Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего ждут от "секретного" послания президента


Елена Рыковцева: Сегодня, 25 апреля, в рабочих планах многих депутатов, чиновников, политологов было помечено: заслушать президента, его традиционное послание Федеральному Собранию. Вот прошел такой слух, что именно во вторник он выступит. А приходится довольствоваться именно слухами, потому что дату послания до последнего момента держат в секрете. А надо же как-то планировать график. «Независимая газета» вчера пыталась разобраться: почему в России эта дата стала плавающей и до самого последнего момента ее никто не знает? Газета замечает, что в США, например, о дате послания сообщается задолго до этого события. И зависит она там от вполне объективных факторов, в частности, графика работы Конгресса. Эксперты газеты поделились своими версиями на этот счет, но я не буду сейчас цитировать, об этом нам лучше расскажет гость программы – политический обозреватель «Независимой газеты» Наталия Меликова. А также добавлю, что Наталья член кремлевского пула так называемого и видит живого президента регулярно. Что говорят ваши эксперты? Почему такая с этим посланием неясность каждый раз?




Наталья Меликова

Наталья Меликова:Член Общественной палаты Сергей Маркова нам прямо заявил, что у него в графике была дата оглашения – 25 апреля. Но, по его мнению, послание всегда дорабатывается, и это, в принципе, стало уже такой традицией, когда дату послания держат до последнего момента в секрете. И, в общем, несчастные депутаты, как было в прошлом году, когда некоторые из них даже сдали билеты на самолеты и поезда в последний момент.



Елена Рыковцева: Это, может быть, специально, издеваются просто над ними?



Наталья Меликова: Наши эксперты тоже считают, что есть весьма прохладное отношение к парламенту Кремля. Даже Геннадий Гудков говорит, несмотря на то, что мы празднуем столетие Думы в этом году, в общем, относятся весьма, мягко говоря, прохладно к депутатам.



Елена Рыковцева: Высокомерно – можно так сказать. Чего их ставить в известность, когда будет выступать президент? Пусть они свои графики корректируют.



Наталья Меликова: Многие люди говорили даже (мы опрашивали и депутатов, и экспертов), что они слышали, что дата послания будет 25-го, и стали сдвигать командировки, каким-то образом приспосабливать свои графики к дате послания, а в последний момент оказалось, что послания не будет. Но мне кажется, что нельзя говорить только о том, что, условно, Кремль такой плохой и так не уважает депутатов. Как известно, наш парламент отличается… там мало, на самом деле, очень ярких личностей, и Кремль уважает тех, кого считает нужным уважать.



Елена Рыковцева: И теперь я представляю второго гостя нашей программы – это Людмила Телень, главный редактор журнала «Большая политика». Вот эксперты «Независимой газеты» вычленили две причины, как я понимаю Наталью. Первая – что не доработано послание, до последнего момента его поправляют, а вторая – что вообще к парламенту относятся немножко высокомерно. Что вы думаете, почему плавающая дата, почему никогда никто не знает, когда же оно будет, хотя событие вроде бы пафосное достаточно?




Людмила Телень

Людмила Телень:Я бы хотела сказать о двух моментах. Первое, мне кажется, что это не факт неуважения к депутатам, а факт неуважения к обществу. Потому что в нормальных странах послание президента Федеральному Собранию ждут не только избранные депутаты, не только чиновники, функционеры, но и граждане, которые хотят услышать позицию президента, главы своего государства по целому ряду проблем. Это первая проблема. А вторая проблема заключается в том, что наши граждане совершенно равнодушно относятся к посланию президента, и я плохо себе представляю, что сейчас многомиллионное российское население смотрит газеты, и думает: «Когда же, наконец, ну, когда же президент выступит?..». Это превратилось, увы, в некий ритуал, к которому, как мне кажется, по крайней мере, то население, которое находится в возрасте от 40 и старше, относится как в к пленуму ЦК КПСС («кто-то что-то говорит, но нас это мало касается»), и днем раньше оно или днем позже происходит – им абсолютно без разницы.


Это вещь, которая волнует чиновников и политических функционеров, потому что они в этом послании пытаются найти некие сигналы того, что будет происходить внутри политической элиты или, грубо говоря, внутри политической тусовки, то, что поможет им скорректировать свое внутренне поведение, перестроиться, переориентироваться на других людей, понять, какие будут внутри этой тусовки приоритеты. Население же в большей своей части знает, что жизнь идет своим путем, а слова говорятся своим путем.



Елена Рыковцева: Но вот в преддверии п ослания, которое не известно когда состоится, ВЦИОМ решил проверить, как же относится к этому население. Поинтересовались социологи, какие формы общения Владимира Путина с населением больше всего импонируют гражданам, и каким проблемам, по их мнению, следует уделить внимание в предстоящем послании; а также – собираются ли респонденты вообще смотреть или слушать президента? Давайте послушаем результаты этого исследования в пересказе «Независимой газеты».



Диктор: «Выяснилось, что из всех форм общения Путина с народом опрошенным россиянам более всего импонируют телемосты с его участием (52%), пресс-конференции (30%) и телеинтервью (28%). Значительно меньший интерес у респондентов вызывают собственно п ослания президента Федеральному Собранию (13%). При этом пожилым людям этот жанр, как правило, нравится больше, чем молодежи.


