Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня: контртеррористическая операция завершится 31 марта


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.

Андрей Шароградский: Президент Чечни Рамзан Кадыров заявил, что контртеррористическая операция в республике будет официально завершена 30-31 марта этого года. По его словам, официальное завершение операции не приведет к осложнению ситуации в республике. Эксперты полагают, что данное заявление не соответствует реальному положению дел. Они считают, что обеспечение режима контртеррористической операции требует больших финансовых затрат, которые уже не может себе позволить федеральный центр в период экономического кризиса.

Олег Кусов: Заявление Рамзана Кадырова о том, что официальное окончание контртеррористической операции намечено на 31 марта, прозвучало вчера в Грозном. Сегодня уже спикер Госдумы России Борис Грызлов сообщил, что предложение о завершении контртеррористической операции в Чечне, длившейся более девяти лет, уже поступило в Национальный антитеррористический комитет. По мнению Бориса Грызлова, жизнь в Чеченской республике налаживается. Но здесь используются большие силы, а это надо учитывать в период мирового финансового кризиса. Источники, приближённые к Кремлю, как сообщают российские информационные агентства, подтвердили, что вопрос о завершении контртеррористической операции в Чечне прорабатывается, но говорить о сроках пока рано.
Обозреватель газеты "Время новостей" Иван Сухов полагает, что Москва намерена в этом году завершить формальный процесс формирования структур власти в Чечне, а республиканское руководство стремится решить вопрос с функционированием таможенной службы.

Иван Сухов: В этом году должны быть завершены процедуры, которые восстанавливают нормальную схему функционирования органов власти в Чеченской республике. В частности, к осени должны появиться органы местного самоуправления в соответствии с теми требованиями муниципального законодательства, которые действуют на всей территории России, и формально, таким образом, заканчивается восстановление политической структуры в Чеченской республике, находящейся в составе Российской Федерации. Может быть, это повод для того, чтобы поговорить о том, чтобы снять, наконец, этот режим. Насколько я понимаю, самым существенным ограничением на сегодняшний день, которое существуют в связи с контртеррористической операцией в Чечне, это запрет на растаможивание грузов. У них нет таможенной границы, они не могут сделать международные рейсы из своего аэропорта.

Олег Кусов: Обозреватель "Российской газеты" Тимофей Борисов убеждён, что вопрос об изменениях в Чечне уже назрел.

Тимофей Борисов: Война закончилась. Фактически люди и федеральные военнослужащие в Чечне не гибнут, взрывы не звучат. Что остается на повестке дня? Дальнейшее развитие республики. В чем оно должно выражаться? Оно должно выражаться именно в развитии экономики, в развитии нормальной социальной жизни гражданского общества. А все эти компоненты невозможны, когда есть какие-то ограничения, когда нет свободного передвижения по республике как иностранных, так и российских журналистов, как иностранцев, так и россиян в Чечне. Уменьшится контингент федеральных военнослужащих, которые прибывают из различных регионов России, это первое. То, что Чечня получит возможность растаможивать товары, некоторые, по крайней мере, виды товаров непосредственно на территории самой республики. Третье, это то, что жители республики смогут вылетать непосредственно из аэропорта "Грозный" не только в Москву и Санкт-Петербург, но и в другие регионы страны и страны.

Олег Кусов: Политолог Руслан Мартагов полагает, что нельзя относиться серьёзно к официальным заявлениям об окончании противостояния в Чечне.

Руслан Мартагов: Насколько я помню, это уже по счету, по-моему, где-то десятое с лишним заявление о том, что с боевиками будет покончено завтра или послезавтра, или где-то в 12.30 после обеденного времени. Относиться серьезно к такого рода заявлениям, знаете, наверное, не стоит. Ситуация на Северном Кавказе, в том числе и в Чечне, в плане антитеррористической безопасности ухудшается с каждым годом. Это настолько очевидно, что говорить противоположные вещи - это надо иметь очень большое желание не видеть то, что происходит в действительности, либо же это продиктовано тем, что один чиновник ниже пошибом решил удружить чиновнику более крупного калибра и сказать вещь, приятную ему во всех отношениях.

Олег Кусов: Обозреватель газеты "Московский комсомолец" Александр Минкин полагает, что власти, говоря об окончании войны в Чечне, преследует другие цели.

Александр Минкин: Они для чего-то это делают. Во-первых, это деньги, бюджет на войну, бюджет на ввод войск, бюджет на вывод войск, бюджет на торговлю боеприпасами и обмундированием. Теперь, значит, будем казармы освобождать, туда будут заселяться какие-то омоновцы, но я вам хочу сказать другое: мне все равно, как это называется, порядка там не будет. Если то, что сейчас в Чечне, вы называете порядком, ну, вот это тот самый порядок под страхом смерти, который существует днем, а ночью по-другому.

Олег Кусов: Руководство Чечни намерено бороться с вооруженным подпольем несиловыми методами. Об этом рассказал Иван Сухов...

Иван Сухов: Руководство республики в лице Рамзана Кадырова предложило рассмотреть эту концепцию применения несиловых методов в борьбе с терроризмом. Несиловое - это пропаганда через имамов, это работа через средства массовой информации, это амнистия, амнистия уже есть, но, помимо амнистии, существуют и другие, более действенные способы. Рамзан говорил, что на днях в эфире чеченского телевидения была четырехчасовая "живая" передача, в которой он лично беседовал со сдавшимися полевыми командирами, и он считает, что одна такая четырехчасовая трансляция значит больше, чем большая военная операция где-нибудь в горах, которая к тому же может привести к жертвам среди сил правопорядка.

Олег Кусов: Обозреватель газеты "Московский комсомолец" Александр Минкин полагает, что порядок в Чечне указами навести нельзя.

Александр Минкин: Подписать указ о начале войны - это понятно, вот такого-то числа начинаем войну. Но подписать указ о том, когда война кончится, это надо иметь какие-то пророческие способности. Это формальное действие, просто для красоты - вот у нас закончилась война в Чечне. Я помню, как Ельцин на броне танка написал: "Все, война закончена". После этого она продолжалась еще годы. От этой подписи, от этих заявлений Грызлова ничего не изменится. Я несколько лет назад написал, что эта война грязная, что народ ее не поддерживает ни в какой мере и что доказательством этому будет день конца войны, день победы. Вот у нас, по заявлению Грызлова, на 31 марта назначен день победы после войны, которая длилась - внимание! - с 1994 года, 15 лет. По идее, если это была война, если у нас, наконец-таки, победа после такой долгой войны, на улице должны быть ликующие толпы, люди должны обниматься, дарить друг другу цветы, танцевать под гармошку. Ну и где ликование? Даже Кремль с их "нашими", на автобусах подвозимыми, не сможет сымитировать радость победы. Это просто надругательство.
XS
SM
MD
LG