Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Раскол в профсоюзном движении Санкт-Петербурга и Ленинградской области


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие заместитель председателя Федерации профсоюзов Петербурга и Ленинградской области Галина Келехсаева и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.



Татьяна Валович: Нынешний Первомай российские профсоюзы проведут под девизом "Человеку труда - достойную зарплату". Федерация профсоюзов Петербурга и Ленинградской области отстаивать интересы трудящихся намерена уже на стадии формирования власти, участвуя в избирательных кампаниях, для чего подписала соглашение о взаимодействии с городской избирательной комиссией. Между тем, в самом профсоюзном движении наблюдается явный раскол.



Виктор Резунков: Федерация профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области подписала соглашение с Петербургской избирательной комиссией для совместного участия в избирательном процессе. В Ленинградской области подобное соглашение уже действует. Однако, пока неясно, в чем будет заключаться эта совместная деятельность. Предполагается только, что представители профсоюзов будут входить в составы избирательных комиссий. Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Александр Вешняков попытался объяснить, зачем нужны такие соглашения…



Александр Вешняков: У Центризбиркома такого соглашения нет с профсоюзами. А что касается соглашения, которое есть по этому поводу у комиссии областной, то это вполне нормальное явление. Мы вообще готовы заключить соглашения со всеми, кто готов сотрудничать, готовясь к соответствующим избирательным кампаниям. Поэтому позитивное отношение к такого рода инициативам. А что за ней стоит? Может быть, более четко и определенно…



Виктор Резунков: Впрочем, перед нынешним Первомаем ряды профсоюзных организаций Петербурга и Ленинградской области вряд ли можно назвать сплоченными. Например, профсоюз российско-американского завода "Форд-Всеволожск" уже давно прекратил отношения с Федерацией независимых профсоюзов России. Как заявил лидер профсоюза завода Алексей Этманов…



Алексей Этманов: У нас, в общем-то, нет никакого взаимодействия с официальным профсоюзом машиностроителей. Они до сих пор заявляют везде, что мы состоим у них, на самом деле это не так. Мы вышли оттуда 29 января. Потом они пытались через два месяца меня исключить оттуда, хотя мы уже сами оттуда ушли. Мы - сами по себе, они - сами по себе. Мы занимаемся основными рабочими, мы своими проблемами занимаемся, помогаем многим, скажем так, свободным профсоюзам становиться на ноги и бороться. Они рисуют себе зарплату и, как ничего не делали, так ничего и не делают, только подавайте им зарплату ежегодно. Ставят себе какие-то плюсики, статистику ведут, на самом деле ничего не делают для рабочего человека. О чем можно говорить? Пусть они себя и выбирают. Я не знаю, кто их будет выбирать.



Виктор Резунков: В первомайском шествии, организованном Федерацией независимых профсоюзов России, фордовцы и представители других молодых профсоюзов нескольких предприятий Ленинградской области с иностранным капиталом будут участвовать, но отдельной колонной, и на Дворцовую площадь вряд ли пойдут.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях заместитель председателя Федерации профсоюзов Петербурга и Ленинградской области Галина Келехсаева, с которой мы и поговорим о том, что сейчас происходит в профсоюзном движении.


Галина Борисовна, в прозвучавшем репортаже сразу несколько основных тем поднято. Давайте по порядку. Во-первых, подписание соглашения с горизбиркомом - для чего это было сделано и как это скажется на деятельности профсоюзов в отстаивании прав трудящихся?



Галина Келехсаева: К этому соглашению мы пришли очень осознанно, потому что сегодня в целях обеспечения конституционных прав граждан, открытости и гласности выборов Санкт-Петербургская избирательная комиссия и, естественно, наша Федерация профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области пришли к тому, что необходимо на современном этапе сотрудничество сторон, которое должно осуществляться по нескольким направлениям - это и информирование актива профсоюзных организаций об избирательном законодательстве в ходе избирательного процесса на территории Санкт-Петербурга, обучение членов избирательных комиссий, выдвинутых профсоюзами, наблюдателей, направленных профсоюзами для наблюдения за голосованием и подсчетом голосов.



Татьяна Валович: А раньше профсоюзы не имели права посылать своих наблюдателей? Как будет отличаться, скажем, построение работы после подписания этого соглашения?



