Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем отплатило государство пятигорским чернобыльцам? Почему в челябинских военкоматах всех призывников считают здоровыми? Кому выгодно, чтобы молодые люди в Псковской области не знали своих прав. Подмосковные крестьяне еще надеются на то, что президент поможет им отстоять их землю. Самара: Кого должна защищать Федеральная служба безопасности? Ижевск: Кто победит - те, за кем стоят огромные деньги, или те, на чьей стороне закон? Вологда: Почему надбавка к зарплате депутатов в сто раз превышает надбавку к зарплате учителя? Оренбург: Как помочь бывшему заключенному вернуться к нормальной жизни? Саранск: Поэту, работавшему в Чернобыле, снится все, кроме Чернобыля. Сочи: Вода - как средство духовного развития


В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



- Агафонов Федор Михайлович, Борисенко Георгий Дмитриевич, Воронов Дмитрий Васильевич, Гагин Владимир Иванович, Гальцев Виктор Борисович, Шепунов Евгений Иванович, Яковлева Зинаида Ильинична.



Лада Леденева: Эти и другие имена прозвучали в Комсомольском парке Пятигорска 26 апреля, в день 20-й годовщины со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС. 60 фамилий ликвидаторов аварии, не доживших до памятной даты, были увековечены в мраморе по инициативе местного отделения организации «Союз-Чернобыль». В этот день более тысячи пятигорчан вышли на митинг, чтобы почтить память погибших.



Виктор Нахманзян : Мне пришлось шесть лет биться для того, чтобы мне установили взаимосвязь моих заболеваний с Чернобылем. И у врачей, по всей вероятности, было какое-то ограничение. Я один из последних, который получил инвалида 2 группы в Ростове в 2000 году. А получил бы я раньше, кое-какие бы льготы я, может быть, за собой еще сохранил.



Лада Леденева: Рассказал инвалид 2-й группы Виктор Нахманзян. Алексей Смоль работал рядом с 4-м реактором, в так называемой трехкилометровой зоне.



Алексей Смоль : Я уже здесь два инфаркта перенес. Нет зрения, руки-ноги немеют. А что делать? Двигаемся, живем. Я был в Ставрополе. Мне сделали переливание крови, замену крови. Чернобыльская компенсация - 250 рублей. Я вчера получил 256 рублей. Я не боюсь этого слова - всех режут постоянно и говорят, что вы ставропольские, вы адаптированные, это у вас старческое - пройдет. Нам очень скрытно все говорят. Пока мы сами не придем и не стукнем кулаком по столу, и начинаем добиваться чего-то. Я после инфаркта никуда не хочу ходить. Хватит! Наши ребята судятся. А что толку? Потом трахнет где-нибудь по дороге инфаркт, упадешь и никому ты не нужен.



Лада Леденева: Его друг, Виктор Савин, инвалид 2 группы. На вопрос - как живете последние 20 лет? - отвечает:



Виктор Савин : Сейчас в связи с монетизацией много льгот поснимали. Раньше у нас был проезд по всей России бесплатный. Сейчас этого нет. Сколько лет уже стою в очереди на льготное жилье, она никак не продвигается.



Лада Леденева: Виктор Выдрин 2 месяца проработал дозиметристом на 4-м блоке Чернобыльской станции. Он первым входил в опасную зону и получал большую, чем другие, дозу радиации. Его подвиг государство оценило в ежемесячные 450 рублей.



Виктор Выдрин : Кто, как может выживает. Пенсия обычная. А 122 Закон вообще оставил нас практически за бортом. Я недавно пошел в поликлинику взять лекарства, а мне сказали, что вам не положено никаких лекарств.



Чернобылец: Лекарства, которые нам нужны, и то лечение, которое мы проводим, стоят в 3-4 раза больше, чем эти 450 рублей.



Лада Леденева: Инвалид 3 группы Алексей Соломин проработал на Чернобыльском реакторе 3,5 месяца. Накануне годовщины аварии он весь вечер проплакал от обиды за отношение местных властей к себе и своим товарищам.



Алексей Соломин : Никакой помощи нет. Я даже не получают ту, что мне положена. Я не могу добиться. У нас бюрократия такая, понимаете. Я хожу, они мне говорят - кто тебя посылал, тот пусть тебе и платит. У меня есть бумажки о радиации, есть обучение, что из Чернобыля я получил. Они у меня и сейчас хранятся. Но там единицы поставлены.



Лада Леденева: Вместо того чтобы получить положенное инвалидам-чернобыльцам первоочередное жилье, супруги Соломины живут в маленькой комнатушке старого фонда, и уже шестой год не могут отсудить дом, доставшийся по наследству от матери.



Соломина : Ничего нам не предоставили. Мы в старом фонде живем в одной комнатушечке. Сын нам меньше купил, а-то мы бы на улице валялись. И вот, куда я не писала, ничего мы не можем добиться на собственный дом. Мы своими руками его делали. И никакого внимания на нас нет. Несправедливо поступают.



Лада Леденева: Владимир Слабкин облучился в 1954, во время службы в армии на Тоцком полигоне, где проходили испытания атомной бомбы. Все, что он заработал - тысячу рублей и множество тяжких болезней.



Владимир Слабкин : Сейчас, когда единовременно тысячу рублей дают. Болячки получил хорошие - головные боли, головокружение, шатание, рак почки (удалили вместе с почкой), а сейчас рак предстательной железы. Семья у меня там была. Там тоже они облучились. Но им ничего не положено. У меня сын в 10 лет начал лысеть.



Лада Леденева: Инженер Светлана Журенкова проработала в Чернобыле 3 года. После терактов 2001 ее приглашали по обмену опытом в Америку.



Светлана Журенкова : Мой патриотизм не позволил мне выложить перед американцами всю правду. Но они во многом настолько сами увидели это... Вы вспомните тот многокилометровый поход из Тулы, когда 200 человек пришли в Москву инвалидов, чернобыльцев, ликвидаторов. Их никто не встретил - ни один представитель Думы. Только милиция стояла с рогатками. Я была потрясена, когда увидела, как срывают наши значки с удостоверением и швыряют к подножию памятника. Потому что к ним так относятся.



