Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Для Германии Россия - это пространства для "колонизации" в хорошем смысле слова»


В Томске в ходе восьмого раунда межправительственных консультаций между Россией и Германией был подписан ряд важных стратегических соглашений, в частности, между компаниями «Газпром» и BASF. Комментаторы в Германии отмечают новую ноту в стратегическом дуэте партнеров. Россия заявила в эти дни о себе не как страна-поставщик газа, а как мировая энергетическая сверхдержава, которая намерена преследовать свои интересы и свою выгоду, и в определенных ситуациях диктовать условия. Пример тому - не подписанный в Томске договор «Газпрома» с немецким концерном Е.ON, партнером и одновременно конкурентом российского газового гиганта на мировом рынке. Российская сторона назвала причины, помешавшие подписанию, техническими. Вице-шеф «Газпрома» Александр Медведев заявил, что договор с Е.ON может быть подписан в ближайшие три месяца, но понятно, что технические причины довольно серьезны и три месяца - это, видимо, минимальный срок.

На призывы немецкой оппозиции к Ангеле Меркель искать пути уменьшения зависимости от поставок энергоносителей из России в самой России реагируют с обидой - мол, если вам наш газ не по вкусу, то скажите прямо, мы найдем, где его продавать. Но все это игры, в которых должна победить энергетическая сила из России, желающая стать владельцем всей сети доставки газа до конечного потребителя в Германии. Тем не менее, следуя политике кнута и пряника, Владимир Путин и руководители «Газпрома» успокоили немецких и европейских партнеров в надежности поставок газа. В этом убежден и министр экономики Германии Михаель Глосс: «Я убежден, что русские столько же заинтересованы в продаже газа Германии, сколько мы в том, чтобы его приобретать», - говорит он.


Уверенность Михаеля Глосса основана еще и на том, что Россия остается зависима от немецкой точной техники и ноу-хау - в частности, в сфере добычи газа и нефти. Без немецкой техники разработка многих месторождений, как и построение новых газопроводов сегодня невозможно. Поэтому стороны «приговорены» к стратегическому партнерству.


«Мы видим возвращение к староимперской традиции - взять организацию производства от немцев, а с другой стороны, предоставить немцам пространство для приложения своих сил. Это довольно такая взаимодополнительная конструкция, которая работала в императорской России», - комментирует развитие российско-германских отношений и итоги переговоров в Томске сотрудник американского Центра Маршала в немецком городе Гармиш-Партенкирхене Александр Гарин. По его словам, для Германии Россия - это, конечно, громадные пространства для «колонизации» в хорошем смысле слова (не для имперской колонизации, а для распространения своих возможностей). Для России же это ноу-хау. «Мне кажется, что это больше, чем энергетика. Меркель... На официальном ее сайте полушутя высказана мысль о том, что она мечтала бы проехаться по Транссибирской железной дороге. Она ее в каком-то смысле компенсирует тем, что она способствует грузопотокам через Сибирь», - говорит Александр Гарин. «Российские железные дороги» и «Дойче Банн» нуждаются друг в друге для того, чтобы осуществить грандиозную идею моста между Дальним Востоком и Европой, а она весьма дорогостоящая.


Но речь идет не только о гигантах. «Чему могла бы поучиться Россия у Германии в данном случае - это тому, как заботиться о своей не только крупной, но средней и мелкой промышленности. Если мы возьмем Восточный комитет немецкой промышленности, то он продвигает вперед своих средних предпринимателей. Он ищет сферу приложения на русском рынке для средних предпринимателей. Немцы понимают здоровье своей страны именно как здоровье мелких и средних. Они дают 57% общего продукта. Чему можно поучиться у немцев, так это партнерскому отношению государства с предприятиями всех уровней, в том числе именно средних и мелких, потому что от них ожидается здоровье страны. Скажем, 80 процентов бизнесменов, которые имеют дело с Россией, ожидают рост на 10 процентов своих доходов. Это очень положительно. Но все они отмечают тоже самое, что и отмечают сами российские специалисты – дефициты. Правовая защищенность, защита от произвола чиновников, равные отношения к ним и к местным», - говорит Александр Гарин.


Российско-германские контакты на высшем уровне будут оставаться интенсивными. Российский президент по приглашению Ангелы Меркель уже в мае посетит международный авиакосмический салон в Берлине. Затем в июле последует саммитом «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. А осенью Владимир Путин приедет в хорошо знакомый ему Дрезден на празднование 800-летия города.



XS
SM
MD
LG