Галина Келехсаева: Раньше в рамках закона об избирательной деятельности общественные организации имели право направлять своих представителей в избирательные комиссии, как территориальные, так и участковые. Но дело в том, что не было структурированности в отношениях данных комиссий. Еще раз говорю, что акцент на сегодняшний день сделан на том, чтобы мы работали именно в правовом пространстве, чтобы наши наблюдатели были очень высококвалифицированными, чтобы они понимали все свои права и возможности и чтобы на месте более четко решали вопросы о нарушениях, которые возможны.



Татьяна Валович: Означает ли подписание такого соглашения с городской избирательной комиссией, что профсоюзы будут более активно включаться и в политическую жизнь?



Галина Келехсаева: Мы всегда включены в политическую жизнь, невольно, хотя по уставу мы не занимаемся политикой. Но дело в том, что сегодня экономика определяет политику, а люди труда вольно или невольно становятся участниками этого рынка. Поэтому что называть политикой, а что называть защитой прав трудящихся? Здесь очень тонкие грани, которые необходимо отслеживать. Мы для того, чтобы не переходить на конфликты, всегда стараемся в рамках законодательства работать именно в правовом поле, чтобы мы не переходили в политические какие-то стагнации.



Татьяна Валович: Будет ли возможность иметь профсоюз, если видят, что, скажем, в избирательной кампании собирается участвовать какой-либо кандидат, к которому у профсоюзов есть большие претензии, выдвигать какие-то отводы этому кандидату или как-то сообщать избиркому об этом?



Галина Келехсаева: Дело в том, что если у кандидата, который уже зарегистрировался, мы будем видеть какие-то нарушения, безусловно, мы будем информировать избирком о том, что там так или иначе нарушаются какие-то законодательства в ведении агитации, либо в его поведении в моральном каком-то. Дело в том, что общество сегодня пришло к тому, что все-таки власти должны быть более открыты, более честны, потому что это избранники народа - это та ветвь, которую сам народ избирает и возлагает надежды. Поэтому одно дело, когда вот сейчас идет тенденция назначения губернаторов, и тут от волеизъявления народа мало что зависит, другое дело, когда мы сами выбираем себе, что называется, лидера, который будет решать наши проблемы. Мы, как одна из правозащитных организаций, безусловно, заинтересованы в том, чтобы лидеры, приходящие к власти, были честны, открыты, компетентны, квалифицированы и профессиональны. Очень много требований сегодня мы предъявляем к современному депутату.



Татьяна Валович: Вот как раз сегодня отмечается в Петербурге столетие Государственной Думы, столетие парламентаризма. Вы, может быть, как гражданин, а может быть, как профсоюзный лидер, как оцениваете современную работу Государственной Думы, чего, может быть, вам не хватает и что бы вы хотели изменить в работе нынешней Государственной Думы?



Галина Келехсаева: Сегодня есть масса аспектов, по которым можно критиковать Государственную Думу. Это то, что законы, которые архинеобходимы, социальные законы... Как профессионал я хочу вам сказать, что мы апеллировали неоднократно к Государственной Думе о принятии закона о федеральных бюджетниках. Сегодня граждане Санкт-Петербурга находятся в ущемленном положении относительно бюджетных работников, которые работают в организациях регионального уровня. Они в три раза меньше получают заработную плату. И все наши отсылы в Государственную Думу… И на уровне губернатора мы обращались, и Валентина Ивановна занималась этим вопросом. Они почему-то остаются к ним глухи. В связи с чем, не понятно для меня лично. Дело в том, что сегодня это самый насущный вопрос, говорю вам, как профессионал. Как обывателю, мне бы хотелось, чтобы принимались все-таки приоритетные законы для общества, а не те, которые, знаете, бутафорно как-то звучат. Во-первых, законы, которые подчас принимаются, не подкреплены материальной базой, их трудно реализовать, и поэтому целесообразности в них я, например, не вижу. А вот те законы, которые необходимы и которые были бы функциональны, их, к сожалению, мы никак не можем дождаться. Проекты есть, а реализации этих законов, к сожалению, нет.



Татьяна Валович: Лежат под сукном.



Галина Келехсаева: Да.



Татьяна Валович: Раз уж коснулись федеральных проблем и тех федеральных бюджетных организаций, изменилась с нового года оплата труда, ведь это, с одной стороны, бюджетники, как вы уже сказали, региональные, у учителей и врачей изменилась оплата. Есть ли у вас какие-то претензии по этому изменению законодательства и как же быть с федеральными бюджетниками?



