Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Жириновский как лицо российского парламентаризма


Владимир Ворсобин

Владимир Ворсобин

Елена Рыковцева: Первым уважение депутатам по случаю грядущего праздника парламентаризма еще неделю назад оказал Владимир Путин. Вручая государственные награды группе особо отличившихся думцев, он сказал: «Вы работаете на укрепление авторитета страны, ее экономической мощи, обороноспособности, стремитесь сделать жизнь людей стабильной и благополучной. И в этом уже сделано немало, и доля вашего личного труда, ваш личный вклад существенны». Однако же обозреватель «Московского комсомольца» Юлия Калинина, судя по ее вчерашней публикации, не разделяет трепетного отношения президента к депутатам и их празднику. Послушаем цитату.



Диктор: «Ликуйте, россияне! Завтра Государственная Дума отмечает вековой юбилей! Особую значимость предстоящему торжеству придает то обстоятельство, что из 100 лет Дума функционировала всего 23 года. 10 лет до 1917 года и 13 – после 1993. Остальные 77 лет ее не существовало в природе. Тем не менее, столетие парламентаризма в России празднуется на самую широкую ногу. Пройдет оно в Петербурге, в Таврическом дворце, где Дума заседала до революции. Из Москвы туда приедут 450 нынешних депутатов, а также множество гостей, включая главного - президента Путина. По самым скромным подсчетам выходит, что торжества обошлись думскому бюджету в миллионы рублей. Однако возникает вопрос: ради чего истрачены народные деньги? Ведь нет на самом деле никакой столетней истории у российского парламентаризма. Да и парламентаризма, по большому счету, тоже нет, потому что сегодняшнее единодушие Думы с Кремлем, когда проходят с легкостью любые антинародные законы, никак нельзя назвать парламентаризмом. Это просто толкание у кормушки, вот и все. Десять лет плюс тринадцать равняется сто - ах, какая чудесная, какая круглая дата! Где мы еще не бухали? В Таврическом? Тогда чего стоим? Едем немедленно! Баре с жиру бесятся. Дивись, народ, за кого голосуешь».


Елена Рыковцева: А президент о Думе – ну, совершенно по-другому. Еще из его поздравления награжденным депутатам: «Мне очень приятно отметить, что сегодняшний стиль Федерального Собрания заключается не в единомыслии, но и не связан, как бы кого не обидеть, с театрализацией государственной деятельности. На мой взгляд, это в значительной степени уже преодолено, в значительной степени это в прошлом». А вот Юрий Магаршак из Нью-Йорка, который смотрит по телевизору русские «Новости», полагает, что ни в каком не в прошлом. Он пишет в газете «Время новостей»:


Диктор: «Истинным спикером Думы является вовсе не спикер. Спикером Думы, ее душой и мотором является вице-спикер от ЛДПР. Который действует по принципу: взял слово – держи его. И держит. Не спрашивая ничьего разрешения. Не оборачиваясь ни на кого и ни на что: ни на многовековую традицию, ни на мораль, ни на Бога, ни на приличия. Клевый мужчина! С таким всегда интересно. А главное – весело! Народ любит веселых. На заре карьеры Владимира Вольфовича его эпатаж казался шуткой. Но уже давно не является таковым. Ибо феномен Жириновского постепенно стал нормой жизни не только Думы. Он начинает захлестывать всю Россию. В чем состоит этот феномен? В том, что грань между жизнью и театром стирается. Когда Геннадий Хазанов сегодня говорит одно, завтра другое – это нормально, он актер на сцене. Если же вице-спикер парламента, лидер одной из крупнейших политических партий страны в одной аудитории говорит одно, завтра другое, а через неделю диаметрально ортогональное и тому и другому – он превращает аудиторию в театр. Если это здание парламента – то Думу, если это телестудия – то всю страну».


Елена Рыковцева: «Грань между театром и жизнью стерта. Театр и жизнь в России слились в единое целое. Такое впечатление, что в стране двоевластие: на вершине вертикали власти физической находится Путин, а в эпицентре власти метафизической находится Владимир Жириновский». И все это Юрий Магаршак написал еще до вчерашних-позавчерашних дней, когда все телеканалы взахлеб бросились освещать празднование юбилея Жириновского. Никакому Путину, такое не снилось. Телеканал НТВ просто-таки установил корреспондентскую вахту в Кремлевском Дворце, где проходили торжества. Кстати сказать, до этого, как я вычитала в «Комсомольской правде», юбилеи в этом Дворце справляли только Сталин и Ельцин. А вот теперь и Жириновский. И в каждом выпуске новостей НТВ было прямое включение с описанием: кто приехал, в чем приехал, что сказал Жириновский, что сказали в ответ ему, и так далее. Да все каналы отмечали этот юбилей очень подробно, хотя и без особой фантазии. По цитате из каждого выпуска.

Программа «Время», «Первый» канал.



Диктор: «Корреспондент: Юбиляр был в приподнятом настроении, в кулуарах репетировал песни, которые подарит однопартийцам. Насчет своего возраста высказался так: «Партии 17 лет, ему самому 60, так что средним арифметическим можно считать возраст 35 лет, тем более что и стоматологи это подтверждают». Владимир Жириновский, лидер ЛДПР : «Зашел из соседнего кабинета ортопед, посмотрел ротовую полость и сказал: «Владимир Вольфович, ваши зубы определяют возраст - 35 лет».


Елена Рыковцева: Программа «Вести», канал «Россия».


Диктор: « Корреспондент : «Несмотря на строгость речей и сдержанность эмоций, лидер старейшей партии в новейшей истории все же сообщил, что чувствует себя замечательно и намерен возглавлять партию еще 17 лет, потом, подумав, добавил: «Еще 17 и еще 17». «Потенциал человека рассчитан на 120 лет, так что я прошел только половину», - делился тайными знаниями Владимир Вольфович с журналистами. Владимир Жириновский : «Я был в поликлинике полгода назад, зашел из соседнего кабинета ортопед, посмотрел ротовую полость и сказал: Владимир Вольфович, ваши зубы определяют возраст - 35 лет. По зубам 35 лет всего».