Что же касается содержания президентских обращений к парламенту, то треть населения считает, что их главная цель – обозначить курс, которым должна идти страна, и поставить задачи перед правительством. Многие также полагают, что глава государства указывает на основные проблемы страны, которые должны стать предметом обсуждения в обществе. В Послании 2006 года россияне хотели бы, чтобы Владимир Путин затронул проблемы роста зарплат и пенсий (26%), жилищно-коммунальных платежей (16%). Молодежь, в отличие от старшего поколения, хотела бы услышать в Послании президента полезную информацию о проблемах образования, в то время как граждане пенсионного возраста предпочли бы больший акцент на вопросах доходов и пенсий.


В этом году намерены смотреть или слушать Послание руководителя государства около половины граждан страны (45%). Однако немало и тех (36%), кто не выказывает особого интереса к событию. 18% еще не решили, будут ли они следить за выступлением президента».



Елена Рыковцева: Вот в этом и будет состоять наш вопрос слушателям сегодня: о чем вы хотели бы услышать в послании президента? К тем, кто вообще собирается его слушать, конечно, этот вопрос обращен.


А начинаем с традиционной рубрики о событиях в мире медиа.



Час прессы. Что происходит?



Елена Рыковцева: С нами на связи телевизионный обозреватель «Независимой газеты» Сергей Варшавчик.


Сразу два события вчера произошло. Это, во-первых, уход, окончательный уход Михаила Осокина с НТВ. Говорю «окончательный», потому что из эфира он ушел раньше, а теперь он ушел совсем из телекомпании, на RTVI . Расскажите об этом нашим слушателям, которые, может быть, не все детали этих его перемещений уловили.




Сергей Варшавчик

Сергей Варшавчик:Михаил Осокин был отстранен от эфира в январе этого года. Его программа «Сегодня в полночь» была закрыта, как было объявлено, по экономическим причинам. И ему предложили делать некий исторический проект. Как я понимаю, с проектом у человека, который все время работал на информации, как-то не заладилось на НТВ, и он принял решение перейти в другую телекомпанию, воспользовавшись любезным предложением своего коллеги по старому НТВ Андрея Норкина. Он приступает с 1 мая к ведению ежедневного вечернего информационного выпуска в 19:00. А по выходным он будет вести в начале каждого часа короткие, 6-минутные новостные выпуски, которым на канале придается большое значение.



Елена Рыковцева: Сергей, в комментариях Андрея Норкина ко всей этой истории я уловила, что якобы RTVI Владимира Гусинского где-то пиратским образом показывают? Вы не в курсе, какие перспективы у россиян увидеть этот канал?



Сергей Варшавчик: Понимаете, с RTVI странная история происходит на территории России. Официально оно как бы не запрещается, но и каких-то особых преференций ему не делается. Как мне сообщил тот же Норкин, в части регионов постепенно их начинают видеть, но это все идет, как бы сказать, полулегально. А то, что уже разрешают смотреть, он связывает с тем, что власть убедилась, что это не так страшно. Но вместе с тем, в большинстве своем основной телезритель компании «Эхо-ТВ», которая производит новости для канала RTVI , он все-таки западный – я имею в виду, что это люди, которые понимают по-русски, это наши бывшие соотечественники, это люди, которые выезжают за границу, они живут в США, в Израиле, в Европе, все-таки это там смотрится. И в этом плане это, конечно, очень символично: получается некая эмиграция Михаила Глебовича с канала НТВ, на котором он когда-то получил ТЭФИ в качестве лучшего ведущего информационных программ.



Елена Рыковцева: Да, получается так…


Ирина Волкова нам уже написала на пейджер: «Не слышала и не читала послание президента, но знаю, что он и все чиновники повторяют, как заклинание: «Мы должны…» Почему они не говорят – «мы это сделаем завтра»?»


Я хочу продолжить рубрику о событиях в мире прессы. Пользуясь тем, что у нас Наталья Меликова в гостях, которая вчера написала в «Независимой газете: «Светская власть показала миллионам верующих еще одного потенциального преемника – всю Пасхальную заутреню за правым плечом президента стоял глава РАО «РЖД» Владимир Якунин, достойно справившийся с задачей по доставке благодатного огня из Иерусалима. Заметим, что Дмитрия Медведева, обычно присутствующего на Пасхальной заутрене в главном храме страны, на этот раз не было. Так среди преемников сложилось разделение обязанностей: кого-то бросили на нацпроекты, кого-то – на армию, а кого-то отправили за благодатным огнем. Вспомнилась народная сказка о царе и трех сыновьях: кто привезет молодильных яблок и живой воды – тому полцарства».


Наталья, это вы серьезно про Якунина, что начинают его рассматривать в качестве преемника в президента?



Наталья Меликова: Вы знаете, конечно же, здесь есть большая доля шутки. Другое дело, что в настоящий момент Кремль рассматривает нескольких кандидатов, и мы это понимаем, прежде всего, по большому информационному присутствию на телеэкранах Дмитрия Медведева и Сергея Иванова. Просто на самом деле участие Якунина на Пасхальной службе было весьма символично.



Елена Рыковцева: Что-то в этом есть.



