Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Книга "Потерянное дитя"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Елена Воронцова.

Андрей Шароградский: Британское общество и в первую очередь пресса вовсю обсуждают последнюю книгу известной писательницы Джули Майерсон "Потерянное дитя", написанную в жанре исповеди и еще до выхода наделавшую много шума. Автор рассказывает историю собственного сына, которого они с мужем выгнали из дома из-за злоупотребления каннабисом. Сын писательницы заявил журналистам, что вынесение его личных трудностей на всеобщее обозрение считает неприемлемым. Интервью кого-либо из членов семьи автора ежедневно появляются в британских СМИ.

Елена Воронцова: Джули Майерсон - известный колумнист и автор нескольких книг, выдвинутых на Букеровскую премию. Она работает в популярном жанре исповеди, с предельной откровенностью рассказывая о своих воспоминаниях, о своих собственных детях, об их переходном возрасте и юности... Когда её старшему сыну было 17 лет, его поведение, по словам писательницы, стало настолько невыносимым, что угрожало остальным членам семьи. Родителям пришлось выставить сына на улицу. Всё происходившее в эти годы Джули Майерсон описала в своей последней книге. Выход ее был назначен на май, но издательство "Блумберг" решило выпустить книгу на два месяца раньше.
Сын писательницы Джейк заявил в прессе, что считает эти действия матери неприличными. По его словам, она взяла самые тяжёлые годы его жизни, и расчетливо замесила из этого литературный продукт. Он признаёт, что употребляет каннабис, но отрицает наличие у себя наркотической зависимости. Один из британских таблоидов связался с молодым Джейком Майерсоном и предложил ему продать свою историю.
Что бы ни произошло в доме Майерсонов в описываемое в книге время, можно с уверенностью утверждать, что такая известность не сделает ближайшие годы жизни молодого человека лёгкими. Общественность в Британии, как правило, с сочувствием и пониманием относится к таким решениям родителей, как отказ ребенку от дома, но публикация книги о слабостях и проблемах собственного ребёнка выглядит крайне противоречиво. За несколько дней до выхода книги Джули Майерсон выступила по нескольким телеканалам с объяснением своего решения.

Джули Майерсон: Я знала, что мы будем испытывать неловкость, когда о книге станет известно в СМИ. Я никогда не пожелала бы, чтобы мой сын оказался в ситуации, когда жёлтая пресса предлагает ему продать историю, это всегда плохая идея. Кстати, он позвонил мне в тот день, когда это произошло, и я отсоветовала ему это делать, спокойно изложив свои аргументы. Но он не поверил мне, решил, что я просто стремлюсь остановить его. Глядя назад, я могу сказать: конечно, у него есть право ответить. И он сказал правду, или я верю в то, что он говорил искренне.

Елена Воронцова: Если зайти в обычный крупный книжный магазин в Лондоне, то можно увидеть целый отдел прозы, где описывается какой-либо личный опыт автора. Исповеди «завязавших» алкоголиков или серийных изменников, тяжёлые истории потерявших близкого человека или прошедших через психическую болезнь - всё это пользуется спросом. Не так давно вышла книга женщины - бывшей жертвы педофилов, в числе которых был её отчим. С трудом собрав свою жизнь по кусочкам, она начала писать книгу в ходе судебного процесса над ними, спустя много лет. Книга «Уродина», написанная 50-тилетней женщиной, которая, кстати, сама работает судьей, о пережитом жестоком обращении со стороны её матери и отчима, привела к судебному процессу, где родственники отрицали описанные автором события. Десятидневный процесс, в ходе которого автору пришлось снова пережить своё детство, закончился её победой.
Родные и близкие авторов «исповедальных» книг нередко оказываются задеты тем, как описаны они сами или события. В случае сына Джули Майерсон большинство комментаторов сходятся на том, что публиковать книгу всё же не стоило. Вот мнение Мишель Элиот из благотворительной организации для детей «Кидскейп»

Мишель Элиот: У писателя есть право на самовыражение, но он не имеет права выносить личные проблемы, связанные с собственным ребёнком, на всеобщее обсуждение. На мой взгляд, автор вбила клин между собой и сыном, и это самое плохое, что может произойти в такой ситуации. В стремлении оправдать себя она сейчас объясняет все тем, что, дескать, раз такое произошло с её семьей, ей бы хотелось, чтобы об этом узнали и другие семьи. Но разве ваша ответственность в первую очередь - не ваш собственный ребёнок? Вероятно, когда ему будет 25-30, это всё будет воспоминанием. Все мы делаем ошибки. Но хотим ли мы, чтобы весь мир знал все нюансы того, что случилось в нашей семье? Я так не думаю. Ребёнок рождается в семье писателя не по своей воле. Он вообще не выбирает родителей. Но у родителя есть обязанность - защищать ребёнка и помогать ему. И когда случаются трагедии - а они случаются во многих семьях - это нельзя использовать для самолюбования, самооправдания, избавления от чувства вины через написание книги, которая унижает вашего ребёнка. И теперь эта история будет преследовать его всегда.

Елена Воронцова: Один из авторов газеты «Гардиан» заметил, что скандал в прессе разворачивается наилучшим образом для увеличения продаж книги. Каждый день мы слышим то исповедь матери, то ответ сына, то комментарий отца. Сын сейчас предпочитает строить свою жизнь отдельно от родителей. Книга поступает в продажу в ближайшие дни.
XS
SM
MD
LG