Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамзан Кадыров предложил рассмотреть вопрос о завершении контртеррористической операции в Чечне


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие журналист Иван Сухов.

Михаил Саленков: Национальный антитеррористический комитет может рассмотреть вопрос о завершении контртеррористической операции в Чечне на заседании 31 марта, сообщают информационные агентства. Сегодня с официальным предложением в Национальный антитеррористический комитет обратилось руководство республики. А накануне, выступая перед журналистами, Рамзан Кадыров заявил, что Чечня сегодня - один из самых спокойных регионов страны. Так ли это и что означает завершение операции - об этом я побеседовал с Иваном Суховым, экспертом по Северному Кавказу, который только что вернулся из Чечни.

Иван Сухов: Я бы сказал, что ситуация давно изменилась в лучшую сторону. И так получилось, что вчера с комиссией депутатов Государственной Думы я был в Грозном, и можно сказать, что даже за последний год он изменился еще в лучшую сторону, и конечно, трудно сопоставить даже близко ситуацию в момент, когда начиналась контртеррористическая операция, когда вся чеченская равнина казалась безлюдной и замерла в ужасе перед военной машиной федералов, с нынешней ситуацией. Конечно, это совершенно разные два мира. Даже какой-то абсурд содержится в том, что юридически режим контртеррористической операции, оказывается, до сих пор не снят.

Михаил Саленков: Можете как-то объяснить, что именно сейчас, почему именно в конце марта это обращение?

Иван Сухов: Вы знаете, какое дело, в этом году должны быть завершены процедуры, которые восстанавливают нормальную схему функционирования органов власти в Чеченской республике, в частности, к осени должны появиться органы местного самоуправления, в соответствии с теми требованиями муниципального законодательства, которые действуют на всей территории России, и формально, таким образом, заканчивается восстановление политической структуры в Чеченской республике, находящейся в составе Российской Федерации. Может быть, это повод для того, чтобы поговорить о том, чтобы снять, наконец, этот режим. Насколько я понимаю, самым существенным ограничением на сегодняшний день, которое существует в связи с контртеррористической операцией в Чечне, это запрет на растаможивание грузов. У них нет таможенной границы, они не могут сделать международные рейсы из своего аэропорта, в связи с этим затруднения с ввозом элементарного личного автотранспорта. И они, конечно, считают, что это никак не соответствует тем заявлениям властей, что Чечня встала в ряд других субъектов Российской Федерации, видят в этом некоторую дискриминацию и добиваются отмены ограничений. И думаю, что вопрос таможни - это ключевой вопрос.

Михаил Саленков: Иван, я так понимаю, что визит парламентской делегации, с которой вы побывали в Грозном, он как раз к этому событию и был приурочен.

Иван Сухов: Визит парламентской делегации в Грозный был приурочен к тому, что Комитет по безопасности во главе с господином Васильевым проводил свое выездное заседание в Грозном. По сути дела, заседание было такое достаточно бессодержательное, я бы сказал. Главное содержание было в том, что Международный комитет впервые выехал в регион вообще, выехал именно в Чечню и таким образом подтвердил, что там возможно нормальное функционирование российских органов государственной власти, а само заседание был достаточно бессодержательным. Потому что в течение заседания не было названо ни одной цифры по обсуждаемому вопросу безопасности и контртеррористических мероприятий. Были сделаны некоторые ключевые предложения. В частности, руководство республики в лице Рамзана Кадырова предложило рассмотреть некую концепцию применения не силовых методов в борьбе с терроризмом. По-моему, это говорит о том, что региональное руководство в своем понимании того, что происходит в республике и вообще в регионах Северного Кавказа, на шаг или два обгоняет федералов.

Михаил Саленков: Не силовое - это амнистия?

Иван Сухов: Не силовое - это пропаганда через имамов, это работа через средства массовой информации. Амнистия уже идет, но, помимо амнистии, существуют и другие более действенные способы. Рамзан говорил, что на днях в эфире чеченского телевидения была четырехчасовая живая передача, в которой он лично беседовал со сдавшимися полевыми командирами, и он считает, что одна такая четырехчасовая трансляция значит больше, чем большая военная операция где-нибудь в горах, которая, к тому же, может привести к жертвам среди сил правопорядка.

Михаил Саленков: А завершение этой контртеррористической операции в чем будет выражаться? Вывод войск, прекращение ротации, вот этих командировок из регионов?

Иван Сухов: Я думаю, что когда они говорят о прекращении режима контртеррористической операции, они имеют в виду вот эти формальности, которые связаны с некоторыми ограничениями, касающимися сугубо мирных вещей, например, таможни. Потому что о выводе оставшихся на основе постоянной дислокации частей в Чеченской республике, насколько я понимаю, никто речи не ведет и вести не может.

Михаил Саленков: Комментаторы говорят, что кризис тоже повлиял каким-то образом на это решение.

Иван Сухов: Не думаю. Во всяком случае, во время этого совещания и представители федеральных силовых структур в Чечне, и сами чеченцы говорили, что финансирование структур, которые занимаются антитеррористическими мероприятиями, не сократилось, идет в полном объеме, а сам господин Кадыров сказал, что надеется, что из всех российских регионов из экономического кризиса Чеченская республика единственная выйдет с подъемом. Трудно сказать, какая экономическая основа лежит под этими его выводами, но вообще живущие в Москве чеченцы иногда шутят насчет того, что пока у кого-то в России есть деньги, они будут и в Чечне.

Михаил Саленков: Иван, вы были в Грозном, были в Чечне, насколько спокойно там люди, приезжие могут ходить по улицам?

Иван Сухов: Трудно делать вывод из поездки с парламентской делегацией, которая с сумасшедшей скоростью перемещается по городу в течение трех-четырех часов внутри правительственного кортежа. Но, в общем, когда приезжаешь сюда отдельно, иногда возникает ощущение, что идти по Проспекте Победы в Грозном спокойнее, чем где-нибудь в Нальчике, который, в общем, никогда не являлся ареной боевых действий и не считался гнездом терроризма.
XS
SM
MD
LG