Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Кудрин предрекает вторую волну кризиса


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Дмитрий Волчек: Алексей Кудрин на коллегии Министерства экономического развития сделал сегодня мрачный прогноз, противоречащий недавним заверениям первого вице-премьера Игоря Шувалова о том, что ниже падать уже некуда. Министр финансов считает, что российскую экономику ожидает новая волна кризиса, надежды на скорое ее оживление беспочвенны, и даже рост спроса со стороны государства – это лишь искусственные вливания и коренным образом ситуацию не исправят. "Сейчас мы ожидаем вторую волну проблем финансовой системы в связи с невозврата кредитов реальным сектором", - пояснил министр. При этом некоторые системообразующие предприятия могут оказаться банкротами. Российские фондовые индексы, разумеется, отреагировали на слова Кудрина снижением.
Где зарождается вторая волна кризиса? Толкование депутата Государственной Думы, фракция "Справедливая Россия", члена Комитета по экономической политике Валерия Зубова.

Валерий Зубов: Кризис в России будет состоять из двух фаз. Первая волна – это глобальная мировая волна проблем финансовых, и все мы это чувствуем, боремся с этим, очевидно. Но затем наступит вторая волна, в России именно, и она будет связана с тем, что наша структура производства не соответствует нашему уровню потребления. Как только упали доходы на нефть, на углеводороды, так сразу выяснилось, что компенсировать эти доходы нечем. То, что мы называем недиверсифицированная экономика. Поэтому слова Кудрина о том, что будет вторая волна невозврата кредитов, то есть он говорит о второй волне финансовой, но на самом деле это не столько финансовая, сколько технологическая проблема будет. Это наши устаревшие предприятия, не производившие модернизацию, рассчитывавшие только на возможности поучаствовать вот в этих нефтяных потоках, которые шли в страну, они столкнулись с проблемой, что когда эти потоки ослабли, то и они не могут вернуть кредиты, которые брали на свое производство, которое формально как бы в стороне от нефтяной трубы. Поэтому Кудрин сказал здесь правду. Она горькая, но это правда. Это первая часть.
Вторая часть заключается в том, почему же мы, понимая правильно проблему, все-таки не производим действий, которые бы меняли ситуацию. В той программе, которую правительство провозгласило, опубликовало и теперь начинает обсуждение выхода из кризиса, там не хватает двух вещей. Первая вещь: давайте мы все-таки на каждой странице этой программы напишем "5" в скобках – это в пять раз ниже производительность труда нашей в среднем экономики по сравнению с нашими конкурентами – и на этот показатель будет нацеливаться. А решить проблему за счет создания конгломератов, вот этого нашего последнего увлечения госкорпорациями – это тупик, это в другую сторону. Наоборот, надо дать поддержку, пусть с некоторыми затратами, издержками, потерями, новым бизнесам максимально. Мы выделяем огромное количество золотовалютных резервов, мы выделяем бюджетные деньги, начали расходовать Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Так вот, это должен быть поток строго в новое производство. И ни в коем случае не в АвтоВАЗ. Это надо просто понять, что диагнозы мы научились ставить, но будем ли мы правильно лечить экономику?

Дмитрий Волчек: Заместитель председателя думского Комитета по науке и наукоемким технологиям, фракция "Единая Россия", Игорь Игошин считает, что журналисты неправильно интерпретируют слова Алексея Кудрина.

Игорь Игошин: Само выступление Кудрина было посвящено в первую очередь обоснованию необходимости сокращения определенных статей бюджета. И такая необходимость – даже здесь речь идет не о сокращении, потому что бюджет 2009 года будет выдержан на тех уровнях, которые планировали, а о частичном перераспределении прежде всего у нас получит достаточно серьезное усиление именно текущая социальная программа, дальнейшая индексация по реальной инфляции пенсий, бюджетных зарплат и так далее – и на это нужно находить деньги. Нужно находить в рамках существующего бюджета 2009 года. Определенные статьи, долгосрочные статьи федеральной целевой программы, которые принимались в условиях совершенно другой экономической ситуации, которые тогда можно было позволить, сейчас нецелесообразно, они будут сокращаться. Именно об этом говорил Кудрин. И все остальное было аргументацией необходимости продолжения этого четкого курса на перераспределение статей внутри 2009 года и усиление социальных статей за счет долгосрочных капитальных вложений по отдельным статьям.
Дальше вопрос – как трактуется это выступление. Дальше это выступление стало трактоваться в СМИ, пересказываться, обрастать подробностями, и получается так, что якобы министр финансов прочил новую волну усиления кризиса. Не об этом шла речь. Не являясь поклонником той жесткой монетарной политика, которая видится Кудриным, я все-таки пытаюсь быть объективным и смотреть, о чем говорит человек, и не приписывать ему то, чего он не говорил. А я убежден в том, что сейчас ситуация перераспределения затрат внутри 2009 года, она правильная. Более того, усиление социальных программ в рамках 2009 года за счет тех статей, которые, в общем-то, были существенно менее эффективны для экономики, я считаю, это для нашей страны благо. Изначально нужно понимать, что выход из кризиса, да и посткризисная экономическая жизнь будет обосновываться на большем внутреннем спросе, нежели на внешнем, по сравнению с сегодняшней ситуацией или, скажем, докризисной ситуации. И этот внутренний спрос нужно создавать. И создавать его можно только с участием государства в наших условиях. Оно будет усиливать социальные программы, оно будет усиливать бюджетные выплаты, будет увеличивать зарплату в этих сферах, будет давать возможность людям использовать, скажем, программы наподобие материнского капитала, расширяя их и масштабы, и возможности их использования.