Наталья Меликова: Да, условно говоря, что-то в этом есть. Но я бы не стала утверждать, что Якунин прямо уже преемник.



Елена Рыковцева: Я почему привязываю все это к событиям в мире прессы? Потому что вчера Якунин действительно стал «героем дня». Теперь я уже обращаюсь к Людмиле Телень за комментарием. Людмила, сначала прошел слух… не слух даже, а ленты передали цитату Якунина, что вроде бы дочернее предприятие «Российских железных дорог» купит газету «КоммерсантЪ», потом он эту информацию опроверг. Но что за всем этим может стоять? Действительно ли «Российские железные дороги» могут так или иначе оказаться собственником газеты «КоммерсантЪ», и что это может означать для газеты?



Людмила Телень: Я бы хотела вернуться, Лена, к вашему прогнозу, который вы делали в журнале «Большая политика» в конце 2005 года, где говорилось о том, что передел на рынке массмедиа будет завершен в преддверии выборов 2007 года.



Елена Рыковцева: Да лучше бы я не делала этих прогнозов! Я там напрогнозировала, что уволят главного редактора «Известий», - и его через неделю уволили. Ужас. Не надо делать таких прогнозов.



Людмила Телень: Не надо подсказывать. Как говорил Жванецкий: «Пива нет?» - «Нет». Не подсказывайте им ответ». И действительно, я думаю, что слухи о том, что «КоммерсантЪ» будет приобретен некой структурой, близкой к государству, имеют под собой основания. Думаю, что переговоры идут, думаю, что это рано или поздно произойдет, и события, связанные с решением Бориса Абрамовича Березовского передать своему компаньону контрольный пакет «Коммерсанта», с тем, чтобы его было легче дальше перепродавать, свидетельствует как раз в пользу этой версии, что «КоммерсантЪ» находится в стадии предпродажной подготовки. Будет ли это Якунин с «Железными дорогами», - вполне может быть. А что, собственно, вас так удивляет? Почему «Газпром» может покупать направо и налево непрофильные активы, и никого это не смущает. А «Железные дороги» чем хуже? Тем более что у «Российских железных дорог» есть своя газета «Гудок», в которую они вкладывают довольно большие средства, и это ежедневная газета, старая, еще советская газета, и сейчас она находится, как я понимаю, в стадии обновления. И я совсем не удивлюсь, если «Российским железным дорогам» будет дано поручение поработать еще и с Издательским домом «КоммерсантЪ».



Наталья Меликова: Опыт показывает, что ничего невозможного здесь нет.



Людмила Телень: Вот именно. От газа же можно отвлечься и заняться массмедиа, почему нельзя отвлечься от железных дорог?



Елена Рыковцева: Вообще, все идет по стандартной схеме. Сначала все отрекаются. «Газпром-Медиа» сказал, что он не покупает «КоммерсантЪ», «Российские железные дороги» - что вроде бы не покупают, а потом все прекрасно покупают, прибирают к рукам, а об этих своих словах забывают тут же, как только покупка состоялась.


Татьяна на связи с нами. Здравствуйте. Мы переходим теперь уже к посланию.



Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я как-то тупо и безнадежно уже долгое время жду послание президента, скорее, не к парламенту, а к народу, если вообще такая форма существует, по поводу тех убийств, которые происходят на национальной почве. Тем более что вчера был Всемирный день, посвященный геноциду армян, сегодня – День Холокоста. И я хотела бы надеяться (но я не надеюсь, к сожалению), что президент скажет об этом. Потому что до тех пор, пока он сам не скажет, мне кажется, ничего не переменится. Потому что это будет знаковое обращение к правоохранительным органам, чтобы они все-таки как-то делали свою работу.



Елена Рыковцева: Спасибо, Татьяна. Наталья Меликова, в каких случаях президент обращается непосредственно к нации?



Наталья Меликова: Вы знаете, как показывает достаточно трагический опыт страны, президент обращается именно к нации в самые тяжелые моменты истории. И мы помним, что последнее такое обращение было после событий в Беслане. И, собственно, послание, если возвращаться к теме послания, это все-таки обращение к политической элите, хотя, в принципе, в некоторой степени можно его рассматривать как обращение к нации.


Что касается темы, которую подняла слушательница, мне тоже хочется надеяться, что тему борьбы с экстремизмом, борьбы с преступностью президент поднимет в послании, прежде всего потому, что эта тема действительно назрела. Другое дело, что ресурсов сейчас победить экстремизм очень мало. И опыт показывает, что даже в родном городе президента, Санкт-Петербурге, практически каждую неделю происходят убийства на национальной почве.



Елена Рыковцева: Да, какой-то депутат из фракции ЛДПР даже сказал, что Петербург сознательно превращают в «фашистскую столицу», для того чтобы сорвать саммит «Большой восьмерки», который намечен в Санкт-Петербурге. Такую версию вчера он выдвинул.



Наталья Меликова: Я бы не стала настолько перегибать палку, потому что, в принципе, саммит «Большой восьмерки» для власти – это такой отчасти имиджевый проект, то есть опять же отчасти одна из целей его – укрепление, улучшение международного имиджа России, с которым, как известно, есть немалые проблемы. И, конечно, говорить о том, что хотят превратить Санкт-Петербург в фашистский город, я бы не стала.



