Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детей делили девять лет


Психологический ущерб, нанесённый детям, которых "делят" родители, не может оценить никто

Психологический ущерб, нанесённый детям, которых "делят" родители, не может оценить никто

Бизнесмен Алексей Иванов, послушав программу Елены Рыковцевой о проблемах международных браков, рассказал о том, чего ему стоила девятилетняя судебная тяжба с женой-француженкой за своих пятерых детей.

Я с интересом слушал программу Радио Свобода о международных браках.

Так случилось, что мне тоже пришлось побороться во Франции за своих детей. Как ни странно, я эту борьбу даже выиграл (чисто юридически, разумеется). История эта уже старая, так что я могу судить о ней без эмоций.

Чтобы было понятно, моя собственная борьба за детей заняла 9 лет (1992-2001), стоила около 500 тысяч франков, включила в себя четыре психологических и психиатрических экспертизы, пару десятков судебных заседаний, как судов нижней инстанции, так и апелляционных. В результате моя бывшая жена успокоилась лишь после того, как получила полгода тюрьмы (условно, естественно). Как видите, выиграть можно, но:

1. Мои дети забыли русский язык.

2. Не каждый сможет найти достаточно денег.

3. Не у каждого хватит выдержки, чтобы сохранять спокойствие в подобной ситуации.

4. Никто не может оценить, какой психологический ущерб был нанесён детям в этой борьбе.

Резюмируя, должен сказать, что случись мне (не дай Бог) пройти через подобную ситуацию снова, я бы, ни минуты не задумываясь, увёз бы детей безо всяких судов.

Мне было чуть легче, поскольку я прилично говорю по-французски, но представьте себе, что чувствует человек, которого начинают судить в чужой стране, по чужим законам, да ещё на непонятном ему языке?

В то время я ещё был гражданином России. Так вот, российскому консульству и посольству совершенно наплевать на то, что происходит с российским гражданином за рубежом. Более того, они цинично наживаются на вашей проблеме.

Как? Да очень просто. Любой документ, используемый в суде, должен быть переведён присяжным переводчиком и заверен в консульстве. Вы приходите в консульство, где вам говорят, что ваш перевод неверен и нужен новый, сделанный в самом консульстве.

Но в итоге вы платите примерно половину стоимости нового перевода лично переводчику и получаете нужную печать на ваш собственный "неверный" перевод!

Так что первое, что надо понять, это то, что вам придётся выкручиваться в одиночку.

Почему же детей увозят (кто-то называет это словом "похищают")? Да очень просто – все вопросы, связанные с будущим ребёнка находятся в компетенции того суда, на территории которого проживает ребёнок (заметьте, не родители). Тот же суд займётся самим разводом, мотивируя это тем, что решение о разводе должно учитывать интересы детей. В случае интернационального брака все это принципиально, потому что одной из сторон придётся переводить каждую бумажку, а именно это и составляет львиную долю расходов. Кроме того, во французском суде, который руководствуется кодексом Наполеона, вас ждут следующие сюрпризы:

1. Суд будет искать виновную сторону в разводе. Это длинная история, во время которой в отношении детей принимаются "временные меры".

Конкретно в моём случае, это заняло "всего ничего" - 2 с половиной года. В течение первого года я элементарно не мог въехать во Францию, т.к. по жалобе моей жены мне не давали визу. Понадобился отдельный судебный процесс, чтобы обязать французское Консульство выдавать мне визы, чтобы я мог видеть своих детей.

2. Виновная сторона (если таковая найдётся), скорее всего, будет принуждена выплачивать пенсию другой стороны. Поскольку такая пенсия может быть пожизненной, это немало денег, даже если размер пенсии невелик. Кроме того, противоположная сторона будет ссылаться на виновность при определении размера алиментов, места жительства детей и т.д. Именно из-за этих угроз к вопросу вины приходится подходить так серьёзно. Как правило, россияне этого не знают, а информировать их некому.

3. Алименты во Франции, как правило, выплачиваются не до 18 лет, а до окончания учёбы. Т.е. лет до 25-28. Размер алиментов не зависит от вашего заработка и определяется судом. Практически, ваша бывшая супруга заявляет: "Мне известно от общих друзей, что у моего бывшего мужа алмазные копи" (я, конечно, утрирую). И вам придётся доказывать, что у вас их нет и не было. Пока съездите в Россию, пока получите пару справок, пока переведёте, пока заверите…, а время идёт.

И вот, вы доказали, что ваши "алмазные копи" – плод больной фантазии. Вы думаете, суд накажет противную сторону за враньё? Взыщет расходы? Ха-ха!

4. Французский суд затребует у вас информацию о ваших доходах и расходах как минимум за последний год. Вы когда-нибудь переводили и заверяли в консульстве 12 счетов за электричество, 12 счетов за газ и т.д.? Эта процедура стоит значительно дороже, чем сами газ и электричество…

5. Ну, и, наконец, само отношение к вам. Лучше всего его сформулировал один французский врач, написавший десяток справок, о том, что дети сами не хотят общаться с отцом. Я прижал его через Французскую медицинскую палату и спросил "почему"? Он сказал так: "Знаете, если мать не проститутка и не наркоманка и кормит детей хотя бы раз в день, детям лучше жить во Франции". Доктору предложили больше не писать фальшивых справок, но и дисциплинарных мер принято не было. Можно (и нужно конечно) было подать на него в суд, да уже не было ни сил, ни денег.

Поймите, это не антироссийские настроения – это реальная точка зрения француза на окружающий мир. Разница только в том, что за немца, например, вступится консульство, а за россиянина – нет. В какой-то момент моя бывшая жена заявила, что после моего свидания с младшим сыном (он тогда еще не говорил) появились синяки. Французский суд год (!) выяснял, не я ли их поставил. В течение этого года мне было запрещено видеть детей.

Поскольку в тот момент, когда я возвращал сына матери, меня сопровождал судебный исполнитель (предосторожность дорогая, но, как оказалось, не вредная), ему совместно с экспертом-психологом удалось убедить суд, что я ребёнка не бил и бить не мог. Французский суд это радостно принял, оставив банальный вопрос: "А кто же тогда эти синяки поставил?" - за кадром.

Я мог бы рассказывать эти истории ещё очень долго. Или просто переслать вам шесть томов документов, лежащих на чердаке, но, думаю, вам уже понятно, к чему я клоню. Если вас действительно интересует, почему люди вынуждены похищать своих детей во Франции, думаю, я дал вам подробный ответ. Думаю, что и в других странах ситуация примерно та же.

Кстати, в моём споре с моей бывшей женой точку поставил мой старший сын. В четырнадцать лет, получив паспорт, он просто похитил себя сам и уехал ко мне, наплевав на все решения всех судов. Как видите, дети иногда намного умнее взрослых.


XS
SM
MD
LG