Галина Келехсаева: Дело в том, что с нового года действительно перешли в Санкт-Петербурге на новую оплату труда бюджетным работникам. Хочу вам сказать, что мы очень долго работали в совместных рабочих группах с администрацией в рамках трехсторонних соглашений над этим законом и с разработчиком. Очень многие наши предложения были приняты, услышаны, и это радует. Но практика показал, что одно дело, когда все это в теории, и другое дело, когда это все преломляется в реальную жизнь. В теории закон вроде бы нормальный, все хорошо, но, к сожалению, есть масса нюансов, которые далеки от идеальных, на мой взгляд. Хотя сегодня официально принятая зарплата соответствует минимальному прожиточному минимуму, это 3691 рубль, но в сфере образования…



Татьяна Валович: Какие-то конкретные примеры вы могли бы назвать, может быть, подавали к вам в федерацию жалобы какие-то организации профсоюзов в связи с изменением условий оплаты труда с нового года, какие-то перекосы произошли и как это тогда решается?



Галина Келехсаева: Это коснулось сферы образования и медицины. Не секрет ни для кого, что по старой тарифной сетке очень многие работники данных направлений работали по совместительству, иногда на полутора ставках, иногда на двух ставках в разных организациях, и, естественно, у них общий доход совокупный был достаточный. Когда сегодня мы перешли на новую систему оплаты труда, естественно, эти вакансии сокращаются, потому что вольно или невольно государство не может обеспечить «пустые» ставки. Их стали сокращать. Но, опять-таки, пошел перекос. В некоторых организациях вместе с этими ставками вакантными стали уже сокращать и реальных работников. У нас уже есть жалобы на эту тему и из сферы образования, и из сферы здравоохранения. Правда, буквально на днях очень долгая была работа по поводу выплаты «ночных», и администрация услышала нашего лидера профсоюзного Дербина Владимира Георгиевича, который был убедителен в том, что сегодня необходимо оставить все так, как есть, то есть 40-процентную выплату «ночным», потому что сегодня менять эту систему – это очень болезненно, и так это очень тяжелый труд и не каждый туда идет. Буквально на прошлой неделе был решен вопрос – и оставили эти 40%.



Татьяна Валович: Мне хочется вернуться к вопросу о том, насколько все-таки действенны сегодня профсоюзы. Разные истории происходят. Некоторые, действительно, очень активно отстаивают права трудящихся. Только что завершилось противостояние профсоюза завода «Форд», они достигли каких-то положительных результатов. Вместе с тем Алексей Этманов говорит о том, что есть какой-то раскол и непонимание в самом профсоюзном движении. А как бы вы оценили его высказывание? Насколько верно? Что происходит?



Галина Келехсаева: Трудно давать оценки подобным действиям, потому что с нашей стороны было приложено максимум усилий для того, чтобы ситуация на «Форде» нормализовалась. Но дело в том, что очень много личного сегодня присутствует в этом конфликте. Некрасиво обвинять друг друга, это, вообще, как-то неэтично. Дело в том, что Этманов не пошел почему-то на диалог с официальными профсоюзами



Татьяна Валович: Может, в силу недоверия?



Галина Келехсаева: Возможный вариант, очень трудно сказать. Я еще раз говорю, здесь очень много личного. Но Виталий Калинин – человек очень ответственный. Это Союз металлистов, который возглавляет эту отрасль. Я, например, доверяю той информации, которую он приносит на президиум и докладывает о положении дел. Он очень много занимался проблемами «Форда», и они бы могли спокойно с Этмановым договориться, если бы там не было личных амбиций самого Этманова.



Татьяна Валович: А без личных амбиций, без жесткой установки, разве вообще можно какие-то права трудящихся в данный момент отстаивать, как вы считаете? Какие тогда механизмы надо включать, чтобы понять, что со стороны работодателей прилагается тоже масса усилий для того, чтобы не повышать зарплату и минимизировать социальные выплаты трудящимся?



Галина Келехсаева: Дело в том, что на сегодняшний день существует, мне кажется, единственно правильная форма – это коллективный договор. На стадии подготовки этого коллективного договора необходимо вести жесткие переговоры о своих правах и об ответственности сторон.



