Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Родственники жертв катынских расстрелов подали иск в Страсбургский суд




Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Дзикавицкий.



Дмитрий Волчек: Родственники польских офицеров расстрелянных в Катыни, направили иск против России в Международный суд по правам человека в Страсбурге. Они добиваются признания Москвой факта, что расстрелы поляков были геноцидом. В Польше, однако, считают, что это мало поможет, поскольку даже в случае положительного для истцов решения, Россия обвинит Страсбург в предвзятости. Рассказывает Алексей Дзикавицкий.



Алексей Дзикавицкий: Российское следствие по делу о расстреле польских офицеров в Катыни, Харькове, Куропатах и Медном длилось 14 лет и закончилось ничем. Главная военная прокуратура России заявила, что привлечь к ответственности виновных нет возможности из-за истечения срока давности преступления.


Российская сторона не согласна с тем, что это был геноцид, то есть преступление, не имеющее срока давности. А именно так считают в Польше. По мнению польской стороны, политбюро во главе со Сталиным приказало расстрелять 22 тысячи польских офицеров, учитилей, священников, полицейских, взятых в плен во время раздела Польши Совестским Союзом и гитлеровской Германией в 1939 году, именно по национальному признаку.


Тем более, что во время Нюрнбергского трибунала одним из важнейших обвинений советской стороны в адрес нацистов были как раз расстрелы в Катыни, которые Москва представляла как дело рук гитлеровцев.


Когда этого не удалось доказать, Советский Союз занял совершенно другую позицию по этому вопросу, лишь в начале 90-х признавшись, что поляков расстреляли сотрудники НКВД. Россия не признает также, что убитые в Катыни являются жертвами сталинских репрессий.


Витомила Волк-Езерска – дочь расстрелянного в Катыни поручика-артилериста Винцента Езерского говорит, что вовсе не собирается устраивать политическую авантюру или досаждать россиянам, а лишь хочет, чтобы вещи были названы своими именами.



Витомила Волк-Езерска: Здесь речь идет о правде и о чести наших близких, которых расстреляло советское НКВД. Это наша святая обязанность, ведь там убили наших отцов.



Алексей Дзикавицкий: Витомила Волк-Езерска говорит, что в России у нее много друзей, прежде всего среди членов организации «Мемориал», которые многие годы добиваются от российского руководства наказания виновных в Катынськой трагедии.


По мнению адвокатов, представляющих интересы около 70 родственников расстрелянных польских офицеров, в Страсбурге России можно будет предъявить обвинение в нарушении Европейской конвенции прав человека, подписанной Москвой в 1998 году. Конвенция, кроме гарантий «права на жизнь», обязывает власти присоединившихся стран «проводить эффективное расследование каждого случая смерти, особенно если в этом принимают участие госслужащие», чего в случае Катыни, как считают эксперты, Россия до сих пор не сделала.



Стефан Мэляк: Это убийство не было случайностью или делом рук розъяренной толпы – поляков росстреляли сотрудники НКВД – официальной государственной структуры Совветского Союза и сделали это по приказу высшего руководства этого государства .



Алексей Дзикавицкий: Говорит Стефан Меляк из Объединения катынских семей.


Иск в Страсбургский суд поддерживает и Институт национальной памяти Польши – государственная структура, которая занимается расследованием преступлений против польского народа.


Говорит один из руководителей института профессор Витольд Кулеша.



Витольд Кулеша: Напомним, что в начале 90-х годов, Россия приняла на себя историческую ответственность за Катынское преступление, однако до сих пор нет никакого заявления о приеме ответственности юридиеской за это преступление. Пример – это письмо российской военной прокуратуры вдове одного из офицеров, расстрелянных в Катыни. Эта вдова, как и несколько десятков других, обратилась с просьбой реабилитировать их убитых мужей в соотсветствии с российским законом 1991 года. Российская сторона, однако, отказывает в этом, аргументируя, что не найдены документы, на основании каких статей советского уголовного кодекса поляки были расстреляны. А если это не известно, то нельзя утверждать, что они были расстреляны по политическим мотивам. Это просто поразительно! Мы, конечно, высказали решительный протест. Ведь общеизвестно, что в подписанном Сталиным документе однозначно сказано, что поляков нужно расстрелять без всякого суда, следствия и предъявления обвинения жертве перед приведением приговора в исполнение! Тогда о каких документах можно говорить? Кроме того, мы внимательно изчили российский закон о реабилитации жертв политических репрессий – там нет требования о наличии статьи уголовного кодекса, а, к примеру, допускается, что если нет документы, то в качестве доказательств можно использовать показания свидетелей и другие доказателства – а мы их имеем. Так что это можно сделать, даже если нет документов .



Алексей Дзикавицкий: Принимая во внимание позицию, которую по делу Катыни Россия занимала до сих пор, в Польше не возлагают на Страсбург больших надежд. По мнению ряда специалистов, в случае положительного для родственников расстрелянных поляков решения, Россия, скорее всего, обвинит Страсбург в предвзятости.


Профессор права Анджэй Жэпиньский из Хельсинкского фонда в Варшаве приводит пример румынского националиста из Молдавии, приговор по делу которого, вынесенный российским судом в Страсбурге в 2004 году был признан незаконным. Россия тогда резко критиковала международный суд, а в послушных СМИ появилось множество публикаций «о недостаточной объективности» Международного суда по правам человека.


Тем временем возле российского посольства в Варшаве продолжаются пикеты родственников расстрелянных в Катыни офицеров с требованием признать их жертвами сталинского террора и наказать виновных.



Участники пикета: НКВД – убийцы, убийцы!




XS
SM
MD
LG