Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Работа организаций по борьбе с наркоманией на Урале


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимают участие: Илья Будкевич, ответственный секретарь межведомственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотиками Свердловской области и Олег Мальцев, директор социально-реабилитационного центра "Дорога к жизни"



Татьяна Канахина: Общероссийская ассоциация «Европейские города против наркотиков» подвела итоги пятилетней работы в России и обсудила планы на будущее. Среди городов-участников был и Екатеринбург . По данным врачей, только за первые три месяца этого года в городе было 78 смертей от передозировки наркотиков. Организация «Город без наркотиков» заявляет, что такого не было даже на пике распространения наркомании в 1999 году. О ситуации в Екатеринбург е корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Ассоциация «Европейские города против наркотиков» выступает против любой легализации наркотических веществ: от раздачи одноразовых шприцев до открытия специальных комнат, где наркоманы могут сделать себе укол без риска получить при этом ВИЧ. Из-за этой категоричности такие города, как Берлин и Лондон, покинули организацию. Теперь ассоциация растет за счет России. В Екатеринбург е еще пару лет назад действовали пункты обмена шприцев. Врач-эпидемиолог городского центра СПИД Людмила Балуева считает их работу успешной. Клиенты пункту заражались гепатитом или ВИЧ-инфекцией в 2,5 раза реже.



Людмила Балуева: Это как круги на воде. Если бы в то время снижения вреда работала бы широко, я думаю, такого количества ВИЧ-инфицированных не было бы ни в коем случае.



Ирина Мурашова: Сейчас пунктов в Екатеринбург е нет, зато есть усиление контроля за студенческой средой. Учащиеся Горного университета в обязательном порядке проходят тестирование на особом препарате, который определяет, принимал ли когда-нибудь студент наркотики. Если тест оказывается положительным, учащегося направляют на лечение. Комментирует пресс-секретарь вуза Валентина Карпович:



Валентина Карпович: Лучше обследовать десять тысяч ради того, чтобы выявить 100 попробовавших, ради того, чтобы остальные поняли, что и для них не безнаказанно пройдет эта мода что-нибудь попробовать.



Ирина Мурашова: 400 килограммов марихуаны нашли в прицепе с тоннами репчатого лука, более 50 килограммов героина нашли в мешках из-под сахара у иностранца на съемной квартире в Екатеринбург е. Это только пара новостей последних нескольких дней. Сотрудник Екатеринбург ского фонда «Город без наркотиков» Олег Ерохин советует помнить о том, что не попадает в новости.



Олег Ерохин: Взять статистику хотя бы по количеству изъятого, что изъяли там 200 килограммов, тут 200 килограммов. А сколько прошло?



Ирина Мурашова: Для того, чтобы справиться с наркоманией, надо привлекать к борьбе милицию общественной безопасности, которая бы контролировала улицы, - считают в фонде «Город без наркотиков». Начальник городского отдела координации работы по профилактике и борьбе с наркоманией Сергей Ширшов настаивает, что успех как раз в этой самой координации между разными структурами.



Сергей Ширшов: При условии объединения заинтересованных сторон, федеральных структур, субъектов Федерации, муниципальных властей, общественных объединений, каждого граждан ина возможен успех.



Ирина Мурашова: По общему мнению разных борцов с наркотиками, Екатеринбург у сегодня приходится решать проблемы, заложенные несколько лет назад. Возраст наркоманов стал больше, но они стали чаще умирать, как правило, - 25 лет. Возможно, в Екатеринбург е скоро придется создавать хосписы для наркозависимых и ВИЧ-инфицированных. Как правило, родным и близким они не нужны.



Татьяна Канахина: Сегодня гости екатеринбургской студии - ответственный секретарь межведомственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в Свердловской области Илья Будкевич и директор Фонда социально-реабилитационного центра "Дорога к жизни" Олег Мальцев.


Илья Эдуардович, 78 смертей о передозировки наркотиков с начала этого года. Цифра, безусловно, большая. Что касается преступлений, которые совершают наркоманы, есть ли рост числа таких правонарушений?




Илья Будкевич

Илья Будкевич:По итогам первого квартала 2006 года, на территории Свердловской области в сфере незаконного оборота наркотиков отмечается все же рост зарегистрированных преступлений на 19%. Всего зарегистрировано 1575 преступлений, к уголовной ответственности за совершение преступлений указанной категории привлечены 428 человек.



Татьяна Канахина: Рост происходит за счет того, что все большее количество людей употребляют наркотики? Или наркотики становятся более сильными? О каких тенденциях можно говорить, кроме тех, которые обозначила моя коллега Ирина Мурашова в материале?