Елена Рыковцева: Программа «События», телеканал ТВЦ.


Диктор: « Корреспондент : «Лидер ЛДПР никак не хочет мириться с возрастом». Владимир Жириновский : «Вот я не могу себе представить, что это такое - 60. Я не представляю. 40, 43, ну, 44. Я был в поликлинике полгода назад, зашел из соседнего кабинета ортопед, посмотрел ротовую полость, сказал: «Владимир Вольфович, ваши зубы определяют возраст в 35 лет». Корреспондент: «Зубаст, а также, подобно юному Чацкому, «остер, умен, красноречив» - таким страна знает Жириновского уже 15 лет».


Елена Рыковцева: Программа «Сегодня», телеканал НТВ.



Диктор: «Корреспондент: «К 2019 году Жириновский намерен получить большинство в парламенте. Вождю тогда будет 73, но прожить он собирается до 120-ти. И вообще тут недавно врачи ему сказали, у вас зубы, как у 30- летнего, поэтому о пенсии лидер ЛДПР даже и не думает, партия не отпускает».


Елена Рыковцева: А в общем, все сюжеты на полном серьезе, никакой там иронии, все очень даже пафосно. От отдельного сюжета на ТВЦ, посвященного выставке подарков, которые в разные годы дарили Жириновскому, до концовки репортажа на телеканале «Россия»: «На концерте Владимир Жириновский спел еще несколько песен. Это не 60, сказал кто-то тихо в зале, это 6:0 в его пользу». Да и начинали сюжет на государственном канале вполне комплиментарно: «За два дня до юбилея Думы свой личный юбилей отмечает один из самых ярких депутатов в истории новейшего российского парламентаризма». И только канал РЕН-ТВ в своей программе «24» попытался над всем этим как-то подумать: «Партийный съезд в Кремлевском Дворце как подарок к юбилею. Жириновский получает поздравления от премьер-министра, чуть раньше здесь прозвучало приветствие президента. Пятнадцать лет назад такое никому не приходило в голову. Изменилась страна, постарели тогдашние герои. Те, кто в начале 90-х высмеивал Жириновского и грозил не подавать ему руки, ушли с политической сцены. А он по-прежнему принимает аплодисменты поклонников. Как говорит Жириновский, они плохо знали свой народ». Владимир Жириновский как лицо российского парламентаризма – вот тема нашей сегодняшней программы. Почему, спрашиваем мы вас, уважаемые слушатели, без Жириновского не могут обойтись ни парламент, где он вице-спикер, ни президент, с явного благословения которого так почитают нынче лидера ЛДПР, ни избиратели, которые продолжают за него голосовать, ни телевидение, ни даже куда более трезвые газетные журналисты? И я представляю гостей нашей сегодняшней программы. Это специальный корреспондент «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин, который вчера в своем репортаже о праздновании юбилея Жириновского так и написал: «…И когда зал от души аплодировал ему, я подумал – нашу политическую жизнь без Жириновского действительно представить сложно. И скучно. И вдруг я понял, что, оказывается, хлопаю Вольфовичу тоже. Впервые в жизни…». Все правильно процитировала?


Владимир Ворсобин: Да.


Елена Рыковцева: Сергей Мулин, редактор отдела политики «Новой газеты». И с нами Анастасия Матвеева, аналитик интернет-издания « RBC - daily ». А начинаем с традиционной рубрики о событиях в мире прессы.



Час прессы. Что происходит?



Елена Рыковцева: Еще одна победа российских парламентариев: сегодня стало известно, что российская правящая партия делегировала одного из своих членов в респектабельную российскую газету. С нами на связи обозреватель газеты «КоммерсантЪ» Ирина Нагорных. Пожалуйста, подробности для слушателей, которые не читали сегодняшний «КоммерсантЪ».



Ирина Нагорных: Речь идет об Илье Киселеве, который до сих пор возглавлял в «Единой России» информационное управление. И теперь он уходит, переходит в газету «Известия» на должность заместителя главного редактора.


Но событие это примечательно вот по каким причинам. Илья Киселев в 80-е годы работал на внешнюю пропаганду, занимался внешней пропагандой нашего государства. Он выпускник МГИМО. В его ведении было 35 изданий, которые рекламировали Советский Союз «на за рубеж». Впоследствии он также работал на государственных постах, в правительстве. Был пресс-секретарем министра путей сообщения Фадеева. И вот с начала прошлого года он работал в «Единой России», стал членом партии. И, в общем-то, его богатый опыт пропаганды государства будет использован и в газете «Известия».



Елена Рыковцева: Если я хоть что-то понимаю, он идет на место Андрея Колесникова, который уходит оттуда, правильно?



Ирина Нагорных: Фактически так. Оба они отказались от комментариев, когда я пыталась у них получить прямые объяснения этой истории. В «Единой России» официально отказываются от партийной версии прихода господина Киселева в «Известия». Но, тем не менее, в неофициальных беседах и в «Известиях», и в «Единой России» мы получили подтверждение тому, что Илья Киселев будет заниматься, прежде всего, идеологией издания.



Елена Рыковцева: Ирина, спасибо. Поздравляем газету «Известия» с этим прекрасным приобретением.


Очень смешно сейчас Анастасия Матвеева подсказала то, чего я даже и не заметила. Вот в этих всех сюжетах телевизионных, которые мы цитировали, упоминался ортопед, который на самом деле не занимается стоматологией, а занимается ногами, костоправ.




Сергей Мулин

Сергей Мулин:Я бы еще добавил одну деталь. Главный подарок Владимиру Вольфовичу сделал Владимир Владимирович – отменив свое послание, первоначально намечавшееся как раз на 60-летие Жириновского.