Лада Леденева: По словам Светланы Андреевны, американцы само слово «ликвидатор» воспринимают с недоумением.



Светлана Журенкова : Там, если кто-то что-то сделал для людей, там присваивается титул "спасателя". Они все спасатели. 2001 год. Им дали по полтора миллиона. А у нас отнимают то, что даже было этим первым законом введено.



Лада Леденева: Несмотря на все тяготы жизни, сегодня чернобыльцы гордятся собой.



Виктор Лукашонок : Чувство гордости есть, безусловно, перед собой, что не струсил, с не малодушничал, не отступил.



Лада Леденева: Рассказал председатель пятигорского отделения организации «Союз-Чернобыль» Виктор Лукашонок.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Не успел стартовать военный призыв, а родители призывников уже хватаются за голову. И есть от чего: в военкоматах, оказываются, теряют свою силу любые заключения гражданских, не связанных с военным комиссариатом, врачей.


Притчей во языцех в Челябинске становится военкомат Тракторозаводского района. Случаи, происходящие на местной военной комиссии, иначе как ЧП не назовешь. Вот пара примеров уже свершившегося. Прошлым летом Тракторозаводский военкомат признал годными к армейской службе одного юношу с диагнозом олигофрения средней степени дебильности и другого, практически глухого, с тугоухостью 1 и 2 степени и хроническим гайморитом. Первого, спустя год после службы, и бесконечных обращений родителей, все же решили комиссовать. Второй - Олег Куликов - так и служит, несмотря на недуг.


В 2006 году Тракторозаводский военкомат решил не нарушать традиции. Одному из призывников председатель военной комиссии Евгений Шин заявил, что тот по характеристикам и состоянию здоровья попадает в элитные войска - притом, что у юноши выраженный сколиоз, перекос тазобедренного сустава, укорочение левой ноги. Рассказывает Анфиса Шебелист, мать призывника.



Анфиса Шебелист : 23 декабря у него были уже проводы 3 военкомата. Мы пришли провожать. Он вышел и говорит: "Мама, все пойдемте домой. Меня вернули. Нужно переделать снимки. Что-то там не понравилось". Им нужно было потом ответ принести в военкомат из больницы. Шин ему сказал, что он частично годен в вооруженные силы. Но я на этом не успокоилась. У меня закралось подозрение, что что-то тут не то. Потому что я знала, что у ребенка сколиоз, плоскостопие, супинатор носили.


Я пошла в военкомат спросит у Шина, чтобы мне дали направление на переосвидетельствование. На что мне Шин ответил, что он дать не может. Показал мне заключение врача-травмотолога. Там было написано, что сколиоз 1 степени, плоскостопие вообще было не указано. Он сказал, что это заключение его устраивает. Ему нужны люди для службы в вооруженных силах. "Что я должен делать?" Я говорю: "Я по образованию медик. Я буду доказывать". Он говорит: "Если у вас есть силы, доказывайте". Я пошла в прокуратуру и подала заявление. Он сказал, что: "Зря вы так поступаете, можно договориться по-человечески, решить проблему по тихому, а вы пошли писать заявление в прокуратуру". Сейчас, на данный момент, я его в армию не отпущу по одной простой причине. Я знаю, что я уже заварила эту кашу, что хорошо ему в любом случае не будет.



Александр Валиев : Военкомату нужно выполнять план, об этом без церемоний говорят его сотрудники. Даже если у призывника заболевание, не позволяющее ему, согласно закону, служить в армии, он все равно туда пойдет. Вот еще одна история. И вновь главный герой - военкомат Тракторозаводского района города Челябинска. У сына Ражифы Кутлиахметова Дениса дважды гражданские врачи находили язву 12-перстной кишки, но Евгений Шин считает, что этим заключениям - грош цена. Тем более что врачи, к которым направляет военкомат, находят у юноши заболевания гораздо менее серьезные.



Ражифа Кутлиахметова : Он с детства болел. Холецистит у него. На учете он стоит с холециститом, гастрит. Каждый год обследуется в больнице. У нас в диагнозе все это стояло. В прошлом году военкомат его признал годным к армии. Я пошла с ним в военкомат, добилась, чтобы его по новой обследовали, положили в больницу. Там нам написали диагноз - язва 12-перстной кишки, хронический холецистит, изменения печени. Евгений Евгеньевич Шин сказал, что можно эту бумагу в любом месте написать. Почему они без печати, хотя на эти бумаги, где обследования проводят, печать никогда не ставится. И вот пришлось мне идти по новой к врачам, чтобы они поставили мне печать.


И вот опять нам пришла повестка. Мы пошли в военкомат. Направили нас в госпиталь для обследования, чтобы узнать - есть у нас язва или нет через полгода. Там написали, что у него обычный гастрит. Язвы никакой нет, что он годный к армии.


Я хотела подать в суд, но мне они сказали, что еще никто не выиграл дело, что бесполезно идти в суд. Только хуже себе сделаете и все.



Александр Валиев : Итак, одни врачи, независимые, говорят - язва, другие, те, к кому отправляет военкомат, - гастрит. И снова: гражданские видят деформацию двенадцатиперстной кишки, а военные - только эрозию. Почему так происходит и что делать в подобной ситуации родителям? Комментирует Людмила Зинченко, глава челябинского Комитета "Солдатских матерей".



Людмила Зинченко : Нарушения по призыву, именно по состоянию здоровья, идут постоянно. Дается план, который нужно выполнить. А так как на Урале здоровых детей нет и не может быть изначально, соответственно, приходится выбирать из худшего что-то получше. Поэтому родители, когда сюда приходят, я говорю, будьте добры, согласно Закону "Об охране здоровья" делайте обследование сами в любом лечебном учреждении медицинском. Люди не обращаются ни в прокуратуру, ни в суд, хотя это те места, где человека обязаны защищать, тем более, если есть заболевания, подтвержденные заболевания.


