Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Неизбежно ли противостояние с Ираном? Российские средства информации - среди самых несвободных в мире. Налоговая угроза американским нефтяным компаниям


Юрий Жигалкин: C егодня истекает крайний срок, данный Советом безопасности ООН Ирану для прекращения обогащения урана. Почти никто из экспертов не верит в то, что это произойдет. Вопрос дня и для них и для ведущих мировых столиц очевиден: что дальше? В четверг госсекретарь Кондолиза Райс заверила европейских союзников, что Соединенные Штаты намерены пока идти дипломатическим путем. Мой собеседник - вице-президент Лексингтонского института Дэниэл Гурэ.



Дэниэл Гурэ: Следующим шагом без сомнения станет передача иранского дела Международным агентством по атомной энергии Совету безопасности ООН, который, я думаю, начнет принимать резолюции с повышающейся степенью угроз, до тех пор, пока члены Совета не осознают, необходимость введения реальных санкций.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, на что сегодня рассчитывают ведущие столицы, говоря о продолжении дипломатических инициатив, если эксперты почти убеждены, что Иран намерен заполучить ядерное оружие любой ценой?



Дэниэл Гурэ: Это напоминает мне эпизод из истории Лиги наций, принимавшей анемичные резолюции по поводу захвата Абиссинии итальянцами. Если Совет безопасности не сможет в этой ситуации выступить единым блоком и предпринять действенные меры, то это будет еще одним доказательством несостоятельности ООН в роли силы, гарантирующей безопасность в мире, она, не исключено, закончит, так как Лига наций.



Юрий Жигалкин: Не секрет, что Иран ожидает, что Россия и Китай заблокируют любые серьезные санкции против Тегерана. Как вы оцениваете роль Москвы в этой ситуации?



Дэниэл Гурэ: Меня беспокоит то, что Россия все еще руководствуется мелкими сиюминутными интересами, не осознав, что мы находимся у критической точки. И даже больше, у меня ощущение, что Кремль готов поступиться многим ради того, чтобы ослабить Соединенные Штаты, создать нестабильность на энергетических рынках, считая, что это принесет выгоду России. Осознает ли Кремль, что Ближний Восток с ядерным оружием не сулит ничего хорошего самой России?



Юрий Жигалкин: Уровень свободы российских средств информации сравним со свободой прессы в Бурунди, Афганистане, Ираке, Чаде, Азербайджане и Таджикистане. Россия - 158-я в списке из 194 стран, обнародованном в четверг американской правозащитной организацией «Дом Свободы». С 2002 года Россия находится в категории стран с несвободной прессой, и с каждым годом российские средства информации продолжают терять остатки свобод. В прошлом году власти, по словам правозащитников, зажимали рот неугодным журналистам и средствам информации с помощью судебной систему, инкриминируя им оскорбление официальных лиц и пропаганду экстремисткой деятельности. С особой решительностью Кремль пресекал попытки освещения чеченской ситуации, подвергнув санкциям даже иностранные средства информации. Власти продолжали оказывать прямое давление на средства информации и определять содержание новостных программ благодаря контролю над главными телеканалами, делают вывод эксперты «Дома Свободы». Былое разнообразие точек зрений в газетах также все более ограничивается из-за консолидации печати в руках крупной корпораций. Говорит сотрудник «Дома Свободы» Арч Паддингтон...



Арч Паддингтон: Если мы посмотрим на отношение правительства Путина к другим общественным институтам, то продолжающийся зажим прессы не удивляет. Оно пытается контролировать неправительственные организации, церковь, прибирает к рукам ведущие энергетические и промышленные компании. Манипулирование прессой - естественная часть этой стратегии. И все это очень тревожно.



Юрий Жигалкин: Но интересно, что в отличие от прежних лет практически не слышно изъявлений беспокойства по этому поводу из уст американской администрации?



Арч Паддингтон: Я бы назвал две причины. Главная атака на прессу, ее концентрация в руках государства уже проведена. В то время Запад не молчал. Вторая причина - западные столицы сейчас более заботят попытки Москвы манипулировать энергетическим рынком, ее оппозиция разрешению гуманитарного кризиса в Дарфуре и ее иранская позиция. На этом фоне, увы, вопросы свободы российской прессы и неправительственных организаций отходят на второй план.



Юрий Жигалкин: Если призывы к совести нефтяных компаний, зарабатывающих рекордные прибыли не работают, почему бы не попробовать проверить их налоговые декларации, решили некоторые американские законодатели, запросившие налоговую инспекцию прислать им налоговые отчеты ведущих нефтяных концернов.



Аллан Давыдов: Законодатели говорят о намерении проверить налоговые декларации 15 крупнейших нефтяных компаний за последние пять лет, цель, по-видимому, поиск незаконного уклонения от налогов. Председатель комитета Чарлз Грэссли выразил озабоченность огромными размерами прибылей и материальной компенсации руководителям энергетических компаний в условиях, когда цены на бензоколонках шокируют людей. Ранее президент Буш пообещал начать расследование по поводу подозрений в искусственном завышении цен на горючее


Что же могут найти сенаторы в налоговых декларациях нефтяных компаний? Этот вопрос я задал профессору бизнес-школы Университета штата Мэриленд Питеру Мориси.



Питер Мориси: Я не думаю, что они рассчитывают найти в налоговых декларациях компаний что-то из ряда вон выходящее. Эту инициативу я рассматриваю в контексте стремления сенаторов перед выборами в конгресс использовать рост цен на нефть для розыгрыша политической карты, отведя нефтяным компаниям роль козлов отпущения.


Я усматриваю прямую закономерность в том, что, когда цены на бензин скачут вверх, некоторые сенаторы начинают указывать пальцем на нефтяные компании и обвинять их в сверхприбылях. Но дело в том, что истинными виновниками роста цен на энергоносители являются глобальный рост экономики, растущий спрос, а также сверхмощные автомобили, на которых так любят ездить американцы. А если у сенаторов есть какие-то подозрения на нечестную игру нефтяников - давайте подождем и посмотрим, насколько они окажутся состоятельными.



Аллан Давыдов: А как вам, профессор, еще одна сегодняшняя инициатива сенаторов-республиканцев - о доплате американским автомобилистам из госбюджета по 100 долларов за бензин?



Питер Мориси: Я не уверен в том, что это необходимо. Потому что нефть - обычный потребительский продукт. Американцы потребляют слишком много бензина и этим сами стимулируют его удорожание. Почему же правительство должно вопреки логике вводить бензиновые субсидии?



Аллан Давыдов: Между тем крупнейший мировой нефтепроизводитель корпорация Exxon Mobil объявила, что ее прибыль за первый квартал текущего года составила почти восемь с половиной миллиарда долларов. Сообщается также, что вышедший в отставку руководитель корпорации Ли Рэймонд получил пенсионный пакет составляющий 400 миллионов долларов. Некоторые законодатели восприняли это известие как пощечину.



Юрий Жигалкин: Вирус птичьего гриппа может вскоре распространиться по всему миру, предупредил представитель ООН. По его сведениям, лишь за последние месяцы вирус объявился в 30 странах, что свидетельствует о беспрецедентной его активности, если учесть, что в предыдущие три года он был обнаружен лишь в пятнадцати странах. Насколько опасна эта неожиданная активность вируса? Вопрос профессору-вирусологу Даниилу Голубеву.



Даниил Голубев: Это факт, безусловно, тревожный. Он свидетельствует о том, что вирус наращивает свои патогенные возможности, инфекционность, способность вызывать заболевания, убивать птиц, и он распространится по всему миру, сейчас это уже никаких сомнений не вызывает.



Юрий Жигалкин: Означает ли это, что мы отныне будет вынуждены, так сказать, сожительствовать с вирусом и, теоретически, он может погубить домашнюю птицу?



Даниил Голубев: Да, безусловно, такая угроза уже есть сегодня, и если ей не противодействовать в каждой стране, если угодно, в каждом хозяйстве, то перспективы выживания птиц, в частности, домашних, очень печальны.



Юрий Жигалкин: Россия сейчас делает акценты на прививки домашней птицы.



Даниил Голубев: Прививки, безусловно, нужны. Но очень тревожным фактом является то, что, помимо вируса H5N 1, против которого, собственно говоря, есть вакцина, в Англии, в частности, сейчас, а в позапрошлом году в Голландии активизировался и получил распространение вирус H7N 7, тоже птичий, но совершенно не чувствительный к вакцинам против H5N 1.



Юрий Жигалкин: Профессор, американские исследователи провели компьютерное моделирование и пришли к выводу, что во время пандемии гриппа, если она придет, заразится каждый третий американец. Цифра, вообще-то, впечатляющая. Можно ли сегодня сказать, что остается вероятность того, что в роли возбудителя такой пандемии выступит вирус птичьего гриппа?



Даниил Голубев: Нет, нельзя. Эпизоотия среди птиц никогда не станет пандемией среди человека за счет того же самого вируса. Есть предел его изменчивости, он наращивает свои патогенные возможности в рамках птичьего поголовья, но он не может выпрыгнуть за рамки своей видовой тропности специфической. Природа возбудителя этой будущей пандемии... Ну, вообще говоря, вполне вероятна, потому что они были в прошлом. Так вот, природа этого возбудителя будущего совершенно не ясна, и связь его с птичьим гриппом, прямо скажем, не доказана и маловероятна.



Юрий Жигалкин: Самым популярным в Америке исполнителем последних недель стал канадец Дэниэл Поутер, чья композиция «Бэд Дэй» («Плохой день») пять недель подряд занимает первую строчку в списке "100 хитов "Биллборда"".


XS
SM
MD
LG