Илья Будкевич: Несмотря на усилия всех правоохранительных органов, управления Госнаркоконтроля, все же на территорию Свердловской области происходит ввоз наркотиков. И, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что наркотик пользуется спросом.



Татьяна Канахина: Среди каких возрастных групп?



Илья Будкевич: Можно отметить, что в прошлом и этом году мы уже отмечаем меньший рост наркоотравлений, числа наркозависимых, числа несовершеннолетних. Но уже пугает и тот факт, что, по данным Министерства здравоохранения, употреблять наркотики начинают мужчины и женщины, которым уже далеко за 30, которые уже состоявшиеся взрослые люди. Вот этот факт нас тоже достаточно сильно настораживает.



Татьяна Канахина: А медики с чем связывают такую тенденцию? Возросло благосостояние, лишние деньги появились?



Илья Будкевич: Наверное, так. Наверное, человеку, может быть… Хотя мне очень трудно об этом говорить, взрослый человек уже достаточно серьезно понимает вред от этого. И если молодой человек действует: надо все попробовать в этой жизни, то странно сказать, на чем основывается то, что взрослые люди употребляют наркотики.



Татьяна Канахина: Олег Михайлович, вы руководите реабилитационным центром. Какие люди к вам приходят, и кого к вам приводят?



Олег Мальцев: Тоже возраст очень разный. Я думаю, что проблемы, которые сегодня возникают как молодых людей, так и взрослых, комплексные. И приходится сталкиваться с различными решениями, которые должны молодые люди решить в своей жизни, в частности.



Татьяна Канахина: Больше мужчин или женщин?



Олег Мальцев: Больше мужчин. Но зависимость женщин гораздо сильнее, нежели мужская. Это было ясно.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, почему комиссия межведомственная решила проверить организации, которые занимаются лечением и профилактикой наркомании? Хотелось бы узнать, что послужило поводом для этого?



Илья Будкевич: В решении комиссии у нас записано, что в соответствии с пунктом 4 положения «О комиссии» мы должны сформировать рабочую группу из числа представителей Министерства образования Свердловской области, Министерства здравоохранения, ГУВД Свердловской области, Госнаркоконтроля для анализа и проверки деятельности реабилитационных центров, целью работы которых является в том числе и освобождение от наркозависимости жителей Свердловской области.



Татьяна Канахина: Какие конкретно претензии есть к подобным организациям?



Илья Будкевич: Сообщение комиссии о том, что грядет предстоящий анализ и проверка реабилитационных центров, несколько всколыхнуло общественность.



Татьяна Канахина: Но неспроста эта проверка все равно. Значит, что-то не так. А что не так?



Илья Будкевич: Вы знаете, этим вообще пора давно было заняться, потому что у нас в Свердловской области на сегодняшний день действует, по данным Госнаркоконтроля, порядка 11 реабилитационных центров, которые так или иначе занимаются реабилитацией больных наркоманией. Но больной наркоманией, в соответствии с федеральным законом номер 3, это лицо, которому по результатам медицинского свидетельства, проведенного в соответствии с законом, поставлен диагноз – наркоман. И осуществлять реабилитацию медико-психологическую, социально-психологическую должны в первую очередь специалисты. Не везде такие специалисты есть.



Татьяна Канахина: Что еще, какие еще есть претензии? Нет специалистов, медиков-психологов. Что еще?



Илья Будкевич: Вы знаете, пока не проведен анализ, нет и особых претензий. И мы, собравшись работать рабочей группой, в первую очередь выявим и разработаем критерии оценки.



Татьяна Канахина: Их еще нет.



Илья Будкевич: Их пока еще нет. Но в первую очередь должно быть, конечно, единственное требование, чтобы человеку, больному наркоманией, желающему излечиться от этого зла, чтобы соблюдались всего его права и интересы. И чтобы с ним работали в первую очередь специалисты.



Татьяна Канахина: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: как вы оцениваете работу негосударственных центров по работе с наркоманами?


Олег Михайлович, в вашем реабилитационном центре работают специалисты, о которых говорит Илья Эдуардович,- медики, психологи? Как построена работа вашего центра?



Олег Мальцев: Работа нашего центра в первую очередь построена на тех людях, которые непосредственно сами употребляли наркотики. Естественно, их квалификацию мы повышаем постоянно, то есть они проходят различное обучение в различных учреждениях.



Татьяна Канахина: Н апример?



Олег Мальцев: В том числе и государственных. Сегодня мы сотрудничаем с УПИ:



Татьяна Канахина: Для слушателей поясню, что УПИ – это Уральский государственный технический университет.