Идет война с родителями. Это и дает им основания для того, чтобы так хамить. Родители прощают это хамство. Пошли бы сразу, написали заявление в прокуратуру, что оскорбили, что нанесен моральный вред. Если бы дергали каждого такого хама в суд, было бы совсем все по-другому.



Александр Валиев : Между тем, судьба еще одного южноуральского солдата Александр Файрушина - наглядный пример того, как военные заботятся о том, чтобы в армии служили не только здоровые, но и калеки. В декабре 2005 года юноша был призван в военную часть номер 7492, дислоцированную в Екатеринбурге. С 1 февраля по 6 марта 2006 года военнослужащий провел в травматологическом отделении военного госпиталя с диагнозом "неправильное сращение перелома основной фаланги второго пальца левой стопы". Палец солдату ампутировали и выписали обратно в военную часть с предоставлением 30-дневного отпуска. Приехав домой, молодой человек снова попал на больничную койку. Медики поставили диагноз: остеомиелит. 7 апреля Файрушин вернулся в часть и в этот же день снова попал в госпиталь, где его лечат до сих пор. Командиры солдата считают, что ничего страшного не произошло и солдат вполне может дослужить.



В эфире Псков, Анна Липина:



По мнению правозащитников, военкоматы в погоне за выполнением плана зачастую нарушают сроки призыва, а также стремятся призвать больных ребят, нарушая их право на охрану здоровья. Самыми распространенными являются нарушения, связанные с вручением повесток, утверждает вице-председатель региональной правозащитной организации "Совет солдатских матерей" Наталья Гулевская.



Наталья Гулевская : Практически, наверное, 90 процентов призывников получают повестки почтовым ящиком, звонят, их просто приглашают, а так, чтобы призывник получил под подпись это довольно-таки редкая ситуация. Или их приглашают для уточнения анкетных данных. Там вручают повестку под роспись, то есть сначала начинается первое нарушение с незаконных вызовов. Части призывников ставится не та категория годности, что больные признаются здоровыми и отправляются в войска.


Например, из одного из районов обратился призывник. У него заболевание миокардический кардиосклероз по гипертоническому типу. Довольно тяжелое серьезное заболевание. Ему было объявлено, что он освобождается от призыва, когда он проходил призывную комиссию. Ему позвонили и сказали, чтобы он пришел за военным билетом. Но вместо этого пытались вручить повестку на сборный пункт для отправки к месту прохождения службы. Призывнику удалось покинуть военкомат без повестки. Как он рассказал - хорошо, что были женщины, что они меня просто не догнали. Такой вот обман был.



Анна Липина : Председатель "Совета солдатских матерей" Валентина Афанасьева перелистывает толстую тетрадь учета обращений.



Валентина Афанасьева : Вот еще один случай, когда призывная комиссия приняла решение по призывнику, что он должен служить в армии, хотя у него сколиоз 2 степени. Это очень серьезное заболевание - заболевание позвоночника. Несмотря на это, он был призван. Также призван призывник, несмотря на такое заболевание, как абструктивный хронический бронхит со значительной дыхательной недостаточностью. Что он может сделать? Какие физические нагрузки может во время службы нести - непонятно. Это просто на смерть посылать такого призывника.



Анна Липина : Между тем, по мнению правозащитников, если юноши, проживающие во Пскове, в большинстве своем знакомы с Законом "О воинской обязанности", то жители глубинки абсолютно не знают своих прав. Говорит Наталья Гулевская.



Наталья Гулевская : В районах, во-первых, правового просвещения никакого нет, никакой литературы, чтобы люди хотя бы прочитали, ознакомились со своими правами. Был случай, когда призывник проходил медицинскую призывную комиссию, окулист ему поставил категорию В и хирург, а общей категории почему-то старший врач поставил категорию Б, что он годен к службе. Тоже очень серьезное нарушение.



Анна Липина : По мнению Валентины Афанасьевой, нарушения допускаются из-за правовой неграмотности призывников.



Валентина Афанасьева : Поэтому и государственные чиновники позволяют обманывать их.



Анна Липина : Между тем, за 8 лет своей деятельности "Совету солдатских матерей" удалось установить контакт с Псковским городским военкоматом. Обо всех нарушениях военком информируется лично. В районном военкомате по-прежнему к правозащитникам отношение негативное.



Валентина Афанасьева : Нас считают, как врагов. Они не могут с нами вообще никак разговаривать - переходят на повышенные тона и на оскорбления.



Наталья Гулевская : Весной мы посетили районный военкомат. На призывной комиссии должно быть минимум 7 человек, там было, по-моему, 2 или 3 человека всего. Когда мы у военного комиссара спросили, что здесь происходит, он начал угрожать, что он вызовет милиции, нас выгонят. И в очень грубой форме нас просто оттуда чуть ли не вытолкали.



Анна Липина : В тесном офисе женщины "Совета солдатских матерей" бесплатно консультируют юношей и их родителей. Особенно много обращений к "солдатским мамам" поступают весной и осенью в дни призыва на воинскую службу.



Наталья Гулевская : Законодательство нормальное. Если бы оно соблюдалось так, как оно написано, может быть, был бы порядок. Но в целом нарушается законодательство. Поэтому такие проблемы, что попадают больные в армию.



Анна Липина : По итогам мониторинга нарушений прав призывников в ходе призывных кампаний "Совет солдатских матерей" составил специальный доклад, который планируется представить военным чиновникам и общественности.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



В "Крестьянском фронте", общественном объединении пайщиков земельных долей, ревниво следят за публикациями после собственных акций протеста. Ту правду, которую люди пытаются донести до Кремля, мало кто, по их мнению, передает.


Когда пайщикам не дали провести митинг у памятника Жукову 19 апреля, газеты, к примеру, "Московский комсомолец" процитировали заявление прокурора Московской области Сергея Васильева, сделанное им, между прочим, полгода назад, после пикетов у подмосковных прокуратур, что, мол, участники акций призывают нас к переделу земли. Значит, говорят сегодня участники акций, когда рейдеры захватили - это не беззаконие и не передел, а когда мы требуем торжества закона, нас упрекают во всех смертных грехах.



