Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Путин хочет иметь на Кавказе мощную силу, которая изнутри держит сержантский порядок»


Дружба народов, вид из Москвы

Дружба народов, вид из Москвы

Спикер чеченского парламента Дукваха Абдурахманов в начале этой недели предложил создать на юге России новое административное образование, в которое вошли бы Чечня, Ингушетия и Дагестан. Такое объединение, по его мнению, будет способствовать стабилизации обстановки в регионе. Абдурахманов назвал исторической ошибкой ликвидацию Чечено-Ингушской республики в 1990-х годах.


Что стоит за предложением председателя чеченского парламента? Российские СМИ отмечают, что Дукваха Абдурахманов, не будучи самостоятельным политиком, по собственной инициативе никогда не сделал бы подобного заявления. Чеченский политолог Заинди Чолтаев полагает, что спикер лишь озвучил идею считающегося полновластным «хозяином» республики ее премьера Рамзана Кадырова. По его мнению, Кадыров не может допустить, чтобы политическая активность соседних субъектов Южного федерального округа отвлекла бы внимание центра от возглавляемой им республики. Он решил сделать собственный ход, да так, чтобы он перекрыл предыдущие предложения.


«В последнее время мы наблюдаем много инициатив с юга России. Была попытка (возможно, она будет продолжена), чтобы Адыгея вновь вернулась в Краснодарский край… Последняя инициатива североосетинского парламента о третьем сроке для президента РФ. Чеченский парламент не мог не отреагировать и не выступить тоже с какой-нибудь инициативой. Мне кажется, это попытка потрафить федеральному центру, который носится с объединительными программами. Видимо, чтобы продолжить эту линию, парламент, подконтрольный Рамзану Кадырову, и выступил с такой инициативой».


При этом Заинди Чолтаев отнюдь не исключает того, что в Кремле возобладают силы, заинтересованные в продолжении стратегического проекта укрупнения регионов. Хотя представитель Владимира Путина на Северном Кавказе Дмитрий Козак заявил, что это вопрос снят с повестки дня, уже завтра он может оказаться вновь актуальным. «Вся логика нынешней административно-строительной политики заключается в том, чтобы создать управляемые регионы, какое-то оптимальное [ их ] количество. Сейчас модно сослаться на инициативу снизу. У нас когда хотят показать, что это является волеизъявлением масс, то это волеизъявление организуется. Я думаю, что сигнал был получен на такую инициативу из определенных кругов в федеральном центре», - говорит наш собеседник.


Директор дагестанского аналитического центра «Лаборатория социального анализа» Хаджимурат Камалов предполагает, что за инициативой чеченского спикера может стоять даже не воля конкретного кремлевского чиновника, а пока еще не формализованный стратегический проект единого и управляемого Северного Кавказа. Не так важно, было указание из федерального центра или нет, поскольку речь идет о логике государственной реформы, которую одинаково формулируют на разных этажах власти, - рассуждает он: «На Северном Кавказе мозаичная, архаичная структура, нет подчиненности одной силе. И в этом месте, мне кажется, Владимиру Путину каких-то местных своих Рамзанов Кадыровых иметь не хотелось бы. Он хочет иметь одну мощную, сосредоточенную силу, которая внутри держит сержантский порядок».


Что касается сути сформулированных председателем чеченского парламента предложений, то, по мнению Заинди Чолтаева, объединение республик с нестабильной внутренней ситуацией лишь умножит проблемы обеих территорий.


Не в восторге от инициативы Абдурахманова и другой сосед Чечни - Ингушетия, которая долгое время составляла с ней единое целое. Министр по делам национальностей республики Магомед Мархиев не видит, что здесь вообще можно обсуждать: «Конечно, такая перспектива Ингушетию не устраивает. Позицию Ингушетии четко изложил президент нашей республики Зязиков Мурат. Он четко сказал, что мы два близкородственных народа, братья, вайнахи. Мы будем совместно жить, трудиться, помогать друг другу, но жить будем раздельно. Потому что как в любой семье у каждого брата должно быть свое подворье и своя территория».


Дагестанский политолог Хаджимурат Камалов говорит, что любую форму объединения смежных регионов будут затруднять память о традиционно сложных отношениях этносов-соседей. С одной словам, по его словам, народы Дагестана и Чечня всегда отождествляли себя как братьев, исторически оба региона были вовлечены в центростремительные проекты. С другой, события последних лет породили «почти белковую несовместимость» и «крайние формы отторжения». В случае, если этим территориям будет навязана общая управляющая структура, «тут на уровне кровной мести и претензии на землю, на самом бытовом уровне может начаться война всех против всех… Индекс человеческого потенциала в Чечне разительно отличается от ингушского, [ а в этих двух республиках ] существенно, полярно от дагестанского. Интегрированная экономика в этих трех субъектах просто невозможна. Поэтому какая-то организационно-правовая форма [ трех республик ] в рамках Южного федерального округа - это полнейший абсурд».


Если чеченский политолог Заинди Чолтаев прав (и рано или поздно будет поставлен вопрос об объединении республик Северного Кавказа), то в самой Чечне, в отличие от ее соседей, этот проект получит поддержку, считает он: «если такая команда центра будет, в Чечне, конечно, проголосуют “ за ” . Это вполне сложившийся авторитарный режим, где инициативы организуются наверху и реализуются наверху, народ никто не спрашивает».


XS
SM
MD
LG