Елена Рыковцева: Людмила, как вы считаете, повод ли все, что произошло за последнее время на национальной почве, по крайней мере, что признано Генеральной прокуратурой преступлениями на национальной почве, для обращения к нации президента? Каким должен быть повод для того, чтобы он непосредственно поговорил с народом, кроме Беслана, о чем вспомнила Наталья только что?



Людмила Телень: Я думаю, что повод для того, чтобы поговорить с народом, может быть любой, если этот повод волнует общество. Мне кажется, что в данном случае, если говорить об экстремизме, то, конечно, никакое обращение к народу ситуацию не изменит. Какие бы слова правильные он ни говорил, а, естественно, президент скажет, что он это не одобряет, осуждает и призывает правоохранительные органы с этим бороться (если бы он стал говорить), - ничего, по сути, это не изменит. И мне кажется, если говорить о том всплеске экстремизма, который мы наблюдаем сегодня, большую роль в этом процессе, роль спускового крючка отчасти сыграла позиция власти. Я имею в виду не только правоохранительные органы, которые традиционно, простите, гоняют «черных» на улицах Москвы и, таким образом, показывают населению, как власть относится к приезжим, к мигрантам, к выходцам с Кавказа.


Есть и другое обстоятельство. Дело в том, что власть сама играет на этих чувствах и зачастую помогает раскручивать проекты, которые носят явно националистический характер. Сначала раскручивают, а потом пугаются. Ровно то, что мы наблюдали с партией «Родина» и с ее лидером Рогозиным, который в свое время получил полный карт-бланш на то, чтобы высказывать свои взгляды, вполне националистические, чтобы крутить свой ролик по телевизионными каналам, как вы помните, «Очистим Москву от мусора», который был впоследствии снят прокуратурой, тем не менее, он довольно долго шел по телевидению, пока, наконец, представители власти не схватились за головы и не поняли, что проект стал неуправляемым.



Елена Рыковцева: И не отозвали Рогозина.



Людмила Телень: И не отозвали Рогозина, и не попытались сдать назад. Можно отозвать Рогозина, но нельзя отозвать те настроения, которые были спровоцированы. Извините, на всех каналах российского телевидения самый частый гость – Владимир Вольфович Жириновский, которого выпускают ровно с теми же высказываниями, за которые сняли с пробега Рогозина. Поэтому мне кажется, что важнее того, чтобы обращаться к народу и говорить какие-то правильные слова (что тоже никогда не бывает лишним), значительно важнее не будить этого зверя в своих гражданах. А он, к сожалению, разбужен, и теперь вернуть его на место значительно труднее.



Наталья Меликова: Я бы еще добавила, что не просто не будить зверя, а на самом деле очень активно бороться с этим зверем. Потому что известно, что такие ксенофобские настроения существуют в России среди многих русских людей. Это уже стало в некотором смысле естественным – нелюбовь, как сказала Людмила, простите еще раз, к «черным». Это уже стало некой такой ментальной особенностью нации. К сожалению, с этим не борются.



Людмила Телень: Мы говорим, что с этим не борются что по отношению к выходцам с Кавказа, что по отношению к другим национальностям. Много лет средства массовой информации говорили о том, что продается фашистская литература. Но она так и продается, никто ничего не сделал.



Елена Рыковцева: Да, ее можно спокойно увидеть везде, в Москве, по крайней мере. Cлушаем звонки. Владимир из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу ответить на ваш вопрос, чего я жду от послания. Но, к сожалению, я просто не верю в его искренность. В нем больше принцип лицемерия заложен. Потому что все предыдущие послания... а власть показывает, что президент говорит, но он им не указ, и они все делают так, как им нужно. Но это уже вопрос отношения граждан к тому, что президент объявляет в своем послании, и как власть это исполняет. И вот средства массовой информации ждут этого послания трепетно, как будто без этого у нас как бы темы закончились, и вот они теперь будут ждать этого послания, а потом будут разъяснять, особенно политтехнологи и политологи. Что интересно, со всех возможных позиций будут обсуждать, что там было сказано и что это нам принесет. А на самом деле ничего не будет. Это все пропаганда.



Елена Рыковцева: Ага! Владимир, кстати, Наталья Меликова вчера в «Независимой газете» опубликовала заметку, которая называется «Контролеры Кремля готовят разгром кабинета Фрадкова». Наталья утверждает, что не все так просто с этими посланиями, что сначала послание «запустили в производство, а потом проходит какое-то время, и Контрольно-ревизионное управление президента проверяет, что сделано. И вот в распоряжении «Независимой газеты» оказались данные КРУ президента, в которых докладывается о том, что не выполнен ряд ключевых положений вот этого обращения Владимира Путина. То есть как бы все на полном серьезе, Наталья? Не так просто - вот что-то сказал, а потом еще раз что-то сказал через год…



Наталья Меликова: На самом деле каждый год Контрольное управление Кремля проверяет, как было реализовано прошлогоднее послание. И вот в этом году в распоряжении нашей газеты оказались данные Контрольного управления, в которых указаны конкретные положения послания, которые были в этом году не выполнены. В частности, одно из главных обвинений КРУ президента заключается в том, что не ликвидированы, не приняты достаточные меры по устранению административных барьеров. Кремлевские контролеры приводят такие данные, из которых видно, что организации малого бизнеса затрачивают на преодоление этих административных барьеров, а попросту говоря, на взятки более 200 миллиардов рублей. Фактически это их ежегодный оборот.