Александр Никитин : Даже нынешним правилам противоречит то, что было сделано с крестьянскими паями.



Вера Володина : Александр Никитин, сопредседатель движения "Наша земля", еще одного объединения мелких землепользователей, главным врагом тех, кто лишился земли, считает даже не столько новых латифундистов, сколько чиновников.



Александр Никитин : 200 колхозов скупили! Разорили сельское хозяйство в Московское хозяйство вдребезги! Отняли у крестьян землю и еще чего-то обижаются! А обижаются, потому что задницу не хотят отрывать от стула! Вот почему. Они не хотят беспокоиться. Сразу видны эти самые ведомственные чиновничьи уши, что нас поторапливают, а мы итак хорошо работаем.



Вера Володина : Впрочем, поскольку областная прокуратура возбудила 12 уголовных дел по фактам захватам земель пайщиков, граждане дают надзорным органам шанс довести дело до конца.



Александр Никитин : Надо же им как-то оправдываться. По их милости люди на Красную площадь уже выходят. Их беспокоит это. Все-таки прокурор Московской области какую-то борьбу ведет, поэтому мы решили пропустить пока мимо ушей. Но если они будут повторять эту ахинею, мы будем выступать. А мы, между прочим, наш союз землепользователей "Наша земля" пикетировал все районные прокуратуры.



Вера Володина : Именно после этого были, наконец, возбуждены уголовные дела, в Ленинском районе у обманутых пайщиков даже появился статус потерпевших, рассказала представитель движения "Крестьянский фронт" Галина Лишенкова.



Галина Лишенкова : За ними призван статус потерпевших, оценен, так сказать, их ущерб независимыми оценщиками. Соответственно, они уже могут выступать в суде, как гражданские истцы с требованием возместить ущерб.



Вера Володина : Теперь, после акций протеста и в арбитражных судах Подмосковья временно прекратили штамповать решения не в пользу пайщиков, но в основном, почему-то удивляется Галина Владимировна, государство предпочитает иметь дело не с крестьянами, а с их обидчиками.



Галина Лишенкова : Государство должно было решить вопрос этот именно с крестьянином, а не с жуликом, не с бандитом, который отнял незаконно у крестьянина, а потом тому же государству будет продавать по рыночной цене и возьмет себе деньги от государства. Что такое государство? Государство - это чиновники. Вот эти чиновники способствовали рейдерам в грабеже крестьян. Вот этот вот рейдер, получивший максимальную стоимость, естественно, они работают на откатах. Что такое государство и что такое государственные интересы, когда здесь интересы чиновников, которые используют свое место для того, чтобы с него снимать ренту, отняв у крестьянина, который, на самом деле, на этой земле 50 лет проработал.



Вера Володина : Александр Никитин - журналист, пишущий на эти темы много, жизненный опыт еще оставил ему веру в то, что власти на самом верху займутся не переделом земли, а восстановлением справедливости. Ведь услышал же людей и отодвинул президент трубу от Байкала, говорит Александр Михайлович.



Александр Никитин : Начинает потихонечку напирать на это. Во всяком случае, как только Медведев попытался организовать у нас ипотечную застройку, так сразу оказалось, что вся эта сволочь с карманами, набитыми золотом, скупила всю подмосковную землю и держит ее для перепродажи. Маленькому человеку нельзя ни строиться, ни иметь огород, ни иметь пай. Все захватили. Проснется когда-то наш президент. Вот когда мы либо от него получим ответ, либо убедимся, что он на стороне этих самых воров и взяточников, то тогда так и будем ставить вопрос круто.



Вера Володина : 29 апреля представители "Крестьянского фронта" примут участие в общем собрании членов сельскохозяйственного кооператива "Ленинский луч", (цитирую) "собрания, имеющего целью противодействие хищению имущества кооператива и земель, являющихся долевой собственностью граждан". Это в Красногорском районе, и пайщики опасаются там провокаций.


А пока на сайте "Крестьянского фронта" можно прочесть о провокациях такого рода: "19 апреля в момент проведения разрешенных пикетов у Регистрационной службы и прокуратуры Московской области вдруг появились молодые люди группами до 30 человек с лозунгами: "Хочу миллион за земельную долю!", "Дачники - вон с подмосковной земли!" Силами пикетчиков и милиции провокаторы были оттеснены". Участники пикета полагают, что руководили провокаторами представители захватчиков земли в Рузском районе, у которых сегодня серьезные проблемы (цитирую) "из-за шести возбужденных уголовных дел в отношении структур, преступивших закон против крестьян и дачников Рузского района".



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарские правозащитники и гражданские активисты стали объектом внимания Федеральной службы безопасности. 17 апреля участник нескольких правозащитных акций, студент Данила Ванчаев был задержан на улице сотрудниками Самарского управления ФСБ и доставлен в прокуратуру Октябрьского района. Следователь прокуратуры допросил Данилу Ванчаева по факту оскорбления президента России и министра обороны. Предметом интереса сотрудников ФСБ и прокуратуры стала антимилитаристская акция, которую самарские правозащитники провели 23 февраля этого года. Рассказывает правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Ванчаев Данила играл некого абстрактного рядового российской армии, который страдает от действий чиновников, в частности президента и министра обороны. Там есть как бы сценка, в которой ему отпиливали ноги двуручной пилой, этому персонажу. Я хочу сказать, что во время этой акции ни каких действий, которые бы я лично расценил, как оскорбление президента Российской Федерации и министра обороны Российской Федерации, совершено не было.


Мы не имели никакого желания оскорблять Путина, как гражданина и человека, или Иванова, как человека. Мы просто говорили о тех государственных функциях, которые реализуются этими людьми. Путин, помимо всего прочего, еще и Главнокомандующий, а Иванов - министр обороны. Наши действия были связаны не с их личной ипостасью, а с их действиями, как государственных чиновников.


Если любая критика в адрес государственных служащих будет расцениваться как оскорбление, это что же? Это, значит, мы возвращаемся во времена какой-то Римской империи.