Карэн Агамиров: Банковский кризис возможен из-за невозврата кредитов предприятий?

Игорь Игошин: Есть очевидная проблема, в которой предприятия, столкнувшиеся с уменьшением спроса, предприятия брали кредиты еще в той экономике, а отдавать будут уже в новой с совершенно другим спросом. Понятно, что не все смогут это сделать. И этот этап еще не подошел. Более того, на первом этапе, когда финансовая система столкнулась с очевидными проблемами, государство ей очень сильно помогло, и, собственно, эти меры как раз не вызвали большого энтузиазма и большой поддержки в широких слоях общества. По сути дела, общество критиковало власть за то, что власть отдавала деньги, в первую очередь, финансовому сектору. И исходя из этого социального восприятия, которое есть, общественного восприятия, на втором этапе, когда банки могут подойти к этой проблеме, опять же я внимательно познакомился с речью, там перед каждой фразой он ставит слова "могут", "возможно", "мы можем". То есть описан один из возможных сценариев. Очевидно, что власть должна делать и описывать один из возможных сценариев. Другое дело, что надо понимать, какой трактовке слова будут подвергаться, и быть более аккуратным, наверное. Но опять же, обсуждать открыто эти проблемы нужно, если есть демократия.

Дмитрий Волчек: Бывший премьер-министр Михаил Касьянов согласен с прогнозом Алексея Кудрина и отмечает смелость министра финансов.

Михаил Касьянов: Оба нынешних руководителя – и министр финансов, и первый вице-премьер – были министрами в моем кабинете, я прекрасно понимаю, чем они руководствуются, какой у них способ мышления. Но ситуация развивается по своим законам, и конечно, я даже скажу так, что наряду с другими министрами Алексей Кудрин, министр финансов,воими комментариями наиболее близок к действительности, наиболее правильные оценки ближайших перспектив и оценки реальной ситуации. Конечно, дна мы не достигли, я имею в виду дна падения, данные, приходящие, о падении объемов производства, данные вообще о развитии экономики, а именно, спада экономики, а не развития, свидетельствуют о том, что нам еще падать. И конечно, как я заявлял в эфире, в том числе, и вашей радиостанции, что мы будем отставать в восстановлении, в оздоровлении, восстановлении каких-то основ экономического развития, с большой задержкой в отношении США и Европейского союза. Поэтому если мы говорим об оценках мировых экспертов в отношении экономики США и Евросоюза, а ведь речь идет только о 2010 годе, то для России возможные улучшения могут быть в 2011 году. Что касается проблем в банковском секторе, которые Алексей Кудрин обозначил в своем выступлении, безусловно, это факт. И очень важно, что министр финансов признает и обозначает, открыто говорит о тех болевых точках, которые сегодня присутствуют, - это и инфляция, и спад производства, и спад экономики вообще, и это, конечно, проблемы в банковском секторе, которые неминуемо придут в реальность очень скоро.

Дмитрий Волчек: Руководитель Центра политической информации Алексей Мухин, с которым беседовал корреспондент Свободы Карэн Агамиров, слышит в заявлениях Алексея Кудрина отзвуки фракционной борьбы.

Алексей Мухин: Совершенно очевидно, что Алексей Кудрин поставил довольно честный диагноз тому состоянию, в котором находится российская экономика, без всяческой политической или социальной подоплеки и шелухи. Надо сказать, что Алексей Кудрин здесь в значительной степени отыграл свою обиду, которая накопилась у него после ожесточенного противодействия ряда госхолдингов и так называемых силовиков в ситуации с той схемой, которую он реализовал, пытаясь спасти российскую финансовую систему. Дело в том, что Алексей Кудрин, как известно, был активным лоббистом так называемого трехлетнего бюджета. И именно в ходе борьбы за трехлетний бюджет Кудрину удалось наладить контроль над основными элементами российской финансовой системы, в том числе реформировать стабилизационный фонд и защитить свою бюджетную стратегию. Как известно, недавно произошел временный отказ от планирования федерального бюджет на трехлетний период, что ударило по позициям Кудрина и в значительной степени спровоцировало лавинообразный отказ от тех инструментов, которыми раньше активно пользовался Минфин. В результате оказалось подкорректированной стратегия Кудрина. Вполне возможно, что именно это вызвало такую болезненную реакцию Минфина, который не стал больше стесняться и прикрывать неудачи некоторых членов правительства, с которыми Алексей Кудрин традиционно находится в очень сложных отношениях. Полагаю, что здесь Алексей Кудрин не покривил душой, и действительно, нас ждут серьезные испытания. Если заглядывать чуть дальше, то эти испытания продлятся в октябре-ноябре 2009 года, когда, судя по высказываниям некоторых здравомыслящих аналитиков, произойдет второй, еще более серьезный обвал российской экономики.

Карэн Агамиров: Алексей Алексеевич, оптимизм президента и премьер-министра контрастирует с заявлением Кудрина? Может ли это сказаться на его карьере? Кадровые решения по Кудрину могут быть в этой связи приняты, в связи с такими заявлениями?

Алексей Мухин: Полагаю, что Минфину, как техническому исполнителю воли верховной вертикали власти, положено быть пессимистом. А как раз премьер-министру и президенту положено быть оптимистами, потому что именно они отвечают за социальную составляющую и за высокий моральный уровень тех институтов, которые защищают российскую экономику от влияния извне. А министр финансов должен быть настроен критически, потому что именно он обеспечивает деятельность этих самых институтов верховной власти и позволяет им реализовать свою социальную и финансовую политику.
XS
SM
MD
LG