Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

За кем будет победа?


Кто выиграет от брюссельских договоренностей Европы и Украины?

Кто выиграет от брюссельских договоренностей Европы и Украины?

Подписанный в Брюсселе план модернизации украинской газотранспортной системы (ГТС) вызвал в России и на Украине неоднозначные оценки. Разошлись во мнениях и эксперты Радио Свобода.

Президент Института энергетической политики Владимир Милов полагает, что Украина нашла противовес России. Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко сомневается, что сотрудничество Киева с Брюсселем будет эффективным.

Владимир Милов: "Путин и "Газпром" разочарованы"

— Все попытки как-то поучаствовать в модернизации газотранспортной системы Украины, предпринимаемые и Россией, и Европой, в предыдущие годы были связаны с попыткой одновременно получить контроль над украинскими газопроводами. Россия прямо не скрывала этой цели. Европейские компании, представляющие различные страны ЕС, все время ставили вопрос так: мы готовы в этом участвовать финансово, но должны получить некоторую долю или в контроле над трубопроводом, или в управлении им. Пару лет назад на Украине был практически единогласно принят довольно жесткий закон, ограничивший возможность передачи контроля над украинской ГТС иностранцам.

В этой ситуации, на мой взгляд, возникло некое соревнование: кто быстрее предложит Украине условия финансирования модернизации газотранспортной системы, связанные с предоставлением заемных средств, а не с вхождением в контроль над газопроводами. Прошедшую в Брюсселе конференцию можно понимать таким образом, что европейцы через свои финансовые институты решили просто дать Украине взаймы для того, чтобы получить на выходе результат, то есть более надежно работающую газотранспортную систему, но отказались от идеи контролировать газопроводы на Украине.

Россия от такой идеи не отказалась. Более того, в январе, когда была вспышка газового конфликта между Украиной и Россией, премьер Путин говорил, что, в общем, Россия не отказывается от идеи поучаствовать в разного рода консорциумах по управлению украинской газотранспортной системой.
Безусловно, степень интеграции Украины с Европой по стратегическим вопросам в сфере энергетики возрастет. Я думаю, что Путин и "Газпром" как раз могут быть разочарованы. Потому что это означает, что для России вопрос о получении контроля над газопроводами на Украине теперь становится практически неразрешимым. По сути дела, украинцы уже почти что решили эту проблему через привлечение средств от европейских финансовых институтов.

Евгений Минченко: "Проект останется декларацией"

Россия рассчитывала на то, что Украина станет объединяющим звеном между Россией и Евросоюзом. В Брюсселе произошел отказ не просто от конкретного проекта - совместной модернизация украинской ГТС. По сути дела, России сказали - ты третий лишний. И это крайне неприятный прецедент.

Другой аспект - это поведение украинской стороны. Юлия Тимошенко поставила свою подпись под этим документом. Это, как я понимаю, идет вразрез с некоторыми договоренностями, которые были достигнуты между нею и Владимиром Путиным во время их общения. От Юлии Тимошенко ожидали другого.

Никакой угрозы в подписанной декларации для строительства газопроводов "Южный поток" и "Северный поток" я не вижу. Просто потому, что проект не будет реализован. Во-первых, уменьшилась сумма - сначала звучало 2,5 миллиарда евро, а теперь 2,5 миллиарда долларов. Во-вторых, обязательства европейской стороны трансформировались в сослагательное наклонение - "может быть, когда-нибудь дадим немного денег". Средств на масштабный проект очевидно будет недостаточно. По экспертным оценкам, сумма, которая нужна на реконструкцию украинской ГТС, в пять, а то и в десять раз больше, чем названные цифры. Та же Юлия Тимошенко заявила, что на увеличение мощностей прокачки нужно еще 5,5 миллиарда долларов.

Плюс к этому есть еще один очень важный аспект. Украинская сторона так и не предоставила объективных данных о том, в каком, собственно, состоянии находится украинская ГТС. Кстати, подобного рода исследования проводились, в том числе и европейскими экспертами. А из презентации правительства Украины и "Нафтогаза", которая прошла в Брюсселе, так и не ясно, на что же, собственно, будут направлены "европейские" деньги. А это вопрос принципиальный, поскольку, МВФ, например, до сих пор не может добиться от украинского правительства ответа на вопрос, а куда, собственно, были потрачены деньги из первого транша кредита фонда.

А российская сторона в последнее время идет на очень серьезные уступки Украине. Ей по крайне льготной цене продали 11 миллиардов кубометров газа в подземных хранилищах Украины, которые принадлежали компании RosUkrEnergo — то есть, по сути, подарили порядка 3,5-4 миллиардов долларов. Кроме того, Россия отказалась выставлять штрафы за недобор газа по контрактным обязательствам Украины. И когда после этого украинская сторона игнорирует законные интересы России (а Россия сегодня, по сути, крупнейший донор украинского бюджета, как напрямую, так и косвенно), я понимаю эмоциональную реакцию и Владимира Путина, и Дмитрия Медведева. На мой взгляд, достаточно странно, что Россия реально помогает серьезными деньгами украинской экономике, а это разменивается на декларативный проект.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG