Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы Восточного партнерства ЕС для Белоруссии. Изменится ли режим Александра Лукашенко


Ирина Лагунина: В минувшие выходные в Брюсселе под председательством Чехии состоялся двухдневный саммит Европейского Союза. Европейские лидеры пытались на встрече выработать единую позицию, с которой они намереваются выступить на саммите глав государств 20 наиболее развитых стран мира, который пройдет в Лондоне 2 апреля. Итогам Брюссельской встречи посвящен материал моего коллеги Ефима Фиштейна.

Ефим Фиштейн: Лидерам Евросоюза есть, о чем поговорить: глобальный экономический кризис привел к резкому сжатию народнохозяйственных показателей практически всех европейских стран. Особенно больно он ударит по государствам еврозоны – Международный валютный фонд ожидает здесь сокращения ВВП на три, а то и четыре процента. Однако идти путем закачивания средств в экономику, как это в Америке делает администрация Барака Обамы, европейские лидеры отказываются и в Брюсселе они свою решимость еще раз подчеркнули. Неожиданно для многих и вопреки предсказаниям Брюссельский саммит дал зеленый свет разработке нефтепровода Набукко – в порядке диверсификации источников энергетического сырья. На встрече также были подтверждены очертания проекта «Восточного партнерства», направленного на укрепление связей с шестью бывшими советскими республиками, ныне независимыми государствами Восточной Европы и Южного Кавказа. Главная интрига Брюссельской встречи заключалась в ответе на вопрос, будет ли партнерство предложено также Белоруссии, где правит режим Лукашенко, именуемый в прессе «последней диктатурой Европы». Ответ был дан положительный. Что хотела Европа этим сказать, спросил я заместителя министра иностранных дел Чехии Томаша Пояра, который участвовал в организации саммита от имени государства-председателя.

Томаш Пояр: По моему мнению, Европейский Союз подает тем самым Белоруссии и всем ее гражданам ясный сигнал, что он весьма заинтересован в развитии сотрудничества с этой страной. Во всесторонних отношениях с Белоруссией мы заинтересованы в такой же мере, как в связях с Украиной, Молдавией, государствами Южного Кавказа. Мы считаем, что было бы неправильным выводить Белоруссию за рамки договорных отношений с Европейским Союзом. Будучи исключенной из программы Восточного партнерства, Белоруссия оказалась бы единственным соседом Евросоюза, не связанным с ним договорными отношениями. Это была бы серьезная ошибка.

Ефим Фиштейн:Значит ли это, что на учредительную встречу Восточного партнерства, которая предположительно состоится в Праге 7 мая, будет приглашено и руководство Белоруссии во главе с президентом Александром Лукашенко:

Томаш Пояр: Окончательное решение по этому вопросу пока принято не было. Это один из возможных вариантов, которые пока еще только будут обсуждаться. Многое зависит от развития ситуации в предстоящие несколько недель. Сегодня нельзя исключить, что Лукашенко действительно будет приглашен в Прагу – точно так же, как и президенты всех остальных 5 стран-участников программы Восточного партнерства. Ведь если пристальней взглянуть на состав участников программы, легко обнаружить, что по уровню своей демократичности они заметно отличаются – выражаясь дипломатическим языком. От властей Белоруссии мы ожидаем продолжения тех шагов, которые были предприняты в последние месяцы. Это были не бог весть какие изменения, но шли они в правильном направлении. Если Белоруссия действительно заинтересована в развитии отношений с Европейским Союзом, то она должна начать серьезные реформы, которых от нее ждет Европа, ясно декларирующая свою заинтересованность в добрососедских отношениях с этой страной. Мы ждем дальнейших шагов на этом пути и даем это понять белорусским властям на всех переговорах – как на уровне чешского правительства, выступающего в качестве председателя ЕС, так и на уровне Европейской Комиссии – например, в ходе недавнего визита в Минск Хавьера Соланы.

Ефим Фиштейн:Министр иностранных дел России Сергей Лавров уже назвал проект Восточное партнерство попыткой Евросоюза создать собственную зону влияния. Он, в частности, привел в качестве доказательства нажим, якобы осуществляемый на Белоруссию министром иностранных дел Чехии Карлом Шварцербергом с целью воспрепятствовать признанию Южной Осетии и Абхазии Минском. Как в Праге восприняли это обвинение?

Томаш Пояр: Никто не может запретить Европейскому Союзу иметь самые тесные отношения со своими соседями. Это наше законное право. Мы ведь тоже не запрещаем России иметь самые хорошие отношения с соседними государствами. Определенная проблема связана с тем, что соседи России являются в то же время и нашими соседями, так что наши интересы здесь пересекаются. Но только от самих этих государств зависит, с кем им вести или не вести дела и на каком уровне. На мой взгляд, эти страны должны быть жизненно заинтересованы в добротных отношениях как с восточными – так и с западными соседями, так, чтобы все двери для них оставались открытыми. А для государств Южного Кавказа речь идет о северных соседях. Ведь только качественные добрососедские отношения со всеми могут способствовать укреплению стабильности и росту благосостояния этих стран, а это отвечает интересам всех сторон. Не секрет, что страны Европейского Союза однозначно и безоговорочно поддерживают территориальную целостность Грузии и потому не могут одобрять признания независимости грузинских территориальных образований Абхазии и Южной Осетии. Это единая позиция Европейского Союза, и именно ее отстаивал на международных встречах министр иностранных дел Чехии Карл Шварценберг.