Олег Мальцев

Олег Мальцев::где сегодня разрабатывается проект обучения на превентологов. И мы уже ведем переговоры, уже в мае начнутся курсы по обучению специалистов. Также психологи. Также мы привлекаем и врачей, безусловно. Хотя в нашем реабилитационном центре нет медикаментозного лечения, но мы заключаем договоры с различными медицинскими учреждениями и уже комплексно работаем с такими организациями.



Татьяна Канахина: Все-таки основной принцип работы вашего центра?



Олег Мальцев: Это в первую очередь изоляция от той среды, в которой данный человек находится.



Татьяна Канахина: Куда изолируете?



Олег Мальцев: Это любое помещение, которое находится за городом. В прошлом может быть какая-нибудь туристическая база, где создан некий микроклимат для того, чтобы человек мог внутри успокоиться. Потому что в принципе, конечно, в первую очередь нужно в этом состоянии решать медикаментозно, но если человек готов пройти ломки без медикаментозного вмешательства, тогда, конечно, мы помогаем ему уже преодолеть эти физические сложности.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, вы были в подобных загородных центра реабилитации. Какое у вас впечатление?



Илья Будкевич: Вы знаете, там, где я был, в одном из центров, расположенных на территории Свердловской области, у меня остались, к сожалению, самые плачевные впечатления.



Татьяна Канахина: А что произвело негативное впечатление конкретно?



Илья Будкевич: Я не увидел той обстановки, о которой сейчас рассказывал мой уважаемый собеседник. Если в этом центре, как говорится, должен быть и создается микроклимат, где человек должен и может успокоиться, а это, безусловно, для него важно, то в центре, где я был, я увидел:



Татьяна Канахина: Что увидели?



Илья Будкевич: :скорее всего, бараки 37-го года. И не увидел там тех условий, где бы человек мог качественно пережить свою ломку вот эти первые дни.



Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Геннадий.



Татьяна Канахина: Как вы оцениваете работу негосударственных центров по работе с наркоманами?



Слушатель: КПД этих организаций очень низок, потому что эти люди, которые сели на иглу, колются среди нас, им нужно порисоваться. А я предлагаю создать для них специальные поселения, завезти им наркотиков, сколько они хотят, и пусть колются в свое удовольствие.



Татьяна Канахина: Радикальное предложение Геннадия обсуждать мы, наверное, не будем. Хотелось бы узнать, действительно ли КПД низок? Илья Эдуардович, согласны с мнением слушателя?



Илья Будкевич: Не совсем. По нашим данным, в организации некоммерческие, реабилитационные центры обратилось за 2005 год порядка 2 тысяч человек, и процентов 60 – это люди, успешно пережившие, это люди с достаточно устойчивой ремиссией. И поэтому говорить о низком КПД вряд ли возможно.



Татьяна Канахина: Олег Михайлович, хотелось бы узнать, сколько работает ваш центр? И сколько за это время через него прошло людей? И каков процент тех, кто стал нормальным членом общества?



Олег Мальцев: В Свердловской области мы работаем 7 лет. И за это время более 300 человек прошло через наш реабилитационный центр. По той статистике, которую мы ведем, 50% получили реальное освобождение и сегодня ведут полную нормальную жизнь, адаптированную к тем условиям, к той среде, в которой мы находимся.



Татьяна Канахина: Олег Михайлович, а часто ли проверяют ваш реабилитационный центр и кто?



Олег Мальцев: Наверное, слово «проверка» не правильно подходит, но посещают практически каждый месяц.



Татьяна Канахина: Кто?



Олег Мальцев: Различные инстанции, как администрация, как врачи, как милиция, психологи. Люди приезжают просто посмотреть, это и гости, иностранные гости. У нас были недавно гости из Англии, которые изучали наш опыт работы. И они были удивлены теми результатами, которые сегодня существуют. Мы недавно ездили по программе «Открытый мир» в Соединенные Штаты Америки, где также мы изучали опыт американских коллег. И с обратным визитом сегодня мы принимаем этих гостей уже у нас в России. Мы также делимся теми переживаниями, которые сегодня есть у них, у нас. И вы знаете, я увидел, что методы работы очень созвучны как в Америке, так и у нас. Поэтому я думаю, что здесь такие радикальные какие-то решения или высказывания по отношению к коэффициенту полезного действия, я думаю, неуместны. Здесь нужно просто объединиться нам в решении этого вопроса, потому что наркомания сегодня волнообразно развивается.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, вы сказали, что критериев оценки работы фондов и организаций по работе с наркоманами пока еще нет. И все-таки, по вашему мнению, какими должны быть общественные организации, которые работают с наркоманами?



