Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый процесс по делу о незаконном экспорте технологий двойного применения


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Орлова.

Михаил Саленков: Сегодня Ногинский городской суд Московской области вынесет приговор, который может стать опасным судебным прецедентом для всех российских ученых и предпринимателей, занимающихся экспортом высоких технологий за рубеж. Речь идет о деле бывшего сотрудника Института физики твердого тела, директора научно-технологической фирмы "Сафител" Ивана Петькова. Прокуратура считает его виновным в незаконном экспорте технологий двойного применения - нелегальной поставке за границу технологий выращивания искусственных сапфиров. По мнению следствия, они могут быть востребованы, в частности, для создания систем наведения высокоскоростных ракет класса "воздух-воздух". Российские ученые, работающие в той же области, уверяют, что обвинительный приговор нанесет серьезный ущерб для высокотехнологичного бизнеса.

Ольга Орлова: Сегодня искусственные сапфиры имеют самое широкое применение - в ювелирной промышленности, оптике, производстве часов. Сразу несколько российских фирм и институтов занимаются выращиванием этих кристаллов, в том числе, и поставками за рубеж оборудования по их производству. До сих пор эта деятельность не попадала под ограничение экспортного контроля. Поэтому специалисты, занятые в разработках такого рода технологий, недоумевают по поводу обвинения, предъявленного Ивану Петькову.
Более подробно я попросила прокомментировать эту ситуацию главного научного сотрудника Института физики твердого тела Российской академии наук РАН в Черноголовке Сергея Милейко.

Сергей Тихонович, обвинение опирается на экспертное заключение, которое гласит, что производство сапфиров по методу Степанова относится к технологиям двойного применения. Как вы расцениваете такой результат экспертизы?

Сергей Милейко: Ну, это очень сомнительный результат. Сапфир и технология его получения нигде, ни в каком списке контрольном не фигурирует. Если говорить о возможностях применения его в военной технике, о которых в заключении толкуется, я бы обратил внимание на название этого списка. Это список товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники, и в отношении которых осуществляется экспортный контроль. Любой грамотный русский человек, знакомый с военной техникой, понимает, что контроль распространяется не на все товары и технологии двойного назначения. Например, огромное количество сталей широко используется в военной технике, но они не контролируются. Точно также как и сапфир. И расширять список, вообще, никому не позволено. Поэтому мне кажется, что для того, чтобы судить о подконтрольности или неподконтрольности этих вот технологий, нужно провести нормальную профессиональную экспертизу, а результаты ее должны быть обнародованы, по крайней мере, в нашем сообществе.

Ольга Орлова: На ваш взгляд, кто мог бы выступить в этой ситуации в роли независимых экспертов?

Сергей Милейко: Скажем, в нашем институте есть эксперты, но есть они и в других институтах. И дело комиссии по экспортному контролю Российской академии наук - назначить эту экспертизу, если для этого будут основания.

Ольга Орлова: Если приговор суда будет обвинительным, то какова может быть реакция научного сообщества?

Сергей Милейко: Непредсказуемая. Потому что большинство людей, с которыми я на эту тему говорил, конечно, удивлены всеми этими обстоятельствами. Это я мягко выражаюсь. Я думаю, что те люди, которые, по-видимому, инициировали все это дело, они могут тоже могут пасть жертвой такого же рода преследований.

Ольга Орлова: Это было мнение главного научного сотрудника Института физики твердого тела Российской академии наук Сергея Милейко.
XS
SM
MD
LG