Сергей Хазов : Кроме Данилы Ванчаева, повестки с требованием явиться в прокуратуру получили еще три участника антимилитаристской акции. Правозащитнику Александру Лашманкину следователи прокуратуры позвонили домой и потребовали, чтобы он пришел на допрос и рассказал, зачем ему понадобилось оскорблять президента и министра обороны.



Александр Лашманкин : Удивляет меня во всем это будничность происходящего. Я думаю, что, если начнутся репрессии, может быть, и не такого масштаба, какие были в 30-е годы, но с учетом сегодняшних реалий это тоже не будет воспринято обществом, как нечто экстраординарное и катастрофическое. Я думаю, что побегут стучать друг на друга, на соседей доносы писать. Мы проводили опрос, согласно которому каждый четвертый хотел бы быть сотрудником ФСБ. Я думаю, что если подойдет сотрудник ФСБ и скажет, я сотрудник ФСБ, то каждый четвертый с радостью пойдет с ним туда, куда он ему скажет.



Сергей Хазов : Участники акции протеста разыгрывали театрализованное шоу, нарядившись в маски президента и министра обороны. Однако местные спецслужбы посчитали театрализованное действие личным оскорблением высокопоставленных лиц, рассказала правозащитник Людмила Кузьмина.



Людмила Кузьмина : Гражданский протест в виде театрализованного представления, перечеркивание портрета президента - это что, случилось только в Самаре с господином Путиным? Нет, это во всем мире - граждане имеют право на любые формы протеста, как сказано в декларации. Поэтому я считаю, что спецслужбы в данном случае... Я думаю, что это делается специально, рассчитывают как всегда на безответное, ничего не знающее население с тем, чтобы вообще у них ничего такого не было. Имитируют. Это в любом случае не просто попытка, а давление на граждан за их участие в гражданских акциях.


Всем этим гражданам из ФСБ, КГБ, МВД нужно просто очень хорошо помнить, что у них есть должностные инструкции, должностные обязанности. Они, на самом деле, сидят на деньгах налогоплательщика. Их цель не какие-то поиски мифических врагов, а защита граждан.



Сергей Хазов : История с задержанием сотрудниками ФСБ гражданских активистов, получила резонанс среди самарцев. Говорит Валентина Кондрашина.



Валентина Кондрашина : Вообще-то, как говорится, право высказать свое мнение имеет каждый, а уже как это мнение воспримут - это тоже дело сугубо личное, я считаю. Вышли ребята, сказали свое мнение. А уж как ФСБ расценило? Опять же как ФСБ на это посмотрело? Если посмотреть, что времена Сталина возвращаются? Выходит - так. Сказал слово - цензура. Тогда уж пусть нам напишут на стенке, что имеем право говорить, а что - нет.



Сергей Хазов : Несерьезно обвинять участников акции протеста в том, что они оскорбили министра обороны и президента, надев на себя маски с их портретами, считает юрист Андрей Симонов.



Андрей Симонов : Акция - это дело хорошее. Что в маски рядились? Это не оскорбление. У нас не любят подобных акций. Если люди пытаются кого-то защитить, здесь любыми способами этих людей пытаются прижать. Тенденция такая в обществе еще с советского времени.



Сергей Хазов : Это мнение разделяет студент Алексей Муравьев. Во время антимилитаристской акции 23 февраля, Алексей Муравьев был ее зрителем. «Кто знает, если бы мне довелось участвовать в акции, то меня тоже могли прямо на улице арестовали сотрудники ФСБ», - рассказал Алексей Муравьев.



Алексей Муравьев : Демократия подразумевает свободу слова. Поэтому за это нельзя никак в принципе преследовать. Но нашей стране это не присуще. Так как у Путина корни фээсбэшные поэтому, я думаю, это никак не пресечь.



Сергей Хазов : Правозащитник Людмила Кузьмина называет действия сотрудников Самарского Управления Федеральной службы безопасности очередной попыткой выслужиться перед властью, преследуя гражданских активистов.



Людмила Кузьмина : Выслуживаются. Они-то как раз, на мой взгляд, все прекрасно понимают. Их не интересует никакой президент и никакой его портрет. Им нужно отработать свою зарплату, написать отчет, что они с некими такими преступниками, с некими нарушителями общественного порядка работали.



Сергей Хазов : Сотрудники Федеральной службы безопасности и прокуратуры отказались давать свои комментарии. Сейчас самарские правозащитники намерены опротестовать факт незаконного задержания сотрудниками ФСБ студента Данилы Ванчаева. Также будет направлен протест на действия следователей прокуратуры, обвинивших участников антимилитаристской акции в оскорблении высокопоставленных чиновников.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Скверик в восемь соток под окнами стодесятиквартирного дома почти в самом центре Ижевска стал предметом конфликта между жителями, с одной стороны, и городскими властями вкупе с частным застройщиком - с другой. О том, что в десяти метрах от их окон Андрей Осколков собирается возвести торговый центр с подземно-наземной автостоянкой на сто машиномест, граждане узнали 1 апреля, можно сказать, случайно и даже думали, что это неудачная шутка.


Активисты пошли в Управление архитектуры, там им на картинке показали и сам будущий торговый центр, и опросные листы, в которых якобы содержится согласие жителей дома на строительство. Говорит Елена Письменская, жительница четвертного подъезда.



Елена Письменская : Когда мы попытались посмотреть документацию, то обнаружилось, что к этой проектной документации приложены опросные листы 2003 года. Как оказалось, они касались совсем не постройки торгового центра на этом участке, а перевода жилого помещения в нежилое в нашем доме. Когда мы посмотрели внимательно, то выяснилось, что очень многие жители не узнают своих подписей. Это не они подписывали эти листы. В нескольких случаях подписи были получены от уже умерших людей и даже от младенцев. В доме есть слепая женщина, которая вместо подписи ставит штампик, за нее тоже была кем-то поставлена подпись. Очень много подписей, люди говорят, что фальсифицированные, это не наши подписи. Сейчас по ним дано задание в МВД провести расследование по факту фальсификации.