Илья Будкевич: Хотелось бы еще заметить, что привлечение именно негосударственных организаций и граждан в борьбе с распространением наркомании и развитию сети учреждений медико-социальной реабилитации больных является приоритетным направлением государственной политики в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков.



Татьяна Канахина: Является приоритетным, но государство так или иначе альтернативу предлагает слабую. Ужесточение контроля к негосударственным структурам, которые занимаются – это, с одной стороны, что-то государство должно предложить взамен.



Илья Будкевич: Еще раз хочу сказать, что речь идет не об ужесточении контроля, как вы говорите. Речь идет о нормальном взаимодействии, о межведомственном взаимодействии, в том числе и руководителей этих организаций и межведомственной комиссии, и тех структур, которые в нее входят властных. Получается так, что работает общественная организация, занимается вроде бы благим, хорошим делом, но никто не знает об ее существовании. Организация вынуждена сама решать свои проблемы. А межведомственная комиссия, которая является координатором в Свердловской области всей борьбы с распространением наркотиков, она попросту обязана помогать таким организациям. И речь идет не о проверке и чистке, и закрытии, а в первую очередь об анализе дел в этом направлении.



Татьяна Канахина: То есть, Илья Эдуардович,вы хотите сказать, что в результате этих проверок количество негосударственных фондов, которые занимаются работой с наркоманами, не сократится?



Илья Будкевич: Я пока не могу об этом сказать.



Татьяна Канахина: Но такая вероятность существует.



Илья Будкевич: Такая вероятность существует. Если в каких-либо реабилитационных центрах так называемых просто нарушаются все права человека.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, а будет ли интересовать межведомственную комиссию вопрос финансово-хозяйственной деятельности этих фондов?



Илья Будкевич: Безусловно.



Татьяна Канахина: Олег Михайлович, а на чьи деньги живет ваш реабилитационный центр?



Олег Мальцев: Ну, здесь нам приходится, конечно, выживать. В первую очередь, мы привлекаем, конечно, деньги спонсоров, стараемся показать значимость нашей работы. Также мы сами зарабатываем.



Татьяна Канахина: А каким образом вы зарабатываете?



Олег Мальцев: Мы держим скотину. Сейчас мы отказались от этого производства. У нас было до 100 голов свиней, мы держали, что позволяло нам, проанализировав это производство, оно было нерентабельно для нас, и мы сегодня сократили это поголовье. Есть коровы, есть кролики.



Татьяна Канахина: Работают наркозависимые?



Олег Мальцев: Все работаем. Непосредственно у нас есть работники, которые находятся в этих же реабилитационных центрах. Они в тех же условиях, на тех же правах также работают вместе с людьми, которые находятся на реабилитации.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, часто приходится слышать, что в реабилитационных центрах наркоманов используют как бесплатную рабочую силу. Вы бывали в этих центрах, что можете по этому поводу сказать? Есть такие факты, они действительно существуют?



Илья Будкевич: Скорее всего, существуют. И хотя в настоящее время по тому реабилитационному центру, где я был, проходит прокурорская проверка, и прокуратура района должна будет сказать, насколько законна та деятельность, которой занимался тот реабилитационный центр. Но вот такое, на мой взгляд, имеет место быть. Я хотел сказать еще вот о чем. Только что мой собеседник сказал, что центрам приходится выживать. Но в Свердловской области ежегодно разрабатываются комплексные планы и программы, направленные на борьбу с распространением наркотиков. И в предстоящей программе долгосрочной на 2007-2009 годы мы предусматриваем гранты, которые бы могли выигрывать организации, качественно занимающиеся борьбой, профилактикой наркозависимости, и получать те же бюджетные средства, и работать с учетом уже этих средств.



Татьяна Канахина: Олег Михайлович, в вашем реабилитационном центре наркоманов лечат бесплатно?



Олег Мальцев: Да, лечение бесплатное. Но мы предварительно, когда родители обращаются к нам в реабилитационный центр, мы их стимулируем к тому, чтобы они вносили сумму какую-то как пожертвование.



Татьяна Канахина: На добровольной основе?



Олег Мальцев: Да, конечно.



Татьяна Канахина: Если у человека, предположим, нет денег, и он к вам обращается, вы ему не откажете в помощи?



Олег Мальцев: Нет, не откажем. Есть такие люди, которые проходят у нас бесплатно.



Татьяна Канахина: А если говорить о пожертвованиях, то о каких суммах речь?



Олег Мальцев: Мы не ограничиваем людей в этом плане.



Татьяна Канахина: Но есть некий минимум.