Ефим Фиштейн:Мнение заместителя министра иностранных дел Чехии Томаша Пояра. А как в самой Белоруссии воспринимают снятие Европой всяких ограничительных санкций с режима Лукашенко? Этот вопрос я задал Анатолию Лебедько, председателю Объединенной гражданской партии и сопредседателю широкой коалиции Объединенных демократических сил.

Анатолий Лебедько: Очень важно договориться о терминологии. Потому что сейчас произошла полная путаница. Когда я слышу оценки, что была, дескать, изоляция Белоруссии, что были санкции, то это, мягко выражаясь, не соответствует действительности. Никакой изоляции страны не было, потому что и предыдущие годы, и теперь примерно половина торгового оборота Белоруссии приходится на страны члены Европейского союза. Если мы говорим о каких-то санкциях, то было одно только решение, оно точечное в отношении порядка 30 чиновников, не всей власти, не всей вертикали власти. Но предыдущая политика была тоже неуспешной, потому что Белоруссия в каком качестве была 12 лет назад, в том она остается и до сегодняшнего дня. Поэтому в отношении Белоруссии надо принимать стратегию, которая принимает во внимание все плюсы и минусы.
Мы на сегодняшний день критикуем тот формат диалога, который происходит между официальным Минском и Брюсселем. Потому что он проходит по правилам Александра Лукашенко. Это парадоксальная ситуация: слабеющий Лукашенко навязал политически сильной Европе свое видение правил, как должен происходить переговорный процесс. И сегодня диалог проходит, как сказал Лукашенко, без посредников, это значит без представителей примерно 35-40% людей, являющихся носителями европейских ценностей и ориентирующихся на Европу. Представителей в этом диалоге нет, и Брюссель с этим согласился.
Во-вторых, Лукашенко сказал - диалог без условий. Это позволяет ему избежать обсуждения неприятных тем как демократия и права человека. И опять же Брюссель молчаливо кивнул головой. В-третьих, диалог без публично озвученной повестки дня. То есть мы не знаем, какие вопросы на сегодняшний день обсуждаются. И это очень плохое послание общества евро белорусам. Вот эти три компонента позволяют нам критиковать то, что делает сегодня Брюссель в отношении официального Минска. И вместе с тем мы категорически за то, чтобы Белоруссии предлагались какие-то программы партнерства именно для Белоруссии, не для белорусской власти, не для белорусского режима, а именно для гражданского общества, для малого и среднего бизнеса. В эти программы Беларусь обязательно надо втягивать. Но это не вопрос приглашения Лукашенко, к примеру, в Прагу, потому что это не слова-синонимы, Лукашенко не есть весь белорусский и не есть вся Белоруссия. Здесь вопрос и политический, и моральный.
Лукашенко сегодня слабый, я повторяю это, и это надо использовать, потому что Лукашенко больше нуждается в Европе, чем Европа нуждается в дружбе с белорусским правителем – это тоже очевидно. Но этот фактор Европа не использует. А Лукашенко занимает твердую позицию или все, или ничего. И он хотел бы получить экономические выгоды и получить компенсацию за те годы, когда он имел приставку «последний диктатор Европы», для него очень важно приехать в Прагу, приехать как победитель и это выглядит как политическая капитуляция Европы, как признание того всего, что она делала по отношению к Лукашенко. И самое главное, Лукашенко приезжает с тем же багажом, с той же кредитной историей, которая была у него все это время.

Ефим Фиштейн:Страны так называемой «новой Европы», в том числе и Чехия, относятся к проблемам Белоруссии с большим пониманием, чем старые члены ЕС. Почему бы не воспользоваться тем обстоятельством, что Евросоюз нынче по ротации возглавляет Чехия? Может быть, с помощью чехов точку зрения белорусской оппозиции можно более полно представить на всех европейских форумах?

Анатолий Лебедько: Это и пытаемся делать. Мы сейчас ставить задачей сформировать коалицию европейских государств, членов Европейского союза, которые стоят на позиции европейских ценностей, а не на газовой трубе, которая проходит через территорию республики Беларусь. Мы именно говорим о коалиции. Потому что одинокий голос будет восприниматься в рамках Европейского союза как некая радикальная оппозиция. Поэтому нам нужна коалиция.
И в первую очередь мы, конечно же, бросаем свои взгляды на страны, которые так же вышли из постсоциалистического пространства, а также на Северную Европу, на такие страны как Швеция, где есть традиционные интересы к внешней политике и есть принципы, которыми никогда, ни в какие времена, ни при какой политической конъюнктуре не торгуют. Но есть позиция Соединенного королевства Великобритания, поэтому вопрос идет именно о создании коалиции. Мы пытаемся делать, нервная реакция на нашу поездку с Козулиным в Страсбург, где мы встречались с еврокомиссаром по внешней политике, с президентом Европарламента. И именно после этой поездки, он сделал жесткие выпады как в отношении своих оппонентов внутри страны, так и в отношении Европы. Нас он назвал «вшивой оппозицией», «врагами народа», как черная метка, а с другой стороны четко заявил, что Европа не будет держать нас на крючке и шантажировать. Лукашенко видит, что в Европе нет выработанной стратегии плана действий по Белоруссии. И он видит, что позиция очень рыхлая, очень неуверенная и он это использует. Своим дипломатам он дал очень жесткое указание: или все, или ничего. И пока это дает какие-то политические дивиденды для Лукашенко. Я подчеркиваю – пока, потому что еще нет необходимости говорить законченными фразами и сказать, что все знаки препинания расставлены.

Ефим Фиштейн:Мнение сопредседателя коалиции Объединенных демократических сил Белоруссии Анатолия Лебедько.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG