Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа спасения банков США – какой эффект даст партнерство государства и частного капитала


Ирина Лагунина: Финансовые власти России не планируют создавать фонды "проблемных" активов банков, заявил в среду министр финансов Алексей Кудрин. Объем просроченной задолженности по банковским кредитам только за последние три месяца увеличился в России в 1,5 раза.
Двумя днями раньше в Соединенных Штатах, где эта проблема стоит особенно остро, власти представили обширную программу "расчистки" банковской системы от таких активов, чтобы восстановить кредитование экономики.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Объем государственной антикризисной поддержки американских и европейских банков уже исчисляется триллионами. Но даже такие деньги не смогли пока побудить коммерческие банки возобновить кредитование - и друг друга, и компаний. А без кредитов любой экономический рост сменяется рецессией.
Одна из главных проблем американских, да и многих европейских банков, – "проблемные" активы, приобретенные ими еще до краха на рынках недвижимости. Представленная в минувший понедельник в США новая правительственная программа предполагает выкуп у банков и других финансовых компаний этих активов, чтобы "расчистить" балансы банков, дав им тем самым возможность возобновить кредитование компаний и частных лиц. Предваряя презентацию нового плана, министр финансов США Тимоти Гайтнер еще три недели назад так представлял его назначение:

Тимоти Гайтнер: Скажу откровенно: эта стратегия потребует денег. Она содержит риски и займет немало времени. Но какими ни оказались эти траты, они не идут ни в какое сравнение с возможными последствиями полного коллапса нашей финансовой системы – и для американских семей, и для американского бизнеса и для всей нации...

Сергей Сенинский:Суть предлагаемой схемы - частно-государственное "софинансирование" выкупа у банков и финансовых компаний накопленных ими "проблемных" активов – будь то облигации, страховки или просроченные ипотечные кредиты. Научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Процедура будет единая для всех финансовых инструментов. Будет создан целый ряд фондов, они будут собирать предложения со стороны будущих покупателей этих проблемных активов. Каждый из этих покупателей, если он придет с обещанием вложить определенное количество денег, скажем, сто долларов, ему немедленно туда государство добавляет еще сто долларов. И таким образом государство и этот будущий покупатель становятся сособственниками по принципу 50% на 50%. После этого им федеральное агентство страхования вкладов разрешает одолжить деньги либо у государства, либо на рынке, если это будет возможно, в пропорции шесть к одному. То есть после того, как у них уже есть двести долларов, сто государственных и сто частных, они могут получить еще 1200 долларов.

Сергей Сенинский:Причем занять эти деньги будет несложно, ибо на все обязательства по таким займам распространяются гарантии государства...

Михаил Бернштам: Они полностью застрахованы федеральной службой страхования вкладов. Более того, самая интересная часть этого, что эти долги являются долгами ограниченной ответственности. То есть если они провалятся и не смогут их выплатить, то ни своим имуществом, ни другими активами, ни другими вкладами, ничем финансовые учреждения не отвечают. Государство, которое это застраховало, просто эти деньги теряет.

Сергей Сенинский:На таких сверхльготных условиях, частный инвестор, решивший участвовать в новой программе, вложив всего 100 собственных долларов, фактически получает доступ к сумме в 14 раз большей...

Михаил Бернштам: Таким образом у нас на руках после того, как сто долларов вложил частник, сто долларов вложило государство и 1200 долларов в пропорции шесть к одному они одолжили, у нас на руках имеется 1400 долларов. Получается, что 86% дает федеральное агентство в виде страховки, 7% дает государство и 7% дает частник. То есть вся эта процедура заканчивается тем, что непосредственно рыночный частный вкладчик или рыночный частный инвестор дает 7%, 93% дает государство. Зачем это все нужно? Только для того, чтобы этот частник вообще пришел на рынок и путем аукциона дал какую-то оценку этих активов. То есть на самом деле основные деньги вкладывает государство, а роль частника – это не столько роль инвестора, сколько это роль посредника, который на аукционе определит цену этих триллионов долларов активов, которые замерзли.

Сергей Сенинский:Аукционы, которые планируется проводить по целым "пакетам" тех самых "проблемных" активов, призваны дать ответ на самый сложный вопрос, обсуждаемый в этом контексте сегодня по обе стороны Атлантики: а по какой, собственно, цене эти активы следует выкупать? Ведь стоят они сегодня намного меньше, чем тогда, когда их приобретали...

Михаил Бернштам: Пока что оценки такие: все эти «проблемные» активы примерно на рынке сейчас оцениваются 36-37 центов на то, что на бумаге числится доллар. Но банки и другие финансовые учреждения, которые держат эти активы, считают, что примерно они в конечном счете могут продать по 75 центов. То есть тут очень большое расхождение. И эти аукционы должны в какой-то степени сблизить. Но никто не обязан продавать и никто не обязан покупать. Поэтому те банки и те финансовые учреждения, которые остро нуждаются в деньгах, хотят продать, они просто вынуждены будут согласиться с рыночной ценой. Те, кто действительно хочет купить и рассчитывает, что эти активы в будущем принесут им большие прибыли, они будут соответственно стараться давать более высокую цену.

Сергей Сенинский:Но здесь возникает проблема, которую в экономической теории именуют «отрицательным отбором». Ведь банк, пожелавший продать какие-то из своих "проблемных" активов, выставит на продажу. В первую очередь, самые безнадежные из них. И, наоборот, постарается придержать более привлекательные, надеясь продать их тогда, когда ситуация улучшится и цена этих активов вновь возрастет...

Михаил Бернштам: Покупатель это знает. Поэтому покупатель тоже будет давать очень низкую цену. И соответственно, вот эта проблема будет задерживать осуществление этой схемы. Это та же самая проблема, которая известна в экономике на примере подержанных автомобилей. Покупатель предполагает, что если продают подержанный автомобиль, там должна быть какая-то поломка. И поэтому покупатель старается заплатить за него как можно меньше. В свою очередь продавцы понимают, что много они за него не получат и поэтому сбывают самое худшее. Эта проблема сузит в будущем любую эффективность этих аукционов, полное недоверие между покупателями и продавцами.

Сергей Сенинский:Но в целом получается, что власти намерены попытаться решить проблему руками тех же самых многочисленных финансовых компаний и банков, рискованная тактика которых в недавнем прошлом и привела к нынешнему финансовому кризису?.. А, судя по первой реакции рынков и инвесторов, у новой программы есть шансы на успех...

Михаил Бернштам: Дело в том что других финансовых учреждений нет кроме тех, которые существуют. Да, они привели к кризису и их руками придется этот кризис разматывать. Это напоминает известное выражение Сталина «других писателей у меня нет». Вполне естественно, что успех этой программы не гарантирован. Рынки, особенно акции финансовых учреждений пошли вверх просто потому, что это колоссальная субсидия финансовым учреждениям со стороны государства. На каждые 7 центов вложений со стороны частных финансовых учреждений 93 цента дает государство. Если они покупают какие-то обесценивающиеся бумаги, облигации и те идут вверх, они зарабатывают огромные проценты, они могут заработать и 20, и 30, и 40% на свои довольно небольшие вложения, которые поддержаны государством. Поэтому рынки пошли вверх. Но в данном случае рынки реагируют на свою собственную выгоду будущую. Это не признак того, что они верят, что эта схема увенчается успехом, они лишь верят, что это принесет им прибыль.

Сергей Сенинский:Успех новой программы никто гарантировать не может, но, тем не менее, она предлагает вполне реальный путь, который позволяет избежать как банкротств банков, так и их национализации, считает научный сотрудник исследовательского Института Брукингса Элис Ривлин:

Элис Ривлин: Никто не знает... но все же я полагаю, это – хороший план, у которого неплохие шансы на успех. Крайне важно найти пути, как расчистить балансы банков от "проблемных" активов. Более того, план предлагает решение, как усилить эффект использования государственных средств – за счет привлечения денег частного сектора. Такое сочетание позволит государству не только сэкономить часть неминуемых трат, но и воспользоваться профессионализмом частных инвесторов. Так что в целом, я думаю, это – хорошая идея...

Сергей Сенинский:На первом этапе предполагается выкуп у банков и финансовых компаний "проблемных" активов на 500 миллиардов долларов. Если схема сработает, объем выкупа расширят до 1 триллиона долларов.
А каковы, собственно, масштабы проблемы? Эксперты подсчитали, напоминает Михаил Бернштам, что разного рода облигаций, поддержанных рискованными ипотеками и другими сомнительными активами, только в Соединенных Штатах выпущено на 2,8 триллиона долларов. А в европейской "евро-зоне" – на 2 триллиона долларов. В Европе идея создания фондов "проблемных" активов довольно активно обсуждается. А, например, в Германии такие фонды уже намерены создавать группы региональных банков – по одному фонду на каждую такую группу...
XS
SM
MD
LG