Татьяна Валович: Коллективный договор, я хотела бы уточнить, заключается на какой-то определенный срок? И в связи с тем, что, например, постоянная есть инфляция, надо же его пересматривать.



Галина Келехсаева: Безусловно, коллективный договор заключается на определенный срок. В этом коллективном договоре как раз и прописывают этот пункт - индексация инфляции. Естественно, если он не выполняется, тогда уже профсоюзная организация вправе обратиться и в суд, и потребовать от работодателя тех компенсационных выплат, которые зависят от уровня инфляции. Я еще раз говорю, обращаю внимание всех, что именно этот документ регулирует сегодня в реальном секторе отношения между работодателем и трудящимися.



Татьяна Валович: По данным вашей же федерации, сейчас коллективные договоры заключены на 90% предприятий, 40% работодателей их исполняют. Тогда если такой трудовой договор заключен, он был проработан, и пришли стороны к компромиссу, а он не исполняется. Что в этом случае делать?



Галина Келехсаева: Обращаться к нам в федерацию, в юридическое управление - или члены коллектива, или весь коллектив. На отдельно взятом предприятии не выполняется коллективный договор. Наши юристы готовят исковое заявление в суд и сопровождают абсолютно безвозмездно данную организацию, либо отдельно взятого трудящегося, члена профсоюза в судебных инстанциях.



Татьяна Валович: Вы могли бы привести последний какой-нибудь пример такого положительного решения вопроса?



Галина Келехсаева: Вы знаете, у нас есть очень много примеров, которые четко могут рассказать о том, как и с частными лицами выходили в судебные инстанции…



Татьяна Валович: Ну, какое-нибудь предприятие Петербурга, обратившееся к вам за последние месяц или год с такой просьбой…



Галина Келехсаева: Сейчас очень трудно прокомментировать, у нас этим занимаются юристы.



Татьяна Валович: Создан Центр примирительных процедур, да?



Галина Келехсаева: Центр примирительных процедур для того и создан, чтобы эти дела не доводить до судебных инстанций, потому что там мы теряем очень много средств и времени, а вот в Центре примирительных процедур как раз и обговариваются все нюансы и компромиссы, которые могут быть между работодателем и ущемленным в своих правах гражданине или члене профсоюза.



Слушатель: Меня зовут Николай. Скажите, Шмаков так и остается главным профсоюзным лидером? Какой процент достается настоящим рабочим, так сказать, от сохи или от станка от того огромного количества собственности, еще коммунистической, социалистической, которая перешла во владение… те санатории и прочее. И вопрос еще такой. Россия (Советской Союз еще тогда вроде бы) подписывала договор о том, что если выплачивается какая-то сума, я не помню конкретно, то это считается абсолютно эксплуатацией и рабством, и это, в общем-то, есть, но никто этого не оспаривает. И еще один момент. Вы помните, наверное, и смотрели, у нас была распространена такая книга рисунков Бидструпа, и там очень часто попадались рисунки о профсоюзных деятелях, которые заходят к боссам и потом выходят и орут на своих рабочих. Не похожи ли некоторые наши профсоюзные деятели на эти карикатуры?



Галина Келехсаева: Спасибо, Николай, за вопрос. О Шмакове. Шмаков на сегодняшний день является российским лидером профсоюзов, он избранный.



Татьяна Валович: Только вчера прошла в Москве его пресс-конференция, где он рассказывал, что будет на 1 мая в России. Что касается собственности профсоюзов, которая в советские годы была достаточно большой, что сейчас происходит? Я понимаю, что за всю собственность профсоюзов России, наверное, не можете сказать, но хотя бы на примере Ленинградской области. Идет ли приватизация, что вы вынуждены делать и как это сказывается на том, чтобы обеспечить трудящихся каким-то минимальным хотя бы социальным отдыхом?



Галина Келехсаева: Наверное, все в курсе того, что все, что касается льготного отдыха , все передано давным-давно уже в соцстрах. Профсоюзы данной собственностью и преимущественным правом выделения путевок льготных, как это было раньше, просто в правовом поле не обладают. Хотя мы одним из лозунгов на первомайской демонстрации выдвигаем лозунг, чтобы соцстрах под контроль профсоюзов все-таки был взят, потому что мы взаимодействуем, очень неплохо взаимодействуем, но, к сожалению, тех ресурсов уже у профсоюзов…



Татьяна Валович: Но какая-то собственность сейчас осталась?



Галина Келехсаева: Есть у нас собственность, безусловно, есть у нас и дома культуры, есть оздоровительные комплексы. Но дело в том, что поменялся мир, что называется, – мы из одного социального общества перешли в другое, и те законодательные акты, которые сопровождали эти объекты недвижимости, изменились. Сегодня для того, чтобы доказать право собственности данного объекта, нам приходится перелопачивать кучу архивных материалов, некоторые из которых даже уже отсутствуют, для того, чтобы доказать наше право собственности. Сегодня мы вышли на очень хороший конструктивный диалог с городом, с КУГИ, в частности, и мы сегодня паритетно решаем, что идет городу, что остается у профсоюзов, а что уже в период акционирования было отдано в частные руки, потому что, к сожалению, существует и такой фактор. И поэтому мы вынуждены сегодня вести диалог для того, чтобы как-то сохранить профсоюзную собственность, мы ведем переговоры, и нам удается это делать на компромиссных условиях, мы отстаиваем те объекты, которые, мы считаем, принадлежат нам.



Татьяна Валович: А куда идут те средства, которые вы получаете от профсоюзной собственности?



Галина Келехсаева: Я вспомнила один сюжет, когда мы выиграли буквально недавно судебное дело. С работодателя, допустившего нарушение, была взыскана значительная сумма. Специалисты социально-бытового отдела и юристы добились того, чтобы восьми работникам Кировского завода была перечислена страховая часть трудовой пенсии. Вот это конкретный недавний пример. Куда идут средства? Рассказываю. Во-первых, мы содержим Дворец труда. Это огромный комплекс, который требует очень много капитальных вложений, которые сегодня полностью находятся, что называется на нашем балансе и на нашей ответственности и перед федералами, и перед городом, потому что это историческое здание, которое, к сожалению, в таком ветхом состоянии, что требует капитальных вложений и большого ремонта. Вот одна часть, так скажем, идет на это. Другая часть идет на то, что мы оказываем материальную помощь, когда к нам обращаются члены профсоюза. Мы им выплачиваем реальные деньги в той или иной ситуации. Третья часть – это те судебные иски, которые мы сопровождаем. Вы сами понимаете, что все это делается бесплатно для членов профсоюза, но не для Федерации профсоюзов. Одной из статей расходов является эта часть. Зарплата аппарата.



Татьяна Валович: Вот еще такая больная тема – об общежитиях, которые раньше принадлежали или были на балансе крупных предприятий, потом оказались в подвешенном состоянии. Люди страдают от этого. Как-то профсоюзы могут принимать участие в отстаивании прав людей? Если негде им будет жить, как они будут трудиться?



Галина Келехсаева: Мы занимаемся этим вопросом в том числе, и мы решаем вопросы с городскими властями. То, что было на балансе, например, профсоюзов, мы передали в город, потому что там тоже требуется очень много документов для того, чтобы подтвердить право проживания в данном, пусть социальном жилье, но оно должно быть юридически законным сегодня право. И мы вместе с городскими властями решаем данную проблему в том числе.



Слушатель: Ленинградец Сергей. Вы 1 мая будете решать с властью какие-то вопросы на митинге или пойдете на митинг вместе с оппозицией на Исаакиевскую площадь в 12 часов?



Галина Келехсаева: Мы сегодня уже говорили на эту тему, что у нас существует такое понятие, как социальное партнерство, официально зарегистрированное в Санкт-Петербурге. Официальное партнерство предполагает соглашение, подписанное между властями, работодателями и профсоюзами. Все свои вопросы, которые возникают у нас в организациях и с которыми апеллируют к нам, мы решаем за столом переговоров. Это очень жесткие подчас бывают переговоры, очень нелицеприятные, но тем не менее нам удается сегодня аргументировать те наши претензии, которые мы имеем по отношению и к законодательной, и к исполнительной власти, и к работодателю.



Татьяна Валович: То есть, отвечая на вопрос нашего радиослушателя, вы идете с…



Галина Келехсаева: Нет, власть с нами не идет.



Татьяна Валович: То есть она вообще не будет принимать участия?



Галина Келехсаева: Власти не принимают участия. В лучшем случае с нами будут работодатели. В принципе мы пригласили всех, мы разослали пригласительные письма персонально всем депутатам и всем главам администраций, и губернатору города, и губернатору области, и законодательному собранию области, поскольку мы – межрегиональная организация, всем заинтересованным лицам, которые выступают под теми же лозунгами, как и мы. Мы, например, выступаем с лозунгами «За достойный труд, достойную зарплату», «Работу - для молодых, заботу – для пожилых», «Достойное будущее наших детей», «Восстановление социального страхования и страхования от безработицы». Эти лозунги сегодня на слуху. И все, и власти заинтересованы в социальном мире нашего города, потому что вы же понимаете, худой мир лучше любой вражды.



Татьяна Валович: Установление минимального размера труда на уровне прожиточного минимума, по прогнозам правительства Российской Федерации отодвигается далеко за пределы 2008 года. Что в этом случае делать профсоюзам? Понятно, что время-то идет. Как будете действовать?



Галина Келехсаева: Методы у нас разные. Если нам не удается за столом переговоров решать эти вопросы, тогда мы выступаем с акциями, мы оставляем за собой такое право, тогда мы четко организовываем либо пикеты, либо митинги и с нашими требованиями выступаем и апеллируем в адрес тех структур, которые решают эти вопросы.



Слушатель: Собираются принять закон о том, что если городу нужна площадь, они будут отбирать ее в пользу государства. Вы мне объясните, я и многие у нас живут в старом фонде, ремонт нужно производить или не нужно производить, или сидеть, ждать на чемоданах, когда нас выселят?



Татьяна Валович: Тут имеется в виду постановление правительства города о том, что имеется возможность изымать жилплощадь, если есть нужды у города. Я не знаю, правда, какое отношение к этому имеют профсоюзы.



Галина Келехсаева: Да, к сожалению, это вопрос абсолютно не по адресу. Во-первых, к законодательным органам можно апеллировать, можно к жилищным, можно к комитету по архитектуре и строительству, потому что они более компетентны в этих вопросах. Мы занимаемся защитой прав трудящихся, не только членов профсоюза, но трудящихся нашего города, охраной труда и экологией. Вот это наши вопросы.



Татьяна Валович: Скоро лето. Очень большая проблема, куда отправить детей, отдых очень дорогой. Как-то эти вопросы решаете? Или это тоже должно быть заложено, скажем, в коллективный трудовой договор между работниками и работодателем?



Галина Келехсаева: Бесспорно, эти вопросы тоже изначально закладываются всегда в коллективный договор. И традиционным направлением для профсоюзной работы остается организация детского оздоровительного отдыха. В прошлом году и в городе, и в области работало 92 загородных лагеря. Летом отдохнуло 77,5 тысяч детей и подростков, в том числе 22,5 тысяч размещенных по социальному заказу города и области. И вот в этом направлении именно мы и работаем. У нас в прошлом году на заседании рабочей комиссии у Тарасова Сергея Борисовича возник спор по поводу социальной путевки и ее стоимости в связи с тем, что изменились два закона. Осенью были приняты два закона – об аренде земли и о тарифах. И, безусловно, мы стали настаивать на том, чтобы социальная составляющая увеличилась в путевке, потому что соцстрах готов выплачивать эту часть для того, чтобы детям было более комфортно проживать. Вы знаете, сначала тоже были очень жаркие споры, но, в конце концов, вопрос был решен именно по той схеме, которую предложили профсоюзы, и на 8% была поднята стоимость путевки социальной, что облегчило, безусловно, покупку гражданами данной путевки, компенсация…



Татьяна Валович: Вот на этот сезон?



Галина Келехсаева: Это уже на этот сезон. Вчера мы на территории Дворца труда провели ярмарку тех поставщиков, которые будут поставлять продукты в детские оздоровительные лагеря. То есть мы очень плотно занимаемся данным вопросом.



Татьяна Валович: Да, это тоже очень большая проблема, когда отправляются…



Галина Келехсаева: Безусловно. Они должны, во-первых, лицензированы быть, качественная продукция должна быть. Это наши дети, наше будущее, здоровье нации. Поэтому мы, конечно, как орган, защищающий экологию, здоровье, права трудящихся, мы тоже занимаемся детьми наших членов профсоюза.


XS
SM
MD
LG