Елена Рыковцева: Вместо того, чтобы бизнес развивать, они «развивают» карманы чиновников.



Наталья Меликова: Да. И я хочу сказать, что проблема президентских посланий, как правильно заметил Владимир, в том, что, действительно, многие их положения не выполняются. Например, президент практически из года в год говорит о борьбе с коррупцией, об административной реформе. Вот в прошлом году эта тема действительно была очень громко заявлена. Но, тем не менее, как очень часто мы говорим, воз и ныне там. И, действительно, это стало большой проблемой власти. Потому что президент не может не ставить не амбициозные задачи. Он просто по своему положению обязан поднимать очень высокую планку для политической элиты. Другое дело, что чиновники не в состоянии по многим причинам эти задачи реализовать.



Елена Рыковцева: Но если он заведомо знает, что это нереализуемые задачи, зачем он подставляется-то? Вот он зачем эту планку поднимает так, чтобы она потом рухнула - чтобы в следующем послании опять кого-то обвинить? Может быть, действительно, для этого все делается – для того, чтобы свести потом счеты, например, с правительством? Вы сами сказали о том, что не известно, как будет использовано это послание. Может быть, оно будет использовано для того, чтобы «черную метку» правительство получило?



Наталья Меликова: Ну, я не думаю, что президент действительно очень высоко поднимает планку для того, чтобы чиновники потом...



Елена Рыковцева: Нет, судя по тому, что вы говорите, он знает, что не выполнят. Он такие вещи говорит: «давайте бороться с коррупцией, давайте бороться с бюрократией...». А все это будет и через год. И он знает, что через год все это останется, если не хуже будет.



Наталья Меликова: Я бы сказала, что, скорее, они больше даже не хотят. И в силу ряда именно аппаратных причин они не могут этого сделать. И президент обязан постоянно им говорить о том, что «вы должны это сделать». Просто не раз мы были свидетелями, например, в разных командировках... Даже в феврале президент был в Нижнем Новгороде, и он там проводил совещание по развитию информационных технологий, и публично, в общем, на глазах у журналистов он фактически разруливал уже долгоиграющий конфликт между Министерством информационных технологий и между Министерством экономического развития по развитию информационных технологий в России. Он делал это публично. Он конфликт, который длился несколько месяцев, между двумя ведомствами лично разруливал.



Елена Рыковцева: Людмила Телень, как может быть использован вот этот доклад, о котором написала Наталья, Контрольно-ревизионного управления президента?



Людмила Телень: Это может быть использовано самыми разными способами. Мы понимаем, что сегодня политическая элита России в целом, и кремлевской администрации в частности, находится на некотором перепутье: налево пойдешь, направо пойдешь... И надо выбирать, кто придет в 2008 году в Кремль и кто сменит Владимира Владимировича Путина, или не сменит, и Владимир Владимирович там останется, несмотря на все заявления. То есть все понимают, и внутри элиты прежде всего, - потому что мне кажется, что в основном этим озабочена сегодня политическая элита, - что преемник не найден, не понятно, кто сменит Путина. И в этой ситуации, конечно, у противоборствующих групп есть большой соблазн использовать, в том числе, и послание, в том числе, и невыполнение послания как рычаг давления на своих политических конкурентов. Кто-то видит в качестве преемника Медведева - и пытается испортить ему политическую биографию, кто-то видит в качестве преемника Сергея Иванова - и пытается ему испортить политическую биографию. И отголоски этой внутренней борьбы мы наблюдаем.



Елена Рыковцева: А кому-то, может быть, хочется и кабинет поменять вот этих самых министров.



Людмила Телень: Кому-то хочется и кабинет поменять.


Я бы хотела обратить внимание наших слушателей на другое. Вот посмотрите, прошлое послание было выдержано в чрезвычайно либеральных тонах. И я помню, что все комментаторы, включая самых ярких оппонентов президента на либеральном фланге, говорили: «Посмотрите, насколько либеральное послание президента, насколько президент либеральнее многих своих соратников, насколько он либеральнее многих представителей правительства». И, действительно, на словах все это было так.


Но как дальше должны себя чувствовать чиновники. Вот президент сказал: «Боремся с коррупцией, двигаемся к прозрачности». При этом собственность потихоньку перетекает в государственные руки. Мы знаем, что более непрозрачной экономики, чем государственная, не бывает. За этот год произошло огосударствление ряда нефтяных предприятий, вернулся государству, скажем, «АвтоВАЗ». Мы понимаем, что все это уходит опять в такую чиновничью тень, что это создает почву для коррупции, это создает почву для всех злоупотреблений. И именно это приходит вразрез и в противоречие с теми либеральными лозунгами, которые высказывает президент в ходе послания.


Возникает вопрос: когда президент высказывает эти лозунги, он предполагает, что политика, в том числе и экономическая, будет иной, или он знает, что она будет такой, и таким образом, выдвигает эти лозунги для того, чтобы прикрывать, по сути, политику, которая приведет к росту коррупции? Вот это центральный вопрос, на которой слушатели должны себе сами и ответить.



