Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и Германия заключили беспрецедентное соглашение


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина.



Александр Гостев : Сегодня в Томске во время восьмого раунда межправительственных консультаций между Россией и Германией подписан ряд важных стратегических соглашений, в частности, между концерном "Газпром" и BASF . Президент Владимир Путин и канцлер ФРГ Ангела Меркель заявили на совместной пресс-конференции, что это беспрецедентное соглашение в истории двух государств. С подробностями о ходе переговоров лидеров двух стран и о первых итогах российско-германского саммита корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Мелани Бачина : Главная сфера сотрудничества России и Германии - энергетика. Об этом заявили лидеры двух государств по окончании официальной части межправительственных консультаций в Томске. Владимир Путин, в частности, сказал, что тема энергобезопасности и энергоэффективности останется приоритетной, пока Россия возглавляет "большую восьмерку".


Уже после переговоров были подписаны соглашения о сотрудничестве, в числе которых и договор между компаниями "Газпром" и BASF об обмене активами. Это соглашение президент Путин назвал беспрецедентным шагом.



Владимир Путин: Мы встретили такое же партнерское отношение к себе. Была проведена независимая оценка активов, произведен обмен активами. При этом компания BASF дала возможность "Газпрому" войти в эти активы в серьезные, связанные с распределением газа, с транспортировкой газа в Германии. Все это на основе взаимного учета интересов было сделано. Мы, безусловно, будем отвечать тем же нашим партнерам, которые работают с нами в таком режиме.



Мелани Бачина: Кроме того, сегодня Владимир Путин заступился за "Газпром". Говоря о расширении деятельности компании в Европе, российский президент обвинил Европу в двойных стандартах.



Владимир Путин : "Газпром" еще не собирался даже покупать компанию "Центрико" в Британии. Просто утечка в прессу как-то попала о том, что может быть "Газпром" об этом думает. Что мы увидели? Какую реакцию мы увидели? Сразу же услышали от британских политиков и представителей бизнеса - нужно принять отдельный закон, ограничивающий экспансию российских энергетических компаний на европейские рынки. Куда это годится?! Где же глобализация? Где же свобода рыночных отношений? Что это такое? Значит, там, где к нам приходят, там инвестиции и глобализация, а если мы куда-то собираемся прийти - это уже что? Экспансия российских компаний. Мы должны как-то договориться об общих правилах поведения.



Мелани Бачина : Ангела Меркель комментировала соглашения "Газпрома" и BASF об обмене активами более сдержанно, подчеркнув, правда, что Германии нужны природные ресурсы, и этот договор дает возможности обеим странам.



Ангела Меркель : Я была очень рада тому (господин президент это подтвердил), что 40 лет уже как Германия и Россия надежно сотрудничают друг с другом в области энергетики. Очень часто (это говорилось и со стороны политики, со стороны экономики), что так все должно остаться, что контакты должны стать еще более интенсивными. Мне кажется, что это находится в наших общих интересах. Поэтому мы можем сказать, что здесь мы можем иметь все ожидания на то, чтобы иметь надежное сотрудничество в области энергетики в очень тесной кооперации. Сегодня, конечно, все выглядит так, что у нас и в Европе, и в Германии проходит дискуссия на тему того, что нам нужны природные ресурсы, чтобы обеспечить энергоснабжением наш глобальный мир. Это стало обширной и очень объемной дискуссией. Поэтому хорошо, что Германия и Россия подписали здесь ряд соглашений между соответствующими предприятиями - например, соглашение между "Газпромом" и BASF .



Мелани Бачина : Говоря о ядерной энергетике, лидеры России и Германии подчеркнули, что разговор об этом они вели еще накануне вечером, во время ужина. России и Германии нужно было определить свои позиции, в частности, по отношению к иранской ядерной программе и об отношениях в вопросе энергобезопасности России.



Владимир Путин : Даже в условиях "холодной войны" и противостояния двух систем, которые балансировали фактически на грани мировой ядерной войны, Россия (тогда Советский Союз) неизменно в срок день в день, час в час обеспечивала в рамках коммерческих контрактов всех своих партнеров в Европе. Так о чем же, о каких страхах мы говорим сегодня? Зачем нагнетается этот страх перед излишней зависимостью от России, когда ситуация в мире кардинальным образом поменялась? А мы постоянно слышим о какой-то чрезмерной зависимости от России, о том, что надо бы ограничить доступ российских энергоресурсов на европейский рынок. Вы нас-то поймите тоже. Встаньте на нашу позицию. Что мы-то в этих условиях должны делать, когда мы каждый день слышим одно и тоже? Мы начинаем искать другие рынки. Это не значит, что мы собираемся что-то ограничивать в Европу, для нас Европа естественный, самый удобный партнер.



Мелани Бачина : Утром в рамках российско-германского саммита прошел представительный германско-российский бизнес-форум, на который съехались руководители практически всех крупнейших компаний. Во время этой встречи Владимир Путин и Ангела Меркель заявили также о создании совместной германо-российской торгово-промышленной палаты. Особое внимание, по словам Ангелы Меркель, следует уделить среднему и малому бизнесу. Владимир Путин в свою очередь отметил, что российский рынок ждет новых немецких партнеров. И уже в этом году правительство создаст специальный инвестиционный фонд.


Вообще, этот саммит в Томске лидеры России и Германии назвали самым представительным за последние годы.



Александр Гостев : В числе многих экспертов за саммитом наблюдал и руководитель Центра германских исследований Института Европы Российской академии наук Владислав Белов. Сегодня с ним побеседовал наш корреспондент Мумин Шакиров.



Мумин Шакиров: В газовых отношениях нет никаких темных пятен? То есть Германия спокойно относится к тому, что Россия будет строить трубу в направлении Китая?



Владислав Белов: Германия занимает именно проевропейскую позицию и свою собственную национальную, где есть опасения, что у России не хватит соответствующих стратегических запасов газа и что, скажем, Западная Сибирь будет работать не только на Европу, но и на Китай. И Европа, и Германия, и Россия - это стратегические партнеры, и здесь не может быть каких-либо недомолвок, которые возникли в последнее время.



Мумин Шакиров: После того, как Ангела Меркель стала канцлером Германии, было много разговоров о том, что теперь она будет больше смотреть в сторону США и меньше на Восток.



Владислав Белов: Это прагматичный политик, который вынужден был в рамках предвыборной кампании смещать акценты в сторону трансатлантизма, который был вынужден в рамках своей восточной политики говорить о необходимости учета интересов малых стран Центральной и Восточной Европы, который вынужден был говорить о том, что российско-германские отношения должны быть встроены в самые различные интересы, как Германии, так и Европы. На мой взгляд, это не более чем дипломатические оговорки, высказывания, установки. На самом деле, что касается российско-германских отношений, то их стратегический характер объясняется объективными факторами, которые не подвластны неким субъективным решениям.


Германия - крупнейшее хозяйственное пространство на западе Европы, Россия - крупнейшее хозяйственное пространство на постсоветском пространстве, соответственно, и у той и у другой стороны есть сравнительные преимущества, которые они просто объективно реализовывают, именно это выводит наши отношения, в первую очередь, в экономике на первый план.


XS
SM
MD
LG