Олег Мальцев: А минимум – ноль.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, все-таки хотелось бы узнать, кто и каким образом будет оценивать деятельность реабилитационных фондов? Представители каких конкретно министерств войдут в эту комиссию оценочную?



Илья Будкевич: В комиссию войдут представители управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Свердловской области, представители Министерства здравоохранения Свердловской области, Министерства образования, Главного управления внутренних дел. И я не исключаю, что мы привлечем к работе в нашей рабочей группе представителей некоммерческих организаций.



Татьяна Канахина: Например, каких?



Илья Будкевич: Я пока не могу сказать. Но завтра уже у меня будет совещание в Госнаркоконтроле, где мы посмотрим из числа имеющихся, чтобы наша проверка и анализ не выглядели столь предвзятыми, как сейчас многим кажется.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, вы сказали, что комиссия будет интересоваться и финансово-хозяйственной деятельностью фондов. С чем это связано?



Илья Будкевич: Я имел в виду в той части, где работа и финансовая деятельность не противоречат действующему законодательству. В центре, в котором я был, там, на мой взгляд, происходило то, о чем мы говорили, - просто использовался наемный труд рабочих – наркоманов. Кстати сказать, приехав в центр, мы увидели, что там находится порядка 40 человек, никак не документированных даже.



Татьяна Канахина: Нелегальные рабочие?



Илья Будкевич: За этим может быть все что угодно. Допустим, я просто фантазирую, человек совершил преступление, приехал в другой город, в другой регион, сказал: «Здравствуйте, я – наркоман, помогите, спрячьте меня, вылечите от зависимости», и потихонечку скрывается. Такого тоже не должно быть. И как раз здесь и должно быть взаимодействие некоммерческих организаций в том числе и с управлениями внутренних дел на местах.



Татьяна Канахина: За последние 2-3 года деятельность многих общественных организаций, которые работают на этом поле, существенно изменилась. Моя коллега Ирина Мурашова говорила о том, что программа по обмену шприцев, передвижные пункты по работе с наркоманами свернуты, и сейчас многие организации свели свою работу до элементарных бесед с группами риска. Общественники говорят, что против них власть и милиция ведут кампанию по дискредитации, не дают работать, и законодательно сокращается сфера их деятельности.


Олег Михайлович, хотелось бы узнать, можно ли сегодня говорить, что в отношении общественных организаций предпринимаются репрессии? Вы на себе чувствуете ужесточение контроля со стороны государства?



Олег Мальцев: Нет, таких вещей мы сегодня не переживаем. Я сказал бы даже, со стороны чиновников идет, наоборот, помощь. Конечно, я понимаю, возможности государства сегодня ограничены, но мы за 7 лет работы выиграли 5 грантов, которые сегодня работают и на развитие. У нас есть швейное производство, где ребята могут также получать специальность, которое может приносить нам какие-то, я не скажу, что мы там какие-то прибыли получаем, но доходы. И люди, которые находятся на реабилитации, в течение дня заняты. Иногда человек приходит, в общей сложности стаж его употребления наркотиков – около 10 лет, допустим, и таких трудовых навыков вообще нет, как девочки, так и мальчики.



Татьяна Канахина: Олег Михайлович, как вы оцениваете перспективы дальнейшие своей организации? Будете ли вы расширяться? Есть ли в этом потребность? Есть ли условия для этого?



Олег Мальцев: Потребность в этом есть, конечно же. И мы хотели бы те планы, которые сегодня у нас есть, претворить в жизнь. Это хорошие, добрые планы, которые поднимают людей зависимых, чтобы эти люди были полезны обществу, начиная от уборки улиц и заканчивая помощью каким-то одиноким людям, которые сегодня находятся в нужде. Мы это практикуем сегодня, стараемся, чтобы люди не просто были потребителями, это уже отчасти вошло в их образ жизни, а чтобы они умели также служить другим людям.



Татьяна Канахина: Илья Эдуардович, хотелось бы узнать, какие вы даете прогнозы как специалист о развитии дальнейших отношений между государством и подобными структурами?



Илья Будкевич: Я бы хотел сказать, что государство – это мы с вами в том числе, и мой собеседник, и те, кто нас сейчас слушают. И без помощи общественных организаций нам никогда не победить это зло, без помощи граждан нам никогда не победить это зло. Если каждый ваш сосед, мой сосед, если каждый человек не взглянет на эту ситуацию по-другому, хорошего мы ничего не добьемся. И еще раз хочу сказать, что цель проверки – не закрыть, цель проверки – установить взаимодействие с этими организациями. Я думаю, у нас все будет хорошо.



XS
SM
MD
LG