Елена Рыковцева: Леонид из Смоленской области, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Я по поводу ненависти к «черным», с которой как бы никто не борется. Так ведь, понимаете, даже в те времена, в далекие советские, коммунистические, когда никакой ксенофобской и фашистской литературы в продаже не было, и как бы все было хорошо, вот мне довелось наблюдать, как советский офицер, студент-заочник Всесоюзного заочного политико-юридического института, как он в общежитии зашедшего туда по ошибке негра и что-то спросившего у коменданта, как он его с наслаждением стал избиватьбезо всякого повода. То есть, по-моему, это в крови. И, по-моему, это на религиозной почве еще с давних времен, когда басурманов на Руси именно на религиозной почве не любили.



Елена Рыковцева: Леонид, мы поняли ваше мнение. А можно про послание все-таки сказать? Скажите, что вы думаете про послание? Вы что-то ждете? Слушать будете президента?



Слушатель: Ну, не очень так уж увлеченно. Потому что я не думаю, чтобы он там сказал об отделении церкви от государства.



Наталья Меликова: А у нас отделена церковь от государства.



Слушатель: А мне хотелось бы в нашей многоконфессиональной стране все-таки отделить этих попов православных, и чтобы они были на равных с другими священниками.



Елена Рыковцева: Вот это уже пожелание. Спасибо. «Я жду послания, - пишет Дима. – Путин прекрасный идеолог. И то, что он скажет, очень важно для моей ориентации и тактики жизни. Путин более откровенен, чем Ельцин или Горбачев, проще как политик, и в его речах можно больше вычитать между строк». Более откровенен, но при этом больше «между строк».


« RTVI , - пишет нам Александр, аспирант МИЭМа из Москвы, - в России можно смотреть через Интернет». Спасибо, Александр. Мы не знали. Надо попробовать.


«Путин уже сделал свое послание обществу, наградив Жириновского орденом в день рождения Гитлера», - пишет Борис Павлович из города Новочеркасска.


«Могу поделиться своей радостью. У нас в Петербурге можно смотреть RTVI по кабельному телевидению», - пишет Ирина. Это просто действительно замечательное сообщение, если это легально.


«Вы же знаете старые привычки президента – сообщение посылает в центр зашифрованным. Поэтому сейчас идет расшифровка. И сообщение будет доведено до народа в ближайшие дни», - указывает не назвавшийся слушатель.



Людмила Телень: Зашифровался.



Елена Рыковцева: Да. «Людмиле Телень. Вы утверждаете, что милиция преследует кавказцев. Как это согласуется с тем, что в ОВД «Коптево» большая часть руководящего состава милиции - армяне, азербайджанцы и другие кавказцы?».



Людмила Телень: Я не знаю, как это корреспондируется, потому что не знаю, кто работает в ОВД «Коптево».



Елена Рыковцева: Ольга Зиновьевна пишет: «В советское время все диссиденты упивались самиздатом и очень возмущались, когда его запрещали. Так почему теперь запрещают фашистскую литературу? Почему им можно, а другим – нет?». Хороший вопрос, Людмила Телень, ничего себе...



Людмила Телень: Да, вопрос хороший, потому что есть вещи, запрещенные российской Конституцией. Пропаганда фашизма запрещена законодательством российским.



Елена Рыковцева: Вот слушательница имеет в виду, что тогда законодательством тоже было запрещено.



Людмила Телень: Нет, тогда законодательством не было ничего запрещено. Советская Конституция была самой гуманной Конституцией в мире.



Елена Рыковцева: «Послание президента очень своевременно, - пишет Александр. – Похоже на призывы ЦК КПСС к 1 мая. Хотелось бы от президента услышать, когда он собирается возвратить присвоенные пенсии пенсионеров, которые были заработаны ими при советском строе, и назначены 132 рубля, которые по закону должны были быть проиндексированы в 300-500 раз?», - спрашивает Владимир из Пушкино.


И мы слушаем Александра Евгеньевича из Саратова. Здравствуйте, Александр Евгеньевич.



Слушатель: Здравствуйте. Понимаете ли, беда всей России, или Российской Федерации, заключается в том, что ею управляют преемники. А то, что касается послания, то оно равнозначно поговорке: «петух прокукарекал, а там хоть не рассветай». Вот такие дела.



Елена Рыковцева: Спасибо, Александр Евгеньевич.


Юрий Васильевич из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Юрий Васильевич, советский ученый. Я не жду никакого послания, и слушать его не собираюсь. Особенно после того, как Жириновскому повесили орден за какие-то трудовые заслуги перед Отечеством. Это полный маразм. Я хочу, чтобы скорее Путин ушел, и пришел хотя бы человек, который хоть что-нибудь сделал бы для русских, которые вымирают, а не смотрел бы в рот Бушу. Спасибо.



Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Хочется услышать в послании о возрождении русского народа и о положительном влиянии церкви на это возрождение. Потому что, если вспомнить, до 1917 года, до того момента, когда пришли наши первые либералы-большевики, Россия была самым могущественным государством мира. И русские люди были людьми православными, верующими, не думающими ни о каких реформах и ни о чем в таком роде. Поэтому хочется услышать о том, что наше государство становится опять православным и лидирующим в мире. Спасибо.