Елена Рыковцева: Так вы думаете, что это как-то связано? А все гадают: почему же он его отменил 25 апреля? Ага!



Сергей Мулин: Он не хотел конкурировать.



Елена Рыковцева: Понятно. Владимир, давайте мы с вас начнем, с вашего репортажа о юбилее. Вот вы прониклись, как я поняла, когда побывали там.



Владимир Ворсобин: Ну, проникнуться Жириновским не так уж и трудно на самом деле. Просто я в концовке своего репортажа говорил о том, что я впервые в жизни хлопал ему, и это было действительно искренне. Знаете, Жириновский на этом юбилее был в действительности одинок. А очень многие подмечали, что очень мало кто из политических VIP ов пришел вообще на этот праздник. Да, Путин прислал короткое приветственное письмо. Да, позвонил ему Фрадков. Но вот из его коллег по Думе и исполнительной власти там практически никто не был замечен.


И вот сегодня в «Комсомолке» выходит заметка с банкета Жириновского. Там он вообще сидел один. И Жириновский пошутил не очень удачно во время этого съезда, он сказал, что «вот в этом зале проходил 28 съезд КПСС, последний, а вот теперь наш 18 съезд».



Елена Рыковцева: Да уж, неудачная аналогия.



Владимир Ворсобин: Но в любом случае, если говорят о том, почему власть дала такие хоромы для юбиляра, и многие считают, что значение Жириновского в политике увеличивается, я бы так не сказал. Мне почему-то показалось, что идет какое-то прощание с Жириновским. Это такой рудимент политики 90-х годов, когда были яркие политические звезды, когда избиратели действительно доверяли, действительно уважали депутатов. А было такое во время Сахарова, во время других известных политиков, когда люди смотрели съезды, затая дыхание.



Елена Рыковцева: Собчак.



Владимир Ворсобин: Да, Собчак. И Жириновский – это последний из них. И, по большому счету, мы входим в такое печальное время...



Елена Рыковцева: Последний из тех, кого узнают.



Владимир Ворсобин: Да... печальное время, когда Дума превращается в нечто совсем серое, совсем неузнаваемое. И я в одной заметке сравнил Жириновского с павлином в стае ворон.



Елена Рыковцева: То есть то, что еще можно разглядеть в этой массе.



Владимир Ворсобин: Еще можно разглядеть, да.



Елена Рыковцева: И это хорошо, это плюс?



Владимир Ворсобин: И он одинок, как любой павлин в стае ворон.



Елена Рыковцева: Но когда-то, много лет назад, когда еще феномен Жириновского только-только начинали изучать, я говорила с психиатром, именно с психиатром, а не с психологом, который книжку о нем написал. И он сказал, что он очень много с ним разговаривал, с людьми, которые его окружают, и его поразило то, что он в жизни крайне молчаливый и замкнутый человек, он вообще не разговаривает.



Владимир Ворсобин: Пока не включат камеру. Как только включается камера – этот человек совершенно преображается. Я вот лично общался с Жириновским, вы знаете, пять минут разговора – скучнее человека нет. Вот один на один – это просто обыкновенный интеллигент. Он смотрит на тебя усталым взглядом, причем актера. И только включается камера – и он, как любой актер, зажигается, он встает в позу.



Елена Рыковцева: Как лампочка. Анастасия Матвеева, Владимир, по сути, говорит о том, что Жириновский, в буквальном смысле, - последнее узнаваемое лицо российского парламента. И это плюс Жириновского, то, что его хотя бы еще узнают?



Анастасия Матвеева: Это минус российскому парламенту, скорее, что у него такое лицо. Безусловно, Жириновский некий « enfant terrible » российского парламентаризма. И он является...



Сергей Мулин: В 60 лет - « enfant »?



Анастасия Матвеева: И он все время таким будет. У него такое амплуа. Мы тут уже о театре говорили.


Жириновский – это находка для журналиста, безусловно. Это я скажу как человек, который в парламенте работает уже много лет.



Елена Рыковцева: Да вы без него не можете. Вот нельзя написать так репортаж, чтобы как-то его исключить - принципиально, например.



Анастасия Матвеева: Если при обсуждении закона высказался Жириновский – все, репортаж удался. Это совершенно точно.



Владимир Ворсобин: Или Митрофанов хотя бы.



Елена Рыковцева: На крайний случай.




Анастасия Матвеева

Анастасия Матвеева: Да. Это значит, что там будет какая-то ругань, площадная либо не площадная, кого-то обзовут, кому-то походя что-нибудь скажут, какое-нибудь едкое словцо, яркое, завяжется перепалка, кто-нибудь из коммунистов встрянет, попросят вызвать санитаров. Или драка будет в Думе, и комиссия по этике скажет, что надо это в прокуратуру подать обязательно. Вот такие вещи репортаж скучный про какой-то закон, они очень оживляют. Потому что народ не будет читать, если просто тупо, сухо передать суть закона. А нужны какие-то детали. И в этом смысле Жириновский незаменим, конечно. Он не пропускает на самом деле все парламентские слушания, вот даже самые скучные, чему бы они ни были посвящены – судебной реформе или какой-то проблеме выплат многодетным матерям, он обязательно придет...



Елена Рыковцева: Даже если камеры нет, если это по телевизору не показывают?



Анастасия Матвеева: Не важно.



Владимир Ворсобин: Обязательно процитируют.



Анастасия Матвеева: Потому что тот журналист, который будет писать об этих слушаниях, он обязательно упомянет Жириновского. И даже если он будет полную ахинею нести по сути этих слушаний, он все равно чего-нибудь яркое вставит: «Коммунисты развалили СССР. И вот поэтому все так плохо обстоит в этой сфере».



Сергей Мулин: Потому что Жириновский – это бренд.



Анастасия Матвеева: Да, это бренд, безусловно. И он этим брендом очень умело пользуется. Водка «Жириновский», одеколон «Жириновский». Это уже поставлено на коммерческую основу совершенно профессионально.



Владимир Ворсобин: А что вы прикажете человеку из инфомационного агентства, который смотрит на всю эту серость...



Елена Рыковцева: И засыпает.



Владимир Ворсобин: Кстати, слушания идут в течение часа. Умные люди выступают, говорят какую-то белиберду совершенно. И наконец-то выходит, как Солнце, Жириновский. И человек понимает, что сейчас он два-три предложения в любом случае скажет интересных – и все, есть материал.



Елена Рыковцева: Я правильно понимаю, Сергей Мулин, что когда-то, опять же много лет назад, когда он только начинал, его «сделали» журналисты, безусловно. Продолжают ли журналисты играть свою роль решающую в укреплении этого имиджа или уже от журналистов тут мало что зависит, он уже состоялся и как-нибудь справится без прессы?



Сергей Мулин: Я думаю, что он, безусловно, медиа-политик, один из самых высококлассных в этой стране медиа-политиков. Но это политик, который всегда ловил рыбу в мутной воде. Вот если вспомнить историю, когда и при каких обстоятельствах вообще в политике появился Жириновский, то он появился после того, как Валерия Ильинична Новодворская выгнала его из Демократического Союза. До этого он был стопроцентно чистый демократ.



Анастасия Матвеева: И либеральный.



Сергей Мулин: Он создал партию либерально-демократическую. Эта партия была второй зарегистрированной в стране после КПСС. И уже через год он сказал, что «мы проведем свой съезд в Кремлевском Дворце Съездов». Ну, пришлось немножко подождать. Но, тем не менее, он состоялся.


Первый его «звездный» час пришелся на осень 1990 года, когда рухнула, как вы помните, программа «500 дней», была в стране жуткая депрессия. И он вдруг предложил создать коалицию центристских сил и свое правительство.


Второе его появление громкое было на президентских выборах 1991 года, когда всем казалось, что у нас есть только один кандидат – Борис Николаевич Ельцин, «и других уже нам не надо». Тем не менее, он вышел и сделал полезную работу. В чем заключалась полезная работа? У центра была кандидатура Вадима Бакатина, ее поддерживал Горбачев, ее поддерживал Кремль. Кто уничтожил Бакатина на политических дебатах? Эту работу сделал Жириновский. Произошел в августе 1991 года путч. Единственный публичный политик, который публично поддержал ГКЧП, был Жириновский. И вот он так и продолжает выполнять эту полезную работу, ловя рыбу в мутной воде.



Елена Рыковцева: Кстати сказать, во всех репортажах цитировали слова Жириновского, когда он орден принимал из рук президента: «Это у меня первый в жизни орден, и я рад, что он называется «За заслуги перед Отечеством». И поскольку у нас 100 лет нашего парламента, то депутаты всех созывов царской Государственной Думы совершили все-таки небольшую ошибку и требовали отречься царя от престола. Мы знаем, чем закончилось. Хочу высказать пожелание, чтобы никогда больше депутаты России не боролись с центральной властью, а наоборот, всячески поддерживали, поскольку это основа российского государства».


Сергей Мулин: Все считают, что Либерально-демократическая партия – это политический проект КГБ СССР.



Елена Рыковцева: А сегодня что это? Хорошо, когда-то это был проект КГБ СССР. А сейчас чей это проект?



Сергей Мулин: А сейчас эта партия – носитель спецслужбистского духа, безусловно. И она остается такой всегда.



Елена Рыковцева: «По сути своей Жириновский – это артист разговорного жанра, - пишет Николай, - как Петросян или Винокур. Нынешний состав Госдумы – это позор для России, это безумие, бесчестие и бессовестность нашей эпохи».


Настя, а ведь увеличилось число мест в парламенте у ЛДПР, да?



Анастасия Матвеева: Увечилось по сравнению с прошлой Думой. Они на грани были прохождения в прошлую Думу, и там по итогам всех уходов из фракции оставалось в ней 12 человек. В этой у них – 53.



Елена Рыковцева: Вот видите, и избиратели без него не могут, не говоря уж о телевидении и даже газетах.


Прочитаю сообщения. Калмыков пишет: «Дорогостоящая для бюджета эпопея по празднованию юбилея Госдумы, награждения ее обитателей президентом выглядит на фоне обнищавшего и вымирающего населения издевательством».


Ну, давайте тогда про праздник этот скажем – 100 лет парламентаризму. Сегодня Владимир Ворсобин написал об этом, мы его цитировали. Сергей, что вы скажете про праздник?



Сергей Мулин: Я считаю, что красивая дата – 100 лет без царя в голове.



Анастасия Матвеева: Я хотела бы обратить внимание на то, что 120 миллионов рублей из бюджета было направлено на празднование этой даты. Для сравнения – в Петербург было направлено 220 миллионов рублей на переезд Конституционного суда. Можно спорить о том, нужно это делать или не нужно, но это как бы более масштабный проект, это не завтра будет, суд, весь его аппарат нужно в зданиях разместить, - и на это 220 миллионов рублей из бюджета планируется направить. И 120 – на единовременный как бы депутатский вот этот фуршет, банкет, который будет, я думаю, очень серьезный…



Елена Рыковцева: Владимир, вы про деньги, по-моему, не писали как раз.



Владимир Ворсобин: Не писал, и, на самом деле, рад, что все это так шикарно празднуется. Наконец-то есть повод поговорить о Госдуме, сравнивая ее с предшественниками – это первая Дума, которую разогнал Николай, и та Дума, которая была первой в наше время. Мне хотелось бы, чтобы наши депутаты, сравнив себя со своими предшественниками, хоть о чем-то задумались.



Елена Рыковцева: Верите, что задумаются?!



Владимир Ворсобин: Знаете, ничего человеческое депутатам не чуждо, я на это надеюсь.



Сергей Мулин: Я проведу параллель. Первые две царские Думы были оппозиционными власти, и обе были разогнаны. Две вторые царские Думы были лояльными власти, причем лояльность была по нарастающей. Две новые Думы и две вторые новые Думы развиваются по той же модели.



Елена Рыковцева: Подождите, тогда следующее что?



Сергей Мулин: А следующее – тут и начинается самое интересное. Чем закончилась самая лояльная четвертая Госдума? Она ездила к царю с просьбой отречься. Вы можете себе представить, чтобы Грызлов и Миронов пришли к Путину и попросили его отречься во имя сохранения России?



Анастасия Матвеева: Скорее, наоборот, на третий срок попросят.



Елена Рыковцева: Владимир, вы можете представить?



Владимир Ворсобин: Вы знаете, могу.



Елена Рыковцева: По глазам вижу, что может!



Владимир Ворсобин: Могу. Именно такие люди могут, потому что безграничная преданность чаще граничит с безграничным предательством.



Сергей Мулин: Но это еще не все. После того, как произошла революция и власть захватила новая диктатура большевиков, было избрано Учредительное собрание, и оно было этой диктатурой разогнано. Это значит, что мы живем при последней Думе. Нет?



Елена Рыковцева: Может быть. (Смеются)



Сергей Мулин: И накануне новой диктатуры.



Владимир Ворсобин: Я бы с такой радостью не говорил об этом на самом деле.



Елена Рыковцева: Ну, он не радуется, а просто констатирует с улыбкой, с обреченной улыбкой, давайте так назовем это.



Сергей Мулин: Я просто хочу сказать, что все параллели очень искусственны.



Елена Рыковцева: Но любопытны тем не менее.



Сергей Мулин: Потому что если копаться действительно в параллелях, в 1917 году в этом самом Таврическом дворце, где сегодня идет помпезное празднование, заседала одновременно Госдума, царская, и заседал питерский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. И этот самый Петросовет был кузницей революции, именно в этом Петросовете родилась новая власть. Именно в этом Таврическом дворце приехавший через Германию Ленин произнес свои знаменитые «Апрельские тезисы» и сказал: «Вся власть – Советам». Так что власть наша играет с огнем, допуская такие юбилеи.



Елена Рыковцева: Послушаем Александра из Москвы. Здравствуйте, Александр.



Слушатель: Добрый день. По поводу Думы хочется сказать, что древние латиняне в свое время были правы, когда говорили, что глас народа – глас Божий. И эту тему можно закрыть. А по поводу Жириновского и его популярности следующее можно сказать. При всем шутовстве и фиглярстве данного политика, он был единственный, кто не позволял вытирать ноги о шкуру раненого медведя в виде России нашей либеральной общественности, и именно поэтому за него народ голосовал. Посмотрите, бомбили Белград – он был в Белграде, начиналась война в Ираке – он был в Ираке. Когда наши либералы были у власти и, по существу, разваливали страну, он был единственным, кто говорил вещи, о которых народ просто мечтал. Поэтому это достаточно умный политик, при всем фиглярстве и шутовстве, повторюсь, который использовал народные мысли, народные помыслы, народные чаяния в своих политических интересах.



Елена Рыковцева: Спасибо, Александр. Тут даже и спорить-то не с чем, правда?



Сергей Мулин: Спорить не с чем. Единственное, что я могу сказать, что если есть в этой стране какой-нибудь враг парламентаризма, то это Владимир Вольфович Жириновский.



Елена Рыковцева: Почему?



Сергей Мулин: Потому что когда были выборы в первую новую Госдуму 1993 года, все говорили, что это выборы премьера. Шел «Выбор России», все думали, что Гайдар станет премьер-министром – и мы заживем по-новому. Именно благодаря тому, что эти выборы выиграл не Гайдар, а Жириновский, и появился лидер, которого стало невозможно назначить премьером, мы получили парламент отдельно, а правительство отдельно. Вы заметьте, сейчас прошли выборы на Украине, там победили три партии, и они выбирают между собой коалиции, они собираются править. После того, как выборы в России выиграл Жириновский, а на втором месте была Компартия, стало понятно, что никакого парламентского правительства в этой стране не будет.



Владимир Ворсобин: Получается тогда, не Жириновский враг, а народ, который голосовал за Жириновского, враг. Здесь не очень получается…



Анастасия Матвеева: Минуточку, у нас в Конституции 1993 года нормы, которые закладывали основы президентской республики все-таки, а не парламентской.



Сергей Мулин: Да, это безусловно. Но, тем не менее, наша Конституция не запрещает создавать правительство парламентского большинства. Тем не менее, для Кремля Жириновский всегда делал полезную работу: он голосовал за все бюджеты, которые вносил Кремль; он голосовал за всех премьеров, которых вносил Кремль, за одним исключением – он голосовал против премьера Примакова. Между тем, правительство Примакова было единственным правительством парламентского большинства в этой стране, и это было единственное правительство, где был министр от ЛДПР (если не ошибаюсь, Сергей Калашников был министром труда). Так что Жириновский – главный враг…



Елена Рыковцева: А почему он тогда голосовал против Примакова?



Сергей Мулин: А потому что он говорил, что это коммунистическое правительство, оно нам не нужно. Просто Примаков был неприятен Кремлю.



Елена Рыковцева: Юрий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, мы анализируем на работе в своем институте и Жириновского, и других политиков, и у нас такой вывод: Жириновский – это главная нелепость нашей жизни. Понимаете, тот, кто его воспринимает всерьез, - это глупцы. Те, кто голосует за него, люди ненормальные. Тот, кто его награждает, - это просто маразм! Цель очень простая…



Елена Рыковцева: Юрий, это вы на кого намекаете?