Местная администрация совершенно не считается с федеральными законами. Она не собирается никого слушать и ни с кем не советуется. В устных разговорах, совершенно не смущаясь, они заявляют о том, что прошли те времена, когда мнение народа учитывалось при вынесении решения.



Надежда Гладыш : Граждане разослали письма со своей тревогой должностным лицам регионального и городского уровня, побывали уже не раз в прокуратуре.


Дом этот имеет ту особенность, что на первом этаже здесь расположены аж две поликлиники - женская консультация и стоматология. Светлана Старкова подключилась к работе инициативной группы граждан с технической стороны. У нее в руках кипа листов со СНиПами.



Светлана Старкова : Я просмотрела СНиПы и сделала выводы, что нарушаются практически основные положения не только по инсоляции, но и вообще по многим статьям. У нас под домом идет родник, то есть грунтовые воды очень близко. Когда будут закладывать фундамент, вполне возможно, что пойдет опускание грунта. Дом начнет ходить ходуном. Пойдут трещины. Они уже есть.



Надежда Гладыш : О том, что борьба жильцам предстоит нелегкая, стало ясно с самого первого столкновения. 14 апреля в скверик вошли строители с бытовками, техникой, стройматериалами. Сейчас площадка обнесена оградой из рифленого алюминия. В тот день полсотни человек пытались помешать строителям выгрузить из машин оборудование. К вечеру дело дошло до драки. Напали строители на Сергея Письменского. Ему слово.



Сергей Письменский : В течение дня была очень напряженная обстановка. Ближе к вечеру туда приехали два неизвестных мне молодых человека. Человек, которого мы условно называем "прораб" (кто-то из строительных начальников), пару раз меня толкнул, немножко ударил и попытался опрокинуть на землю. Эти двое молодых людей увидели, что случилась потасовка, они поучаствовали в этом деле. К этому процессу присоединился еще и водитель с КАМАЗа. В милицию увезли меня и троих нападавших. Одного милиция просто проигнорировала. Мне уже два раза звонили. Через третьих лиц передали, что решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Вы думаете против кого? Я побил четверых неплохих парней!



Надежда Гладыш: Говорит Вадим Шалаев, владелец квартиры, расположенной непосредственно над поликлиникой. Его окна полностью перекроет стена трехэтажного паркинга.



Вадим Шалаев : Помимо всего прочего, дом очень сырой, квартира очень сырая. Я живу здесь уже 9 лет. Если еще здесь не будет солнца в трех комнатах, а я живу в четырехкомнатной квартире, налицо на сегодняшний день очень резкое ухудшение жилищных условий. У меня двое детей. В сырой квартире - можете себе представить.



Надежда Гладыш : Историй, подобных этой, в Ижевске не одна и даже не две. Чем чреваты такие конфликты? У Сергея Письменского есть на этот счет твердое убеждение.



Сергей Письменский : На местном нашем удмуртском уровне и милиция, и прокуратура, и районная администрация, и Управление архитектуры и градостроительства уж как-то все очень заодно. Сколько мы наслушались тут дежурных отговорок, что, товарищи, здесь все законно - расходитесь по домам. Этот эпизод, который произошел с нашей стройкой здесь в Ижевске, в нем есть и позитивная сторона. Благодаря таким эпизодам, обыватели, далекие от этого, могут понять, что все, что пиарит путинская администрация - и равно удаленность олигархов, и диктатура закона - это все мифы. Если бы такие эпизоды не происходили, вот эти обыватели так бы об этом никогда и не задумались.



В эфире Вологда, Алексей Завьялов:



Зарплаты вологодских бюджетников и чиновников вырастут с 1 мая. Врачи и учителя получат ежемесячную прибавку в 300-400 рублей. Жалование же депутатов областного парламента вырастет в среднем на 30-40 тысяч рублей в месяц. Такое решение приняли сами народные избранники на апрельской сессии Законодательного собрания Вологодчины.


Вначале о бюджетниках. К примеру, ставка директора четвертой школы Вологды Галины Зарайской сейчас чуть более 3 тысяч рублей. С первого мая она увеличится на четыреста пятьдесят.



Галина Зарайская : Директор вынужден вести преподавание на полставки, то есть еще полставки учителя, вот где-то примерно, если еще у меня как у учителя увеличится заработная плата на сто рублей, то где-то на пятьсот рублей будет у меня увеличение. Конечно, это существенной добавки в бюджете семьи не будет. Ну, эти деньги, в основном проезд могут компенсировать. То есть это триста рублей единый проездной билет на троллейбус и автобус, все. А если еще подорожает, так даже этой суммы будет не хватать.



Алексей Завьялов : В случае же рядовых учителей повышение в среднем не превысит 200-300 рублей. К примеру, учителя физики Андрея Каскова ожидает прибавка в три с половиной сотни.



Андрей Касков : Если взять повышение квартплаты по сравнению с летом, увеличился в два раза, а здесь на триста сорок семь рублей, то это не деньги, я считаю. То есть, очередная подачка, можно рассчитывать так. Чтобы успокоить и объявить все стране, что бюджетникам подняли на 15 процентов, но умалчивая это в денежном эквиваленте. Ну, считайте, триста рублей, можно два-три раза сходить в магазин.



Алексей Завьялов : Лидер учительских профсоюзов Вологодчины Олег Димони прямо на сессии Законодательного собрания пытался убедить депутатов, что такого повышения будет недостаточно.



Олег Димони : Мы единственный регион донор в Российской Федерации, средняя заработная плата в образовании которого на протяжении уже трех последних лет меньше, чем средняя зарплата в образовании в целом по Российской Федерации. В прошлом году в России средняя зарплата составила 5477,9 рублей, а в области 5426 рублей. Почему другие регионы доноры находят деньги на подобные повышения зарплат, а мы этого сделать не можем?