Елена Рыковцева: Спасибо, Александр.


Видите, какие разные пожелания к президенту. Но как же ему все учесть? С одной стороны, «давайте как-то все-таки православную церковь ограничим, потому что и другие конфессии есть в стране». А с другой стороны, «нужно ее лидирующую роль подчеркивать». Вот что делать президенту, когда вот такие звучат пожелания с двух сторон?



Людмила Телень: Я думаю, что президенту совсем не обязательно прислушиваться ко всем пожеланиям, которые ему высказываются не только со стороны наших слушателей, но и со стороны своих ближайших соратников. Президент должен говорить то, что считает нужным, то, что ему кажется наиболее важным.


А мне кажется, что самое главное, чтобы он понимал, чем отзовется его слово и какова все-таки стратегическая задача. Потому что слова, в общем, любой грамотный человек быстро учится произносить правильные, красивые, хорошие. И что удивительно, ведь в президентских посланиях все находят свое, вот всем нравится. Прошлогоднее послание, я уже говорила, очень понравилось либералам, и не только либералам, оно понравилось и патриотам, оно понравилось даже коммунистам. Предыдущее – то же самое.


Мне кажется, что значительно, может быть, было бы больше пользы, если бы у послания не было столько явных и публичных сторонников, но было бы значительно больше людей, которые следовали бы его духу, и у которых была бы возможность следовать этому духу, и политика президента отвечала бы тем лозунгам, которые были сформулированы в послании.



Елена Рыковцева: Татьяна пишет: «Уважаемые дамы, ксенофобские настроения вызывают возмущение и большую печаль. Но не надо вешать ярлык на весь русский народ. Антисемитские и антикавказские настроения вредны, как и антирусские». Ну, никто, конечно, не вешал. Имелось в виду, что есть настроения...



Наталья Меликова: Никто не вешает ярлык на русский народ. Просто есть эти настроения, да.



Елена Рыковцева: Николай Владимирович из Курска, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы из президентского послания услышать сообщение о том, что он решил уйти с поста президента. Это означало бы, что он на самом деле остается на третий срок. Спасибо.



Елена Рыковцева: Спасибо.



Наталья Меликова: На самом деле президент уже неоднократно заявлял о том, что в 2008 году он не пойдет на выборы. И, собственно, можно предположить даже, что вот это послание, как и, в общем, наверное, послание 2007 года, будет в некотором смысле неким политическим наказом его преемнику. Поэтому я не думаю, что он будет говорить еще раз в послании о том, что он собирается покинуть пост.



Елена Рыковцева: Наталья, вот вы с ним все-таки, действительно, ближе общаетесь, чем мы все, которые видим его только по телевизору. Вы верите, да, что не пойдет на третий срок? У вас тоже есть ощущение, что вот устал, ему этого не хочется, и если даже он пойдет, то только если его затащат силой какой-то? Вот каковы лично ваши ощущения?



Наталья Меликова: По крайней мере, вся последняя логика его действий показывает то, что он действительно не собирается на данный момент.



Елена Рыковцева: А вот лично вы чувствуете это, что он не собирается?



Наталья Меликова: Лично я чувствую, что на данный момент, и я бы это подчеркнула.



Елена Рыковцева: На данный момент, понятно. Спасибо.



Людмила Телень: Знаете, а меня больше всего удручает то, что нас всех, общество, втянули в эту игру – будет преемник, не будет преемника, останется ли Путин, назначит ли он преемника. О чем разговор? У нас выборы, и мы...



Елена Рыковцева: Простите, Людмила. У нас рядом Белоруссия, где прекрасно провели референдум. Там тоже была Конституция, там тоже были выборы, и там провели референдум.



Людмила Телень: Но у нас еще рядом и Украина. Нет, я просто хочу сказать, что мы...



Елена Рыковцева: А ближе все-таки Белоруссия, мне кажется, по духу.



Людмила Телень: ...вопрос из плоскости обсуждения – кого все-таки мы, избиратели, хотим видеть на посту президента – мы сидим и угадываем: а кого ж нам предложат в качестве президента? Это, конечно, увлекательная игра. Но мне кажется, увлекательнее все-таки поискать самостоятельно. Может быть, это наивно. Но даже сама попытка это сделать была бы, мне кажется, продуктивнее.



Елена Рыковцева: Потому что все равно будет тот, кого, во-первых, предложат, а во-вторых, вполне возможен и вариант измененной Конституции.



Наталья Меликова: На самом деле я бы сделала маленькую ремарку. Вот Людмила сказала «все общество». А я бы все-таки несколько сузила число людей в России, которых сейчас интересует вопрос поиска преемника. Я думаю, что этот круг достаточно узок. Я думаю, что он реально ограничивается Садовым кольцом Москвы, внутри Садового кольца и крупными городами, я бы даже сказала, администрациями крупных городов. Ну, плюс еще бизнес. Я не думаю, что весь российский народ сидит и пытается угадать, кто же будет преемником.



