Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Элисо Вирсаладзе шутит всерьез


Элисо Вирсаладзе: "Чем свободнее форма, тем труднее исполнение"

Элисо Вирсаладзе: "Чем свободнее форма, тем труднее исполнение"

Сегодня в Большом зале Московской консерватории состоится концерт с участием выдающейся пианистки Элисо Вирсаладзе и симфонического оркестра Московской консерватории.

Святослав Рихтер, неоднократно слушавший Элисо Вирсаладзе, писал про нее: "Это артистка большого масштаба, может, самая сильная сейчас пианистка-женщина…" Сольные программы и выступления с крупнейшими дирижерами мира принесли ей всемирную известность. И вот очередное музыкальное событие в Москве: Элисо Вирсаладзе в сопровождении симфонического оркестра студентов Московской консерватории играет сочинения Гайдна, Вебера, Моцарта и Рихарда Штрауса.

- Впервые играю такое сочетание: Гайдн – Вебер, - признается Элисо Вирсаладзе в эфире Радио Свобода. - Концерт ре мажор Гайдна, Концертштюк Вебера – в первом отделении. Во втором отделении - Рондо Моцарта и Бурлеска Рихарда Штрауса, которая очень редко играется. Я вообще в первый раз буду играть ее в Москве: непростое произведение, написано очень неудобно. И, как мне сказал мой коллега, Штраус для всех инструментов писал очень трудно, а для рояля у него вообще не очень много произведений. Такое произведение с оркестром, по-настоящему концертное, у него единственное.

- Для вас это - интерес технический? Или все-таки...

- Нет-нет, конечно, не столько технический, сколько музыкальный. Люди, которые не знают этого произведения и будут первый раз слушать, они даже не очень его поймут. Ну, "бурлеска" в переводе "шутка". Как бы шутка всерьез, если можно так сказать. И очень большое значение имеет, естественно, ансамбль с оркестром - это постоянная перекличка, диалог.

Единственный концерт - это концерт Гайдна, который состоит из трех частей, он придерживается формы концерта. Концертштюк - это очень свободное произведение, концертное Рондо Моцарта - тоже свободное, и штраусовская Бурлеска - тем более. Они сложнее, чем произведения, у которых есть определенная четкая классическая форма.

- И оркестр должен быть очень слаженным, чтобы вы могли на него опереться.

- Безусловно, но на то и замечательный руководитель Анатолий Левин. Я знаю только одно: чем менее известен оркестр, тем с большим энтузиазмом он играет. А студенты - тем более. Просто их трудно очень бывает собрать, это слабость всех музыкальных ВУЗов. Все хотят быть солистами. Поэтому всю работу - я имею в виду количество часов, проведенных за инструментом - они проводят именно как солисты, а не как в оркестре, не как играющие оркестранты. Все хотят быть солистами; а игра в оркестре - совсем другая. Я не первый раз играю с Левиным, поэтому у меня с ним нет абсолютно никаких трудностей.

И я, и оркестр вместе с дирижером - то есть три компонента, составляющие концерт, - все мы стараемся быть в том ключе, в котором должны быть исполнены эти произведения, то есть в ключе каждого композитора. Вы можете иметь дело с оркестром, который, скажем, замечательно звучит, но через пять минут он вам надоедает с этим звуком. Потому что стоит дирижер, который не умеет управлять этим оркестром. Так что все зависит от дирижера.
XS
SM
MD
LG