Алексей Завьялов : Однако к профсоюзному лидеру не прислушались. На той же сессии Законодательного собрания депутаты увеличили зарплаты и себе. Повышение с 1 мая коснется народных избранников, работающих на постоянной основе, руководства контрольно-счетной палаты и областной избирательной комиссии. На два десятка человек каждый месяц нужно дополнительно выделять по 790 тысяч рублей. Это единственная цифра, которая фигурирует в документах. В среднем, получается прибавка в 40 тысяч рублей в месяц на депутата. Представитель губернатора Вологодчины Ирина Груздева категорически отказалась от комментариев по этому поводу.



Ирина Груздева : Без комментариев. Ну что я буду, вот спрашивайте депутатов, они приняли документ. Я не уполномочена.



Алексей Завьялов : Депутат Николай Мельников сослался на федеральное законодательство.



Николай Мельников : В соответствие с Федеральным законом - вот и все. Там избирательной комиссии касается, депутаты подпадают, контрольно-счетная палата.



Алексей Завьялов : Не внес ясности и лидер фракции «единороссов» Игорь Журавлев.



Игорь Журавлев : Там части депутатов, очевидно, будет касаться, будет касаться нескольких заместителей по департаментам. Я не считал, но там немного. Ребят, я сейчас без документов больше не буду ничего говорить.



Алексей Завьялов : Депутат-аграрий Мария Оглуздина вообще призналась, что не видела законопроект, за который голосовала.



Мария Оглуздина : У меня нету, я не видела. Я не знаю, не было у меня этого закона, сегодня его вносили дополнительно. Вот ищите - если найдете у меня его.



Алексей Завьялов : Вице-губернатор Вологодчины Галина Изотова пояснила, что зарплату депутатам подняли, чтобы привести систему оплаты труда среди вологодских госслужащих в соответствие с Федеральным законодательством. Аналогичное повышение для чиновников областного правительства было принято еще в прошлом году. Теперь настала очередь депутатов.


Добавлю, что на очередное октябрьское повышение зарплат бюджетникам в казне Вологодчины не хватает 400 миллионов рублей.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Валерий Ананьев: Как все мечтал - жить хорошо. Хотел стать хоккеистом, спортсменом. Так сложилась жизнь. Побыл полтора года на свободе и опять сел. Все преступления совершал в нетрезвом виде.



Елена Стрельникова : Рассказывает о себе бывший заключенный Валерий Ананьев. К 33 годам у него 5 судимостей - грабеж, воровство, драка. Сроки 2-3 года. адаптироваться к обычной жизни Валерий не успевал.



Валерий Ананьев : Мне некуда было устроиться. Я две недели на свободе - и опять тюрьма. Сейчас я работаю на мебельной фабрике грузчиком. Специальности нет.



Елена Стрельникова : Сегодня в оренбургских тюрьмах находиться 12 тысяч заключенных, трудоустроены здесь только две тысячи, еще две - учатся в ПТУ. Большинство сутками не знает, чем себя занять. А это ведь самый работоспособный возраст - 25-30 лет. Рассказывает советник начальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области Олег Нейман.



Олег Нейман : Образование, как правило, начальное. Осуждаются, как правило, за тяжкие и особо тяжкие преступления, то есть срок наказания которых свыше 5 лет.



Елена Стрельникова : Ежегодно в Оренбуржье на свободу выходят 2,5 тысячи человек. Многие живут по принципу «Украл, выпил, в тюрьму». Рецидивистов за решеткой - две трети. "Мы с ними занимаемся, занимаемся, а они выходят в никуда и возвращаются назад", - продолжает Олег Нейман, советник начальника Управления исполнения наказаний.



Олег Нейман : Рецидивист такой Сыткин Борис Васильевич. Украл алюминиевую флягу с подсолнечным маслом, в которой было 15 литров. За это получил 2,5 года. Предыдущая судимость была - три курицы украл у соседки. Хотя "золотые руки" - он краснодеревщик.



Елена Стрельникова : Краснодеревщик - профессия на рынке труда не востребованная. На бирже требуются сегодня грузчики. Правда, как только узнает работодатель, что устраивается бывший заключенный, под любым предлогом отказывает. Рассказывает Валерий Ананьев.



Валерий Ананьев : Мне раньше было, конечно, проще. Пришел к участковому, он тебя устроил. А сейчас очень сложно устроиться. Даже по объявлениям требуются грузчики, разнорабочие. Берешь телефон, звонишь, спрашивают - есть ли судимость? - да, есть. Все. На том конце говорят - извините.



Елена Стрельникова : За прошлый год через биржу только 88 бывшим заключенным удалось найти работу. Самостоятельно это получается только у 10 процентов освободившихся. Безработица сегодня - главная проблема, считает советник Олег Нейман.



Олег Нейман : Мы сегодня не можем получить квоты от нашей власти особенно муниципальной для лиц, осужденных условно, осужденных к строительным работам. Например, в Советском районе 97 человек стоит на учете в инспекции строительных работ. Но квота на трудоустройство в этом районе всего 15 человек. Куда им устроиться? Их нигде, никуда не принимают, значит, решение суда будет не выполнено. Получается, что здесь правоохранительная система бессильна.



Елена Стрельникова : Бессильны правоохранительные органы не только в вопросах трудоустройства, но и возможности какого-либо воздействия тоже ограничены. Старший участковый уполномоченный Промышленного РОВД города Оренбурга Алексей Цибин в милиции 13 лет. Сейчас на его участке 20 человек, которые освободились. Контроль за ними лишь формальный - встречи, беседы, отметки в карточке.



Алексей Цибин : Буквально вчера доставлялся к нам в отдел за семейный скандал ранее судимый. Он только что освободился условно-досрочно. Встал на учет. Стал употреблять спиртными напитками. В семье пьянки, драки. К нему, как ранее судимому, никаких мер нельзя применять. Если в соответствии со старым законодательством, на первый раз было вынесено предупреждение, а в последующем ему могли вынести административное наказание и определенные ограничения - находиться дома с 20 часов до 6 утра, кроме рабочего и учебного времени, посещать определенные места общественные.



Елена Стрельникова : А вот бывший осужденный Валерий Ананьев с доводами участкового не согласен.



Валерий Ананьев : Первую судимость я ходил, отмечался. Если он хочет, он будет это делать.