Людмила Телень: Это, безусловно, так. Но если мы посмотрим газеты, то мы не найдем ни одной публикации о том, какие все-таки люди могут прийти к власти в 2008 году путем всенародных выборов, путем конкурентного участия разных партий.



Елена Рыковцева: Абсолютно точно.



Людмила Телень: Мы только читаем о том, «ага, Медведев там, появился Якунин – туда». Наталья, это отнюдь не упрек вам...



Елена Рыковцева: Это просто тенденция. Я тоже заметила, что если я читаю что-то о Дмитрии Медведеве, который вроде бы национальными проектами, то исключительно это все сквозь призму: «получится, не получится, в смысле, ставят ему палки, как преемнику, не ставят».



Людмила Телень: Самая недавняя история с министром обороны Сергеем Ивановым и с рядовым Сычевым, который пострадал в войсках. Действительно, страшная история, действительно, чудовищная. И очень быстро разговор об этой истории выродился в то, что «ага, значит, это кто-то строит козни против министра Иванова, Военная прокуратура работает на другую, противоборствующую группировку, понятно, что его хотят выбить из состава преемников».



Наталья Меликова: Вы знаете, на самом деле вопиющая история с рядовым Сычевым, по данным социологических опросов, и мы писали об этом, мы говорили с руководителями, собственно, всех трех крупнейших социологических служб, и она никак не повлияла на отношение людей к министру обороны. Это такой совершенно странный факт.



Елена Рыковцева: Да, это странно.



Наталья Меликова: Вот то, что говорят социологи, это на самом деле так.



Людмила Телень: А какие социологи это говорят?



Наталья Меликова: Социологи «Левада-Центра» например. Мы не может упрекнуть «Левада-Центр»...



Елена Рыковцева: То есть процент доверяющих Иванову до этой истории...



Наталья Меликова: Он никак не изменился.



Людмила Телень: Вот это фантастическая вещь.



Елена Рыковцева: Это интересно, да. Я не знала эту цифру.



Наталья Меликова: Но это, действительно, так.


И еще я просто хочу сказать в отношении того, почему пресса рассуждает о Медведеве, рассуждает об Иванове, и почему не говорит о других. Просто других на самом деле... тех, кого мы называем правыми, они не предложили кандидатуру адекватного, яркого лидера.



Людмила Телень: Не знаю, на мой вкус, говорить о Никите Белых как о политике, который может себя проявить в будущем, и не обязательно на этих президентских выборах, значительно интереснее, чем говорить о Медведеве, которого продвигает лично президент по своей служебной лестнице, который на самом деле ничем особенно ярким себя...



Елена Рыковцева: Просто трибуна для говорения о Белых значительно меньше, чем трибуна для разговоров о Медведеве.



Людмила Телень: И это правда.



Елена Рыковцева: Нина Николаевна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Всем вам доброго здоровья! Вы затронули хорошую тему – что он скажет, что он предложит. Уважаемые дамы, если вы затрагиваете тему – кто сейчас у нас будет наследником, кто у нас будет преемником... Ведь, в общем-то, на Руси все время было так – судили по делам, а не по тому, что он скажет и как он выразит свои мысли. Если бы выступил сейчас наш президент и сказал о том, что что-то создали, что-то сделали, надо что-то исправить... А ведь сейчас многие трудятся, чтобы он фальшиво выступил и сказал, когда идет оболванивание, одурачивание всего народа, когда все распродается, все куда-то уходит. И притом, что 30 процентов богатств всех государств находятся у нас, наши люди получают такую мизерную зарплату. А сколько у нас детей находятся в бедственном состоянии. А то, что он скажет... конечно, его дети отдыхают в Испании. И многие руководители жируют, а мы все бедствуем. И на это, в общем, никто не обращает внимания. Всего вам доброго!



Елена Рыковцева: Вот хотела бы спросить у Нины Николаевны, если бы судили по делам, то о ком бы мы тогда говорили за этим столом.



Наталья Меликова: Если бы судили по делам, то ровно о том, о чьих делах говорит государственное телевидение.



Елена Рыковцева: А о чьих делах?



Наталья Меликова: Мы судили бы о делах именно тех людей...



Елена Рыковцева: О Дмитрии Медведеве.


Майоровы пишут: «Очень здравое предложение об отделении церкви от государства. Но ведь она и так считается отделенной. Но если это будет указано в каком-то законе, то мало что изменится».


Петр из Москвы: «С коррупцией, девоньки, должен бороться президент с подчиненными ему силовыми министерствами. А разрушение многонациональной России тихо продолжается под ваше громкое молчание». «Уважаемые участницы передачи, Путин готовится к своему посланию статьей господина Патрушева о новом призыве в ФСБ. С уважением Вера».



Людмила Телень: Сегодняшняя газета «Известия».



Елена Рыковцева: Да, это большое интервью корреспонденту «Известий».


«Хотелось бы от президента услышать послание Федеральному Собранию, когда он собирается возвратить льготы, отнятые без причин у инвалидов, блокадников и ветеранов», - пишет Владимир.


Екатерина Изотова: «Я хотела бы, чтобы президент, наконец, решил вопрос о предоставлении второй пенсии жителям блокадного Ленинграда, детям блокадного Ленинграда. Мы свое отголодали в войну, и дайте нам дожить достойно».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG