Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские политологи, правозащитники и политики продолжают спор вокруг Рамзана Кадырова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Кирилл Кобрин : Российские политологи, правозащитники и политики продолжают спор вокруг фигуры нынешнего фактического чеченского лидера Рамзана Кадырова. Официально он рассматривается, как полностью лояльный Москве премьер Чечни. Однако существует и другая точка зрения, согласно которой Кадыров действует все более и более независимо. Тему продолжит мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий : Уже довольно давно политологи и правозащитники говорят о системном сепаратизме Рамзана Кадырова. Этот темный термин подразумевает неприкрытый национализм, который становится главным содержанием внутренней политики чеченских властей. Рассказывают, как, вручая наградную шашку, якобы принадлежавшую соратнику имама Шамиля Байсангуру, одному из своих бойцов, Рамзан Кадыров напутствовал его воевать с русскими также доблестно, как это делал легендарный предок. Известная правозащитница Татьяна Локшина, вернувшаяся на прошлой неделе из Чечни, рассказывает о том, как бросается в глаза все более набирающая силу антирусская риторика Кадырова.



Татьяна Локшина : Чеченская общественность, если можно использовать такое слово, и сегодняшняя официальная власть в Чечне нашли определенный консенсус. Этот консенсус антифедеральный. О чем могут говорить чеченские общественники? Они могут говорить о всем плохом, что сделали и делают федералы. Это поощряется. При этом Рамзан Кадыров и его люди борются за традиционные ценности. Они всячески подчеркивают, что мы, чеченцы, мы сами у себя все устроим так, как нужно именно нам.


Я помню, он приезжал на слушания в ООН в Комитете по правам человека. Там присутствовала достаточно известная чеченская правозащитница. Он к ней подошел в перерыве (я при этом присутствовала) и сказал, что "знаешь, сестра, мы тобой на одной стороне. На самом деле, мы сегодня против русских выступать не можем, потому что у них сил больше и оружия много, но ты еще подожди". Во многом Рамзан Кадыров людям пытается сказать именно это: мы сами по себе, мы строим свой мир, главный здесь - я, мы пытаемся доить федералов, у нас это получается.



Андрей Бабицкий : Я спросил известного российского тележурналиста Михаила Леонтьева - в самом ли деле, на его взгляд, Кремль поощряет сепаратизм чеченского лидера? Леонтьев категорически не согласен с такой точкой зрения.



Михаил Леонтьев : Я бы назвал это вне исторической позицией. В силу истории, культуры, традиций чеченский и русско-чеченских отношений мы четко понимаем, что в подобных регионах России лучше всего ставить на бывшего врага, абсолютно полностью исчерпавшего все, что он хотел добиться на этом пути, и абсолютно осознанно, с открытыми глазами как бы ставшего союзником.



Андрей Бабицкий : Михаил Леонтьев не видит никакой особой проблемы в том, что чеченское общество стало за последние 15 лет этнически монолитным. В таком виде оно вполне может быть приведено к присяге на верность Российскому государству.



Михаил Леонтьев: Это не сепаратизм. Просто в какой степени нам нужная часть такой вот социальной реинтеграции Чечни, я имею в виду возвращение в города нечеченского населения и так далее, жизнь сама продиктует. Задачу русификации Чечни, во всяком случае, власть перед собой не ставила. Задача получить лояльную Чечню, у элиты которой есть огромное количество мотивов быть лояльным России, эта задача решается. Почему мы должны иметь гомогенное пространство? В этом огромное преимущество России, что наша практика позволяет иметь пространство не гомогенное по культурным и даже политическим традициям.



Андрей Бабицкий : Главный редактор Интернет-ресурса "Caucasus Times"Ислам Текушев считае т, что Рамзан Кадыров это куда более верный путинец, нежели сам президент России Владимир Путин. Более того, политическая конъюнктура современной России может рано или поздно привести нынешнего премьера Чечни прямиком в Кремль.



Ислам Текушев : Не так давно чеченский журналист Тимур Алиев написал любопытную статью. Она была посвящена именно Рамзану Кадырову. Суть его заключалась в том, что Кадыров через два года мог бы вполне стать преемником Путина на посту президента России. Это отнюдь не маргинальный взгляд на события. Алиев очень логично, последовательно рассматривает Кадырова, как абсолютно системного российского политика, который прекрасно встраивается в контекст современной политической ситуации в России. Путин считает, что власть в России не должна отклоняться от авторитарной модели. Кадыров является суперавторитарным политиком. Поэтому он может не просто подхватить это знамя, но и далеко развить линии, намеченные его предшественником. Модель власти не просто наследуется, она получает огромный потенциал развития от мягкого авторитаризма Путина до туркменской диктатуры.



Андрей Бабицкий : Сепаратизм же Рамзана Кадырова инструментальный - он просто из ассортимента тех идей, которые предлагают современному российскому политику популярные политические технологии.



Ислам Текушев : Что касается сепаратистских лозунгов Кадырова, то они не более чем способ играть на националистических настроениях, которыми всегда было пронизано чеченское общество. У Кадырова, как и у всякого харизматичного политика, очень хорошее чутье на бренды. В принципе, он использует популярные антирусские лозунги, которые в свое время использовали боевики. Он просто отобрал у противника оружие. Кремль это прекрасно понимает, так как Кадыров смог убедить Путина в своей абсолютной лояльности. Конечно, он никакой не антирусский политик. Завтра он вполне может стать русских шовинистом. Главное - это ощущение избранности и миссии, как у всякого безумного революционера и харизматика.



Андрей Бабицкий : Есть еще одно объяснение, которое дает феномену Кадырова Татьяна Локшина. Она считает, что чеченский лидер, открыто критикуя федералов и российские власти, дает населению возможность выразить свое недовольство происходящим - террором и произволом, к которым кадыровские подразделения имеют сегодня отношение едва ли не большее, нежели российские.


XS
SM
MD
LG