Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто и как представляет интересы крымских татар в Верховной Раде Украины


Ирина Лагунина: Земельные захваты крымскими татарами составляют 37% от общего числа, а остальная захваченная территория приходится на русскоязычное население, - заявил на днях глава Меджлиса крымских татар Мустафа Джемилев. Кроме того, глава Меджлиса отметил: "Еще давно россияне говорили: если Крым нам не отдадут, мы его выкупим. Именно так они сейчас и действуют. А учитывая, что вся крымская администрация пророссийски настроена, особых проблем с приобретением земли у них не возникает".
Как мы уже рассказывали, в этом году – 19 мая в Крыму пройдет Всемирный конгресс крымских татар. А 18 мая – это официальный день депортации крымских татар. Какие проблемы стоят сейчас перед крымскими татарами. С главой Меджлиса беседовала Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: Во взаимоотношениях России и Украины существенную роль играет проблема Крыма. Во-первых, там в Севастополе находится Черноморский флот России, во-вторых, большая часть земель на черноморском побережье Крыма скуплена русскими богачами. Наконец, Крым заселен русскими, тяготеющими к России. Все это порождает в России имперские аппетиты на Крымский полуостров. Однако, в Крыму кроме русских живут его коренные жители - крымские татары. И они настроены очень проукраински. Это сложилось исторически. Крымско-татарский народ в 44 году был по приказу Сталина выселен из Крыма, и власти запретили давать крымским татарам прописку, продавать им дома, принимать их на работу. Несмотря на все запреты, они стали постепенно возвращаться на родину. Сейчас большинство крымских татар живет в Крыму, но до сих пор многие из них не имеют ни земли, ни жилья. В украинском парламенте их интересы представляет Мустафа Джемилев, национальный герой крымских татар. Он пережил депортацию грудным младенцем и с молодости посвятил свою жизнь борьбе за возвращение своего народа на родину, в Крым. В советское время Мустафа почти постоянно находился в местах лишения свободы. Сейчас он бессменный депутат украинского парламента от крымско-татарского народа.

Мустафа Джемилев: В Верховной раде нас от крымских татар вначале было двое, но на последних выборах так получилось, что мой коллега, мой первый заместитель не прошел, и я один остался. Похвастаться какими-то успехами в деле защиты прав крымско-татарского народа в парламенте Украины нет оснований.

Людмила Алексеева: Какие вопросы вы ставите?

Мустафа Джемилев: Самый главный вопрос - предмет переговоров. Неоднократно встречался с президентом, с премьером-министром, вопрос о принятии закона о восстановлении прав депортированных. Сейчас кабинет министров разработал свой проект, который совершенно неприемлем с нашей точки зрения, потому что он выхолощен, он ничего не содержит. С Ющенко была договоренность, что он поддержит тот проект, который мы предлагаем, он этого не сделал, в результате потерял свой авторитет в глазах крымских татар. Тимошенко, тоже у нас были переговоры после того, как она подала свой проект, я попросил отозвать свой проект и поддержать наш, вроде бы согласилась. Сейчас на стадии переговоров на эту тему.

Людмила Алексеева: Тем не менее, вам имеет смысл находиться в Раде, как представителя крымских татар?

Мустафа Джемилев: Конечно, присутствие представителей крымских татар в парламенте имеет значение, хотя бы, скажем, при принятии бюджета. Если ты там не присутствуешь, не отстаиваешь свои права, тебе и в строку не введут.

Людмила Алексеева: А вам удается добиться, чтобы была строка?

Мустафа Джемилев: Например, в соответствии с программой об устройстве депортированных, которая была по нашему настоянию принята, в этом году должно быть выделено из бюджета Украины 108 миллионов гривен, в переводе на доллары это не так много - это 12-15 миллионов долларов. Но ссылаясь на кризисную ситуацию, мы со 108 миллионов указали 3,5 миллиона. Пришлось поднять большой шум, неоднократно встречаться, переговаривать с премьер-министром, со всеми бюджетными комиссиями. Подняли цифру до 53 миллионов. Но не будь тебя там, не было бы этих средств. Такая бывает ситуация. Конечно, от того, что представитель народа есть, определенная польза есть. Но кардинально решить не удается, все зависит от расстановки политических сил в парламенте. В парламенте Украины есть люди, коммунисты, они явно враждебно настроены не только по отношению к крымским татарам, но и вообще по отношению к независимой Украине. Люди, которые не признают национальный флаг Украины и все их выступления, что надо возродить Советский Союз. Есть политические силы, которые все время смотрят, что им скажет Москва. Даже те силы, которые условно называем демократическими, постоянно между собой при разделе власти, я имею в виду в первую очередь партию, которая ориентируется на президента, и вторая партия, которая участвовала в «оранжевой революции» - партия Юлии Тимошенко. Все это, конечно, очень ослабляет демократическое движение в Украине, но, тем не менее, все-таки у нас лучше, чем в России, где чем-то напоминает Советский Союз, все у вас там единодушно.

Людмила Алексеева: Потому что тех, кто думает иначе, их не спрашивают и их не слышно. Скажите, Мустафа, помимо земельной есть проблема у крымских татар, например, с языком, с образованием и так далее?

Мустафа Джемилев: Земельные, социальные, жилищные проблемы - все это проблемы, которые, откровенно говоря, нас не очень волнуют. Эти вопросы, эти проблемы когда-то решатся. Больше всего нас беспокоит вопрос сохранения национальной идентичности. За все годы независимости Украины нам с большим трудом удалось открыть всего 14 школ на родном языке. Это значит, что только один из 10 детей школьного возраста имеет возможность обучаться на родном языке. Разумеется, государство не против того, чтобы открывались национальные школы, но подготовка кадров, строительство самих школ, одну школу по стандартам европейским строят, она обходится 4-5 миллионов евро. Если страна на решение всех проблем отпускает где-то 10 миллионов евро, что на них - две школы строить или дома строить, коммуникации, газ, свет, воду проводить. Все это упирается в такие трудности.

Людмила Алексеева: Но все-таки в семьях разговаривают на своем языке?

Мустафа Джемилев: Далеко не во всех. У нас как получилось: после депортации крымско-татарский язык был запрещен и, например, я, если изучил в какой-то мере язык, у своих родителей. У меня не было возможности учиться, но я разговорный язык на кухонном уровне узнавал от своих родителей. Мои дети, соответственно, знают язык еще меньше, чем я. И так идет последовательно.

Людмила Алексеева: Дома крымские татары говорят по-русски?

Мустафа Джемилев: Во многих семьях, к сожалению.

Людмила Алексеева: Не по-украински, а именно по-русски?

Мустафа Джемилев: Вы знаете, среди крымских татар больше владеющих украинским языком, чем среди русских. Просто Меджлис настроен, мы всегда объясняем своим детям, что мы в составе Украины, государственный язык надо знать. Крым часть территории Украины и свое будущее мы видим, как восстановление национально-территориальной автономии территории в рамках украинского государства, поэтому наши дети должны знать этот язык. И кроме того, при поступлении в высшие учебные заведения экзамен надо сдавать, если хочешь в престижный, в Киев, во Львов, то надо обязательно на государственном языке сдавать экзамен, поэтому это нас стимулирует.
Хотя, конечно, Крым - это русскоязычный регион, там очень сильны сепаратистские тенденции, подбадриваемые, поддерживаемые со стороны нашего большого соседа. Там существуют агрессивные шовинистические пророссийские организации. Вызывает тревогу, что время от времени там совершаются провокации, серьезные провокации. Несколько месяцев назад полностью было разрушено кладбище крымских татар, 370 надгробных камней в течение ночи разгромлено. Проходит две недели – следующее кладбище, не только разбиваются надгробные камни, еще размалевывают, надписи «татары, вон отсюда», «повесим», «убьем». И что самое интересное, власти никак не могут найти. 370 надгробных камней разбить - это надо целой бригадой работать в течение длительного времени. Не могут найти – это вызывает много вопросов. Видимо, тут расчет на то, что крымские татары начнут что-то в ответ делать. После нашего возвращения в Крым десятки осквернений наших мечетей, наших кладбищ, памятников депортируемым. Но в ответ ничего со стороны крымских татар не бывает. Поэтому все попытки вызывать межнациональный конфликт не удаются. Хотя, конечно, среди крымских татар тоже могут найтись горячие головы. Нам стоит большого труда, чтобы не допустить.

Людмила Алексеева: В советское время существовало тесная связь между крымско-татарским движением и правозащитным движением в СССР. Сейчас какие-то связи существуют с украинскими и с российскими правозащитниками?

Мустафа Джемилев: Поскольку Украина ближе, часто общаемся, конечно, с украинскими правозащитными структурами более тесные контакты. Я знаю, что один адвокат он участвовал на разных процессах, крымских татар защищал. И в 90 годы, когда спросили, что если снова были бы репрессии против крымских татар, вы бы выступали в их защиту? Он сказал - нет. А почему нет? Потому что крымские татары выступают как сторонники Украины, они против возвращения русского Крыма России. То есть он был против тоталитарного режима, но у него шовинистические настроения сохранились. С истинными демократами в России у нас, конечно, самые теплые, дружественные отношения, мы их все время будем поддерживать.
XS
SM
MD
LG