Елена Стрельникова : Эту точку зрения поддерживает и оренбуржец Алексей, высказавший свое мнение на областном радио в ходе телефонного опроса по законопроекту МВД.



Алексей: Если человека не пускать в культурные места - в театры, парки, куда мы его загоняем? В подвалы и углы. Простому оступившемуся человеку мы создаем массу проблем.



Елена Стрельникова : Каждые два года в Оренбургской области продлевается программа по профилактике преступлений. Тем не менее, рост криминала только за 2005 год составил 46 процентов.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Василий Федосеев: Мне Чернобыль не снится. Мне снится деревня моя. Отчий дом деревянный, колодец и старые ветлы.



Игорь Телин : Чернобыльская тема - одна из основных в творчестве саранского поэта Василия Федосеева, что вполне объяснимо. В 1986 году он работал на ликвидации аварии на атомной электростанции. Попал в первую же группу, отправившуюся из Мордовии в Чернобыль. Журналист и литератор, по его собственному признанию, устал от обыденной жизни, захотелось новый ощущений и соучастия в чем-то важном для страны. Ехать, как и многие земляки, вызвался добровольцем.



Василий Федосеев: Услышал, что произошла авария. Больше мы и не знали никто и ничего. Все ведь скрывали. Я пошел в военкомат. Говорю - пошлите меня, как журналиста туда, как писателя. Нет, нельзя, туда мы берем только специалистов - или шоферов, или строителей. Я плотник. Этот военком был знакомый. Мы выпили с ним бутылку, пока я ехал.



Игорь Телин : Бригада плотников Василия Федосеева работала около четвертого энергоблока Чернобыльской электростанции. Работали не более пятнадцати минут в день, но и за это время полученной дозы радиации хватило, чтобы сделать человека инвалидом.



Василий Федосеев: Я потом долго не мог работать. Я начал болеть просто-напросто. И сердце, и голова, и печень - все внутренние органы. В какой только больнице здесь в Саранске и Мордовии я только не лежал.



Игорь Телин : Писать стихи Федосеев начал еще до поездки в Чернобыль. По его словам, как раз весной 1986 работалось на удивление легко. Легкости не стало в конце апреля.



Василий Федосеев: Там почему-то мне не писалось на месте. Я не знаю, может быть, немножко взбудораженность или чего.



Игорь Телин : Снова писать стихи Федосеев начал только в госпитале - набрасывал рифмованные строки в перерывах между многочисленными процедурами. Сейчас он - член Союза писателей России, лауреат национальной премии "Серебряное перо Руси", активист правления Мордовской организации "Союз Чернобыль" и автор нескольких поэтических сборников, четыре из которых "Я еще буду в жизни", "Нас называли камикадзе", "Прощание с веком" и "Человек человеку" посвящены событиям двадцатилетней давности. Вообще, признается Федосеев, о Чернобыле можно написать многостраничный роман, но он выбрал лирику.



Василий Федосеев: Стихами для того, чтобы показать, что в душе все-таки остается в любых условиях у человека человеческое, не чуждое лирики, а тем более писатель пишет. В любых условиях человек может оставаться человеком.



Игорь Телин : К 20-й годовщине катастрофы на атомной электростанции в Саранске вышла еще одна книга Федосеева - "Чернобыль и Мордовия: грани касания". На ее страницах - списки всех участников ликвидации аварии, а их в республике насчитывалось около 1500 человек, а также хроника событий в Чернобыле, история создания мордовской общественной организации инвалидов и, конечно же, стихи автора.



Василий Федосеев: Мне Чернобыль не снится. Мне снятся родня и друзья. Все, как в детстве лечу и никак не вернусь из полета.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Плыть или не плыть - для них не вопрос. Однажды в жизни войдя в воду, бывшие пловцы из неё не выходят. Ольге Кокориной восемьдесят три. А она продолжает бить рекорды на чемпионатах мира и Европы для ветеранов.



Ольга Кокорина : Почти каждый раз пять дистанций - на первенстве мира, Европы. Тяжело. Я участник войны. Я четыре года на фронте была. А чем еще заниматься? Дети выросли, внуки большие. Правнук растет. Куда свою энергию девать?



Геннадий Шляхов : Бывшие рекордсмены и чемпионы. Они выступали за сборную СССР и России. Сегодня на чемпионате среди ветеранов отстаивают честь своих спортивных клубов. Сначала болеют и переживают за своих. Потом и сами плывут. Для пущего азарта даже под музыку.


На улице весна. Яркое солнце в Сочи пока не греет. Да и море прохладное. Тем не менее, акклиматизацию в открытом бассейне участники первенства России по плаванию среди ветеранов прошли успешно. Правда, лежаков на всех не хватило. Привезти домой даже намёк на южный загар - дорогого стоит. И вода оказалась не того вкуса. Привыкшие соревноваться в пресной, спортсмены, неожиданно для себя, обнаружили в бассейне морскую воду.



Владимир Дементьев : В соленой воде, действительно, тяжело плавать, потому что плотность выше. Но еще хуже плавать в соленой кислоте.



Геннадий Шляхов : Это президент Ассоциации клубов ветеранов спортивного плавания Владимир Дементьев.



Владимир Дементьев : Среди наших участников есть и профессора, есть и академики. Это люди, которые и участвуют в организации космических полетов.



Геннадий Шляхов : Шутливое отношение к прародительнице всего живого у пловцов соседствует с философским восприятием воды. Это подтверждает чемпион Европы, СССР и России, многократный рекордсмен мира Дмитрий Волков.



Дмитрий Волков : Вода - это волшебство, мать наша. Оттуда мы все вышли. Так как вода погружает в себя человека, создает совершенно некий, особый мир ощущений, особое состояние концентрации этих ощущений, то для меня это совершенно однозначно, что вода способствует в том числе, как это ни странно, и духовному развитию человека.



Геннадий Шляхов : Накал борьбы на первенстве России среди ветеранов спортивного плавания, что состоялся в Сочи, не уступал олимпийскому. Главный принцип - не победить, а участвовать - присутствовал во всём.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG