Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перенос строительства байкальского нефтепровода


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович и Кирилл Кобрин.



Александр Гостев : Перенос Владимиром Путиным маршрута восточного нефтепровода подальше от Байкала остается темой, обсуждаемой масс-медиа и экспертами. Мы уже рассказывали о новостной стороне этого события. О других особенностях шага Владимира Путина - имиджевых и относящихся к технологии власти - рассказывает корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Для публичного спасения Владимиром Путиным озера Байкал от опасного трубопровода сложилось столько причин, что не сделать из этого эффектный пиар-ход было бы просто недомыслием. Так считает большинство аналитиков, наблюдавших 26 апреля за оторопевшим руководителем "Транснефти" Семеном Вайнштоком, для которого указание президента России провести нефтепровод севернее уже разработанного маршрута было явным сюрпризом. Между тем, сюрприз был явно хорошо подготовлен. По крайней мере, так сказал академик Николай Лаверов, сначала неформально, а потом и публично рассказывавший Путину об опасной близости трубы к Байкалу.



Николай Лаверов : Это не была импровизация. Это было, действительно, продуманное, как мне представляется, решение. Было все рассмотрено и принято конкретное решение.



Данила Гальперович : Кроме того, действительно массированная критика проекта со стороны экологов и даже местной власти наверняка как-то была доведена до сведения Владимира Путина, несмотря на то, что центральные телеканалы довольно мало рассказывали об активистах экологических организаций, которых милиция запихивала в автобусы около офиса "Транснефти". Во всяком случае, слова о необходимости спасения Байкала Путин читал по заранее подготовленному конспекту.


Депутат Госдумы Алексей Митрофанов полагает, что Владимир Путин решил себе историю не портить.



Алексей Митрофанов : Дело в том, что эта же история долгоиграющая. Она может выстрелить, вообще, через 40-50 лет. А зачем это уносить с собой в далекое будущее, что все будут вспоминать, как до сих пор вспоминают некоторые решения Хрущева по Крыму, еще где-то.



Данила Гальперович : Тут еще очень кстати пришелся российско-германский саммит, и канцлер Германии Ангела Меркель должна была сделать из принятого президентом России решения положительные для него выводы. Однако есть и еще одна версия причин произошедшего - внутривластная. Заведующий отделом экономики газеты "Коммерсант" Дмитрий Бутрин полагает, что в стороне от этой истории не остался Владимир Якунин, бывший питерский чекист, а теперь руководитель «Российских железных дорог», которые тоже возят нефть на восток вдоль Байкала.



Дмитрий Бутрин : По крайней мере, внутри властной элиты практически все говорят, что как минимум РЖД было заинтересовано в том, чтобы полного триумфа "Транснефти" не было. Насколько я могу судить, господин Вайншток с осени потребовал сконцентрировать абсолютно все нефтеперевозки. На нынешний момент совершенно невозможно сказать, чем будет заполняться труба, по крайней мере, первый ее отрезок, который должен идти на Китай. Существование под боком конкурирующей организации, весьма желающей развивать железнодорожные перевозки нефти в том же направлении, конечно, Вайнштоку не нравилось.



Данила Гальперович : Остается напомнить, что проект такого мощного начинания, как нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий океан» был долгое время на виду у всех. И критиковали его многие, но, как и с Законом "О неправительственных организациях", именно главе государства была отдана честь выступить в этой истории главным положительным героем.



Александр Гостев : Президентское решение перенести трубу нефтепровода подальше от Байкала выглядело эффектным экспромтом, не исключено, что подготовленным, но все-таки - экспромтом. Безусловно, Владимир Путин выступил в глазах общественного мнения спасителем чистоты знаменитого озера, «добрым царем». Однако своим жестом он поставил под вопрос эффективность системы государственной власти, укрепление которой является одним из приоритетов его правления. О том, насколько подобные жесты вписываются в историческую традицию Российской государственности, я побеседовал с моим коллегой, историком Кириллом Кобриным.


Решение президента Владимира Путина, вернее, даже указание выглядит очень странным на фоне многочисленных решений различных государственных органов разных уровней, на фоне экспертиз. Не выглядит ли это доказательством того, что вся система власти в России устроена, я бы сказал, по монархическому принципу?



Кирилл Кобрин : Вы упомянули очень верное слово "монархическому". Потому что Владимира Путина и нынешний режим довольно часто упрекают в авторитаризме. Но я бы провел другую историческую параллель. Когда я услышал вчера об этой истории с переносом нефтепровода от Байкала, что само по себе, видимо, играет очень важную и положительную роль в экологической ситуации в России, так вот я вспомнил историю со строительством Николаевской железной дороги между Москвой и Петербургом, когда очень долго шли споры, где проводить линию железной дороги. Там были задействованы очень важные экономические интересы. Все спорили, где пройдет эта железная дорога и так далее, пока, наконец, Николай I не подошел к карте и не прочертил по пальцу карандашом линию от Москвы до Петербурга, по которой должна пройти железная дорога. На этом все споры закончились.


Можно сказать, что за многими советологами и теперь уже специалистами по истории России, что исторически власть в России всегда была монархической, такой околомонархической или с чертами монархии она остается до сих пор с выстраиванием такой метафоры доброго царя. Действительно, смотрите - злодеи-чиновники, бояре решили провести нефтепровод около Байкала. В случае чего будет катастрофа. Все блюдут только свои интересы. Народ недоволен, но недовольство народа никак на органах власти не сказывается. И вдруг появляется царь, который говорит, что, нет, это все неправильно. Единственно верное решение он, собственно говоря, и принимает.


В этой ситуации меня занимает другой вопрос. Это вопрос о том, как вообще устроена система государственной власти в России? Обратите внимание. Вы точно сказали - множество государственных органов принимает решение, проводятся экспертизы. Принимается Водный кодекс с изъятием определенных статей, касающихся этой территории около Байкала. Оказывается, что все они решили неправильно. Так что же это за государственная власть, которая принимает решение за решением, которые не имеют никакой силы, никакой эффективности. Все в результате замыкается на президенте, также как и до революции, в конце концов, все замыкалось на царе - добром или злом. Здесь повод для очень серьезного разговора о государственной политике Владимира Путина и его администрации о том, как он все эти годы выстраивал систему государственной власти в России. Он пытался укрепить вертикаль власти, он пытался создать параллельную систему власти, точнее параллельную систему контроля в виде полпредов и так далее, и так далее. В результате все это заканчивается тем, что они оказываются неэффективными, а решение принимает опять царь.



Александр Гостев : Получается, что эта ситуация - показатель не только системы построения власти, но и показатель уровня опасности, которому подвергается государство, если решения фактически принимает один человек.



Кирилл Кобрин : Поэтому и существует такая система государственной власти, которая называется демократия, основанная на разделении властей. То, что происходит в России последние 6 лет, действительно, как это ни странно, отдаленно, но напоминает николаевскую эпоху. Но николаевская эпоха была, конечно, не эпохой демократии в России. Со второй трети XIX века прошло уже более 150 лет. Я думаю, что ситуация в России изменилась. Не может история, историческая традиция диктовать сегодня современной стране модели управления и модели принятия решений.


XS
SM
MD
LG