Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Трагическая смерть Наташи Ричардсон заслонила все иные киноновости, и мало кто обратил внимание на другой некролог – Бетси Блэр. И то сказать, умерла она в преклонном возрасте 85 лет – это не сорок пять Наташи, да и карьера ее, что понятно, складывалась в давние времена, так что мало кто и помнит о Бетси Блэр, кроме профессиональных киноведов.

Но помнить ее должны как раз советские люди, заставшие время ранней хрущевской оттепели, когда году в 55-56-м стали вновь появляться заграничные фильмы. И первым живым, современным, а не архивным, американским фильмом был фильм "Марти", в котором играла Бетси Блэр. Этот фильм резко выделялся из стандартной голливудской продукции, всех этих вестернов и мюзиклов: это был простой, сдержанный реалистический фильм из жизни непритязательных американцев. Героем был парень итальянского происхождения, работавший в мясной лавке, а героиней – скромная девушка из разряда тех, что называли раньше старыми девами, - фильм о любви простых людей, нашедших друг друга. Хороший был фильм, что называется, трогательный, но без сахарина, без излишней сентиментальности – реалистический, одним словом, фильм, и пленил он всех и всюду, в том числе самих американцев – это был призер Оскара 1953 года.

Героя, Марти, играл Эрнест Боргнин, которого называли самым некрасивым американским киноактером, – не урод, конечно, но грубый парень, лицо топором вырубленное, вроде как у Собакевича. Героиня по замыслу тоже должна была быть скромной внешности, но у Бэтси Блэр были правильные черты лица и необыкновенное обаяние. В ней было что-то от девятнадцатого века – скромная, неброская женственность. И этим она выделялась среди сексапильных кинозвезд, и, создавая такой приятно-необычный контраст, - запоминалась.

Нам в Советском Союзе везло на Бетси Блэр: мы увидели еще два с ней фильма, причем сделанные китами европейского кино: фильм Хуана Бардема "Главная улица" и "Крик" Антониони. И тоже роли такого плана. Особенно запомнилась "Главная улица" - о том, как испанский плэйбой сыграл грубую шутку со скромной девушкой, притворившись влюбленным в нее.

Собственно, эти тремя фильмами почти исчерпывается кинокарьера Бетси Блэр. Обратим внимание, что из этих трех фильмов два – не американские. Тут дело не объяснишь тем, что она не была секс-бомбой. Причина тут – политическая. Бетси Блэр была очень политически активной, очень левой, она чуть-чуть не стала коммунисткой. Так что внешность ее была обманчивой: в тихом омуте черти водятся.

В коммунисты ее не приняли потому, что она была замужем за очень известным человеком – Джином Келли, знаменитейшем и популярнейшем танцором и хореографом, вторым в ряду с легендарным Фредом Астером. Самые известные его фильмы – "Американец в Париже" и "Пение под дождем". Американские коммунисты сказали Бэтси Блэр, что, будучи женой такого влиятельного человека, она принесет партии больше пользы, если не свяжет себя с ней формально. Но, конечно, о политических взглядах Бетси Блэр все знали, и в Голливуде ее не жаловали, почему ей и пришлось работать в европейском кино. В фильм 1953-го года "Марти" ее взяли только потому, что муж сильно за нее хлопотал, такому человеку не могли отказать. И хотя фильм получил Оскара, дальнейших предложений Бэтси Блэр не делали.

Но политическая история Бэтси Блэр на этом не кончается. Разойдясь с Джином Келли и уехав в Европу, она в 1963 году вышла замуж за английского кинорежиссера Карла (Карела) Рейза – человека родом из Чехословакии и политического эмигранта. Надо думать, новый муж объяснил ей, что такое коммунизм на деле, а не в воображении сторонних молодых идеалистов. А что касается того, что в Советском Союзе называли антикоммунистической истерией, то ведь в Америке были веские причины опасаться потенциальных, а то и реальных агентов страны, которая захватила пол-Европы и распространялась в Азию. Эта внешнеполитическая агрессия СССР была не менее, а скорее и более устрашающей, чем нынешний исламский терроризм.

Так что жизнь Бэтси Блэр совпала и очень интересно переплелась с недавней мировой политикой. Теперь другие времена и другие истории, но видевшие ее на экране ее не забудут – как и те уже давние истории. Старое вспоминается с понятной элегической грустью – тем более, что новое никак не успокаивает.




Показать комментарии

XS
SM
MD
LG