Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Майкл Биньон: "Русские допустили утечку информации, чтобы оказать давление на Британию"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.

Дмитрий Волчек: Начальник главного управления Международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры России Саак Карапетян сообщил сегодня журналистам о том, что Лондон пообещал в самое ближайшее время выдать Москве двух российских граждан, обвиняемых в совершении преступлений. Кроме того, сказал Карапетян, положительное решение по экстрадиции может быть принято еще в отношении нескольких граждан России. "В ходе последних встреч с представителями Королевской прокурорской службы и МВД Великобритании все эти вопросы обсуждались довольно-таки обстоятельно. Могу сказать, что мы нашли хорошее взаимопонимание, и я уверен, что, как говорится, лед тронулся", - так агентства цитируют слова представителя Генпрокуратуры. Эти заявления можно назвать если не сенсационными, то крайне необычными, ведь, несмотря на настойчивость Москвы, Лондон до сих пор отказывался выдавать россиян. В Великобритании нашли убежище известные оппоненты Кремля и крупные бизнесмены. Лондонский корреспондент "Свободы" Наталья Голицына попросила прокомментировать заявление представителя российской Генпрокуратуры политического редактора газеты "Таймс" Майкла Биньона.

Майкл Биньон: Думаю, что самым подходящим словом для комментария здесь могло бы быть слово "возможно". Дело в том, что пока по этому поводу в Британии не было никаких официальных судебных слушаний. Да и сама информация "Интерфакса" крайне туманна и неопределённа. Русские прежде всего должны были бы обратиться в британский суд, если хотят, чтобы упомянутые два человека были экстрадированы. Возможно, что суд может согласиться на это, потому что, похоже, речь идет о чисто уголовных делах, без какой-либо политической подоплеки.

Наталья Голицына: Можете ли вы назвать кто эти люди, выдачи которых добивается российская Генпрокуратура?

Майкл Биньон: Имена не называются. Подозревается, что один из них - предприниматель Евгений Чичваркин (бывший владелец компании "Евросеть"), который при таинственных обстоятельствах примерно месяц назад оказался в Британии и который обвиняется в России в чисто криминальной деятельности. Кто может быть вторым человеком - трудно сказать. Британские власти крайне неохотно предоставляют информацию и называют имена до того, как эти случаи разбираются в суде. И только тогда они могут подтвердить, чье дело об экстрадиции рассматривается. Британское власти никогда ничего не скажут о делах, которые, насколько мне известно, официально еще даже не начинали рассматриваться. Совершено очевидно, что русские допустили эту утечку информации из Москвы, чтобы оказать определенное давление на британскую сторону, учитывая, что Британия сейчас стремится улучшить политические отношения с Россией.

Наталья Голицына: Российская Генпрокуратура утверждает, что добивается экстрадиции примерно двадцати российских граждан, проживающих в Великобритании. Можно ли их всех назвать политическими беженцами?

Майкл Биньон: С точки зрения России, все они уголовные преступники, поскольку российские власти утверждают, что все они замешаны в деятельности, которую в России считают криминальной. Случай Бориса Березовского, который уже много лет проживает в Британии, - красноречивый тому пример. Его русские хотят заполучить в первую очередь. Однако крайне невероятно, чтобы люди с политической репутацией были экстрадированы. Прежде всего любой британский суд должен будет решить, сможет ли такой человек предстать в России перед честным и объективным судом. Именно это служит главной причиной давать или не давать разрешение на экстрадицию.

Наталья Голицына: А не может ли в данном случае идти речь о сделке между российскими и британскими властями? Россия дает разрешение на выдачу Андрея Лугового, а британские власти, в свою очередь, выдают кого-то в Россию?

Майкл Биньон: Было бы заблуждением думать, что такая сделка возможна. Британская правовая система очень четко регулируется судебными процедурами. Даже если такого рода сделки способствовали бы потеплению российско-британских отношений (а это, без сомнения, так) и даже если бы Британия хотела заполучить господина Лугового для суда, нет никаких оснований предполагать, что решения этих дел как-то могут быть взаимосвязаны. В Британии это неминуемо восприняли бы как политическую сделку, а это абсолютно недопустимо в британской правовой системе. И это то, чего российская сторона никогда не могла понять.

Наталья Голицына: Говорил политический редактор лондонской "Таймс" Майкл Биньон.
XS
SM
MD
LG