Слушатель: Цель «Единой России» - использовать в лице Жириновского человеческую глупость в своих целях, для того чтобы добиться необходимых процентов при голосовании.



Елена Рыковцева: Юрий, спасибо. Есть комментарий у кого-то к этому звонку?



Сергей Мулин: Я думаю, что Жириновский – это синдром нашего раздвоенного сознания. Вот почему он выигрывает выборы? Вспомните, выборы 1993 года были в ситуации практически гражданской войны между президентом и Верховным советом, страна была поляризована. И большинство народа было разочаровано и парламентской стороной, и президентской стороной, им был нужен выход энергии. И тут на экранах появляется Жириновский и начинает очень профессионально цеплять крючочками большую аудиторию. Мне в желании проголосовать за Жириновского в 1993 году признавались суперинтеллигентнейшие люди, просто потому, что им не нравились ни те, ни другие. И вот на этой мутной воде расцвел феномен Жириновского. Но, я повторяю, он делал полезную для власти работу: он переводил эту энергию протеста в безопасное для власти русло. А в результате мы не имеем нормальной политической системы.



Елена Рыковцева: Давайте я почитаю сообщения, которые приходят. От Майоровых, Москва: «Сначала насчет тусовки «единороссов» и ЛДПРовцев. Ну, споют Розенбаум, Басков, Газманов и, наверное, Жириновский, спляшет Бабкина. А славословия в адрес Жириновского – это патология».


«По зубам – 35, по поведению – 20, по разуму – 10», - пишет Геннадий.


Савельева пишет: «Насчет долгого парламентаризма Жириновского. При дворе для народа всегда нужен был шут, для развлечения, ощущения достоинства, своего ума над шутовским». Ой, я не знаю, чувствует ли народ, что он умнее, чем Жириновский. Мне кажется, что разум Владимира Вольфовича все признают, что умный человек. Так мне кажется, по крайней мере.


«Надо отдать должное Жириновскому, на протяжении многих лет он умело дурит голову определенному электорату, который не догадывается, что он давно сросся с теми, против кого они отдают ему свой голос», - пишет слушатель Добрый.


«Пока в Госдуме присутствуют певцы, типа Кобзона, танцоры, типа Исамбаева, кинорежиссеры, типа Говорухина, и клоун, типа Жириновского, дела в Думе не будет. Там нужны юристы и экономисты», - пишет Ламочкин из Москвы. Ну, так юрист он, по-моему, как раз.



Анастасия Матвеева: Да, как раз, квалифицированный.



Елена Рыковцева: Он сын юриста… И сам юрист, и сын юриста.


«Награждение депутатов Госдумы президентом, я считаю, кощунство. Госдума принимает грабительские законы и реформы против собственного населения. Наша Госдума больше похожа на сумасшедший дом, где все друга ненавидят, дерутся и ведут себя непристойно», - пишет Андрей из Подмосковья.


Кто-то изучал список награжденных, кроме Жириновского, кто там есть? Пожалуйста, Сергей, есть у вас какие-то комментарии к этому списку? Кого наградили из думцев, что это за люди?



Сергей Мулин: Из думцев единственный орден «За заслуги перед Отечеством» Третьей степени, то есть самой высокой, получил Николай Ковалев. Если вы вспомните депутатов, это один из самых бесцветных депутатов (ну, там есть красноречивые). Он был директором ФСБ перед Путиным, и этой такой извинительный, утешительный приз за открывшуюся карьеру.



Елена Рыковцева: Так, это третья степень. Четвертая – это там, где Жириновский.



Сергей Мулин: Четвертую степень получили Володин, Грачев, Жириновский, Косачев, Кулик… В общем, все эти люди известны тем, что это очень профессиональные думские лоббисты, и лоббисты интересов прежде всего партии власти и того, что нужно Кремлю. Так что это расплата со своей клакой, если угодно. Ордена Почета получили чуть менее известные лоббисты, например: Фарида Гайнулина – это главный лоббист Минтимера Шаймиева в Госдуме, Валентина Пивненко – это главная наша лоббистка по Северам, Хинштейн – сами знаете чей главный лоббист…



Елена Рыковцева: Это «Московский комсомолец», Александр Хинштейн. И чей лоббист? Касьянова, конечно. (Смеются)



Владимир Ворсобин: Настойчивый, да.



Сергей Мулин: В нуждах совершенно определенных сил. И так далее.



Анастасия Матвеева: Васильев.



Сергей Мулин: Владимир Васильев, естественно, Сергей Бабурин, Валерий Боголомов (бывший генсек партии власти)…



Елена Рыковцева: В общем, мотивация более-менее понятна, вам по крайне мере.



Сергей Мулин: Мне кажется, это просто утешительный приз за «ликвидацию» парламента.



Владимир Ворсобин: Это все серьезные люди. А вот наши читатели почему-то до сих пор уверены, что там у нас, в Думе, балаган. По-моему, никакого в Думе балагана давно нет, а там находятся люди достаточно определенных интересов и целей. Так что все у нас в порядке.



Елена Рыковцева: Да-да, которые знают, что делают.



Владимир Ворсобин: Если у нас там будут работать юристы, как хотят наши слушатели, ну, что ж, я думаю, что работа юриста и лоббирование в чем-то родственны.



Сергей Мулин: Проблема в том, что наша Дума превратилась из действительно законодательного органа, из того места, где выступают депутаты, отражающие чьи-то интересы, в банальную машину для голосования. Неслучайно образ андроидов и спикера, который является таким тоже самым большим, главным андроидом.



Анастасия Матвеева: Но еще более красноречивая деталь, что сами андроиды считают это похвалой себе.



Владимир Ворсобин: Если я не ошибаюсь, у нас за «Единую Россию» проголосовало достаточно много людей.



Сергей Мулин: 37 процентов. Это чуть больше трети. А мест они имеют две трети.



Елена Рыковцева: За счет мажоритарных округов, да. Послушаем звонки. Александр Евгеньевич из Саратова, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что празднование 100-летия Государственной Думы – это чем-то походит на пир во время чумы. Что касается самого состава Государственной Думы, то это иначе назвать нельзя, как скопищем паразитом кровососущих. Что касается личности Жириновского, все отмечают, что это, безусловно, талантливый человек, но в Государственной Думе он выполняет роль этакого штрейкбрехера, я так бы сказал.



Елена Рыковцева: Штрейкбрехер – это по отношению к кому и к чему?



Слушатель: Между исполнительной властью, законодательной и избирателями.



Елена Рыковцева: Спасибо за звонок. Людмила Ивановна из Смоленской области, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день, уважаемые. Первое, самый конец 80-х годов – начало 90-х, я была самозабвенным участником ДВС, за власть законов в стране. Существует другой закон – «закон табуна». Наши КГБисты, учуяв, что пахнет жареным, выбрали трех мужиков, на мой взгляд и взгляд многих других, - это Жириновский, это Невзоров (помните, который уши отрезанные показывал) и это Николай Ильич Травкин. «Закон табуна» - это, когда табун понесло, как народные массы в конце 80-х, за вожаком все стадо несется. Так вот, они должны были выполнять роль этих вожаков. Травкин не оправдал надежд Кремля, мы пошли за Травкиным, самозабвенно, повторяю. А Жириновский и Невзоров тогда выполняли свои функции для государства.



Елена Рыковцева: Спасибо, Людмила Ивановна. И слушаем Александра из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Мой знакомый работает в Институте Сербского (я фамилию его не буду, конечно, называть), он крупный специалист, и он сказал, что Жириновский – это их клиент. И он всегда удивляется. «У него, - говорит, - такой страшный диагноз. Как такие люди могут находиться у власти? И почему его по всем программам телевидения ежедневно все телестудии показывают?» Спасибо.



Елена Рыковцева: Я хотела спросить – потенциальный клиент или реальный клиент?.. Но слушатель отключился.



Владимир Ворсобин: Не очень хороший специалист работает в Институте Сербского…



Анастасия Матвеева: Как можно диагноз поставить на расстоянии?



Сергей Мулин: Не надо путать образ, в котором пребывает Жириновский, и самого Жириновского. В быту это нормальный совершенно человек.



Елена Рыковцева: Просто Александр быстро отключился. Может быть, он хотел рассказать какую-то историю, что он – существующий клиент? Но очень вряд ли.



Сергей Мулин: Вы хотели бы диагноз в прямом эфире?



Владимир Ворсобин: Тут очень многие сравнивают его с шутом, но, вы помните, шуты часто подсказывали государям очень дельные вещи. И вот эти федеральные округа – Жириновский, конечно, на каждом углу кричит, что это он подсказал, но, честно говоря, я ему верю, потому что, не знаю, может быть, еще откуда-то Владимир Владимирович это подхватил, но один из первых, кто заявил об округах, был именно Жириновский.



Сергей Мулин: Федеральные округа предложил в Москве еще, помните, в 1990 году Гавриил Попов.



Елена Рыковцева: Может быть, он и предложил, но послушали Жириновского.



Владимир Ворсобин: Да, он сказал об этом все-таки позже.



Сергей Мулин: Жириновский предложил поделить Россию на губернии, вот это точно, укрупнить регионы в экономически самодостаточные.



Владимир Ворсобин: Вот сейчас укрупнение и происходит.



Сергей Мулин: Вот это – идея Жириновского, это правда.



Елена Рыковцева: Все по стратегическому плану Жириновского.



Анастасия Матвеева: И отменить выборы губернаторов тоже он предлагал.



Сергей Мулин: Да, тоже его идея.



Владимир Ворсобин: Для шута неплохо, и для «клиента Института Сербского» тоже нормально.



Елена Рыковцева: Между прочим, да. Геннадий Георгиевич пишет: «Жириновский занимает определенную роль у трона короля, поэтому ему дозволено говорить иногда правильные вещи. Но сегодня Русь, как в XIII веке, между молотом и наковальней, то есть между Ордой и Западом, а на роль Александра Невского или Дмитрия Донского Вольфович не потянет».


«Почему Жириновский? Вспомним, каким успехом пользовались Олег Попов, «Карандаш», Юрий Никулин, и тем более, при каждом короле должен быть шут. Ирина». Надо же тема шута продолжается.


Светлана Александровна пишет: «Если бы в России было правосудие, то Жириновский сидел бы не в Думе, а в лагере, вместо Ходорковского. Национальный позор России, поведение безобразное. Ненаказуем, потому что это лицо нашей власти, защищен ФСБ».


«Предлагаю уточнение. Жириновский – не лицо российского парламентаризма, и лицо, исправно и регулярно тестирующее парламентаризм».


«Жириновский – лицо российской власти. Награждение орденом «За заслуги перед Отечеством» человека, прилюдно избивавшего женщину, проповедника типично нацистских взглядов наглядное тому подтверждение», - пишет Александр.


«Господа, в любом обществе существуют 10-12 процентов психически ненормальных людей или с какими-то отклонениями, и это – аудитория Жириновского. Все остальные проценты добавляете ему вы, журналисты. Что касается послания президента, то оно не могло состояться в годовщину чернобыльской катастрофы, нельзя устраивать пикник на кладбище», - пишет Владимир из Москвы. Владимир, по поводу Чернобыля зря, потому что чернобыльская годовщина была вчера, в среду, а послание было намечено на 25 апреля. И причем здесь пикник? Почему послание президента вы считаете пикником, чем-то радостным и нарядным?



Владимир Ворсобин: Удивляет, почему во время 100-летия Госдумы мы здесь так сильно обсуждаем Жириновского. Я бы с удовольствием поговорил с оппозицией нашей, правой оппозицией. Почему ее нет в Думе, когда празднуется 100-летие Думы?



Елена Рыковцева: Что значит – ее нет в Думе? В смысле – ее не выбрали?



Владимир Ворсобин: Правая оппозиция, наши либералы не представлены практически в Думе. А вот почему-то сейчас все говорим о Жириновском, у которого действительно был юбилей. И почему-то сейчас очень многие злые стрелы летят именно в него. Да, много в нем – мы его все изучали – шутовского и удивительного, но вот сейчас, во время парламентского праздника, хотелось бы, конечно, узнать, почему у нас такая однородная и скучная Дума, почему там нет правой оппозиции? Вот это меня больше всего волнует в этой истории.



Сергей Мулин: А потому что у нас народ деградировал. Если вы заметили, начиная с того же самого 1993 года, националистические настроения в стране только росли и растут, и богатства в среднем в стране не прибавляется. Жириновский в 2003 года, когда проиграли наши либералы, выдвинул гениальный лозунг, который цеплял большую аудиторию, он говорил: «Мы за бедных, мы за русских» - то есть против либералов и против засилья, как это теперь называется, титульной нации другого государства.



Владимир Ворсобин: Деградировал народ, значит, да?



Сергей Мулин: Да.



Владимир Ворсобин: Деградация народа… Плохой народ у нас, плохой, но другого нет.



Анастасия Матвеева: Вы знаете, мне кажется, ответ в другом, что Дума скучная...



Сергей Мулин: Народ деградировал не сам по себе, его ввели в это состояние сознательно, в том числе при помощи Жириновского.



Анастасия Матвеева: У нас нет публичной политики в стране. И, в общем-то, не было никогда, но в последнее время это стало наиболее заметно. Именно потому Дума скучная, там заседают андроиды и занимаются решением своих проблем. А Жириновский устраивает такую профанацию из публичной политики, поэтому он наиболее яркий политик. И назвать его лицом российского парламентаризма…



Сергей Мулин: Если бы у нас не было публичной политики, у нас никогда бы не было фракции Жириновского.



Елена Рыковцева: То есть неправильно назвать лицом, именно потому что он яркий слишком?



Анастасия Матвеева: Нет, наоборот, правильно, потому что он использует из той профанации публичной политики, которая у нас есть, все, что возможно, выжимает из нее в своих интересах все, что может.



Владимир Ворсобин: Я боюсь, что народ разочаровался в Думе именно во времена публичной политики. Именно тогда он разочаровался и в политиках, и в депутатах.



Сергей Мулин: Народ разочаровался в Думе потому, что эта Дума никогда ничего не решала, ни при царях, ни при президентах, извините.



Елена Рыковцева: Давайте я тогда почитаю, что пишут. Николай: «Жириновский – это мыло. Лежит оно спокойно, никому не нужное, - и вдруг начинает намыливаться, раздуваться, и получатся пузырь – и все ахнули. Это талант! Путин, например, вчера подошел к карте, отодвинул трубу – и всех ахнули. Это тоже большой талант».


«Жириновский – наш кумир, потому что скучен мир», - пишет Роман.


«Ваш гость оскорбил память Андрея Сахарова, сравним его с этим «сыном юриста». Его присутствие в политике – признак отсутствия брезгливости у населения», - пишет Владимир Тараканов. Владимир не сравнивал с Сахаровым, конечно, его. Имелось в виду, что в парламенте времен Сахарова были яркие лица.



Владимир Ворсобин: Прекрасные люди, да.



Елена Рыковцева: Не потому что вы сравнивали с Сахаровым, а потому что просто это узнаваемые лица – вот что вы сказали. Давайте послушаем Сергея Николаевича из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Сергей Николаевич.



Слушатель: Добрый день. Спасибо за очень интересную беседу. У меня два мнения. Первое – не оригинальное, речь идет о Жириновском как шуте, но мне бы хотелось вычленить тот момент, что, в принципе, роль Жириновского – показное отношение нашего руководства к народу. Потому что, в принципе, все перлы Жириновского рассчитаны на обывателя, то есть это где-то дебилизация самого народа. Это первый момент. Теперь второй момент, в отношении ортопеда…



Елена Рыковцева: … ортодонта, да.



Слушатель: Дело в том, что ортодантисты есть, но, по-видимому, Владимир Вольфович имел в виду ортодонта, то есть ортопеда – специалиста по челюсти, так будем говорить.



Елена Рыковцева: То есть ничего страшного, никакой ошибки тут нет, хорошо, спасибо.



Слушатель: Но дело все в том, что тут парадокс заключается, потому что ортопеды занимаются преимущественно позвоночником, то есть это хребет, извините, фигурально выражаясь, хребет нашей Думы. Поэтому то, что признали, что у него зубы как у 35-летнего, ну, это лишь показывает, что у него очень хороший ортодонт по сравнению с Леонидом Ильичем, например. И, наконец, вопрос у меня к вашим гостям. Известно, что Владимир Вольфович не только полковник, кстати, по-видимому, по переводческой работе, но и доктор наук. Мне бы хотелось узнать, по какой тематике и где он защищал докторскую?



Сергей Мулин: Он доктор философских наук. Он мыслитель.



Елена Рыковцева: Да. Нина Александровна, завершайте нашу программу.



Слушатель: Я просто совсем кратко. Понимаете, награждение такого человека, как Жириновский, по-моему, это просто оскорбление всех тех людей, которые заслуженно носят правительственные награды. И мне стыдно за то, что так получилось.



Елена Рыковцева: «А мне будет жалко, если Жириновский исчезнет с политического поля. Должность королевского шута всегда была нужна и важна для государства», - пишет Георгий из Санкт-Петербурга.


Очень много сообщений на пейджер, и такие интересные, что очень жаль, что все не успеваю прочитать. Завершаем «Час прессы».


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG