая американская администрация не станет нарушать уже существующие со странами Центральной и Восточной Европы договоренности о взаимной безопасности. У США и России есть вопросы, по которым сотрудничество возможно: это контроль над вооружениями, в том числе над ракетным оружием в связи с реальной возможностью ядерного терроризма.

Ян Рунов: Отстаивая свое мнение о возможности переговоров с Россией, сенатор Левин сослался на Михаила Горбачева, который на прошлой неделе в беседе с некоторыми сенаторами сказал, что обладающий ядерным оружием и баллистическими ракетами Иран представляет для России еще большую опасность, чем для Америки.

Юрий Жигалкин: Вкратце - о некоторых из новостей дня и о роке семьи поэтессы Сильвии Плат.
Пятнадцать из двадцати высших руководителей страховой компании "Америкен Интернэшнл Групп" заявили в понедельник о том, что они возвращают многомиллионные премии, которые они получили, несмотря на гигантские потери, понесенные компанией в прошлом году. Компания выжила лишь благодаря 170-миллирадной дотации правительства. Известие о том, что 160 миллионов из этой суммы пошли на вознаграждение работников, спровоцировали небывалое негодование в Конгрессе, Белом доме, прессе и прокуратурах нескольких штатов. Некоторые из менеджеров компании были вынуждены даже нанять охранников для своих домов и телохранителей. После призыва главы компании к подчиненным сдать деньги добровольно 50 миллионов долларов были возвращены. Прокуратура Коннектикута обещает не предавать гласности имена тех, кто возвратил премии, тем, кто не возвратил, такого обещания не дают.
За непомерную любовь к мясу многим людям старшего возраста придется расплачиваться несколькими годами жизни. В результате самых масштабных десятилетних исследований, в которых участвовали больше 500 тысяч человек, был полностью подтвержден тезис об опасности мяса. Его чрезмерное потребление, то есть, ежедневный бифштекс, гамбургер или сэндвич увеличивало смертность среди мужчин от сердечно-сосудистых заболеваний и рака на 20 с лишним процентом. Для женщин опасность фатальных сердечно-сосудистых проблем повысилась на 50 процентов, опасность рака - на 20 процентов. И это, так сказать, лучший сценарий, поскольку ученые набирали для исследования здоровых людей. Представители мясников и скотоводов отвергают то, что они называют происками критиков, и утверждают, что умеренное потребление нежирного мяса способствует предупреждению хронических заболеваний.
На Аляске в возрасте 47 лет покончил с собой Николас Хьюз, сын легендарной американской поэтессы Сильвии Плат, которая также покончила жизнь самоубийством, когда сыну был лишь один год. Рассказывает Владимир Морозов.

Владимир Морозов: До недавнего времени морской биолог Николас Хьюз был профессором университета штата Аляска. Неожиданно он уволился и открыл дома гончарную мастерскую. Пока никто точно не знает, что заставило его бросить работу и уйти из жизни. Мать покойного известная поэтесса Сильвия Плат сделала это гораздо раньше, в возрасте 31 год, вскоре после того, как ее с двумя детьми оставил муж. Но она страдала жесточайшей депрессией давно и несколько раз пыталась убить себя в детстве.
Так случилось, что через шесть лет после ее смерти и точно таким же образом (газом на кухне) отравилась и женщина, ради которой Сильвию Плат бросил муж. Склонность к депрессии и самоубийству может, так сказать, передаваться по наследству, говорит профессор Нью-йоркского университета психиатр Сю Варма. Но иногда, как в случае с Платт и новой женой ее бывшего мужа, тяжелая депрессия способна распространяться, почти как инфекция, слава богу, в гораздо меньшей степени, чем грипп. По мнению психиатра, более опасными, чем природная склонность к унынию, могут быть чувства обреченности и ненужности, вызванные потерей работы. В период экономического кризиса число самоубийств растет. Но, какими бы ни были причины депрессии и мыслей о самоубийстве, как мы, сравнительно нормальные люди, можем помочь и уберечь от рокового шага? На какие стороны поведения человека надо обращать внимание?

Сю Варма: На человека нападает уныние, он страдает от бессонницы или, напротив, слишком много спит. Он начинает слишком много есть или вовсе теряет аппетит. То есть, его поведение резко меняется в ту или в иную сторону. Вдруг он начинает жаловаться, что не способен ни на чем сосредоточиться. Не может одолеть страницу в книге, не может даже смотреть телевизор.

Владимир Морозов: Все это неприятно, но, как говорится, еще не смертельно. Какая следующая стадия? Что делать окружающим?

Сю Варма: Человек говорит, я больше не могу. Серьезным предупреждением могут стать слова о том, что жить больше не стоит. В этом случае его надо отвести к врачу.

Владимир Морозов: В последние дни возле Николаса Хьюза не оказалось никого, кто бы мог это сделать. У него не было ни жены, ни детей, ни друзей. Этот человек жил один и умер один.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG