Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В тональности, сопровождавшей комментарии российского премьера Владимира Путина относительно украинско-европейских договоренностей о модернизации газотранспортной системы, сквозило не только державное раздражение, но и простая человеческая обида. Ощущалось, что Владимир Владимирович чего-то очень важного не договаривает. А уж когда на следующий день президент России Дмитрий Медведев сообщил, что в Москве пока что не ждут самую очаровательную даму постсоветского пространства, стало ясно, на кого именно обиделся его предшественник.

Договорились ли российский и украинский премьеры о совместной работе над модернизацией украинской ГТС? Обещала ли Юлия Тимошенко Владимиру Путину что по окончании политической карьеры Виктора Ющенко стороны вновь вернутся к почти позабытой уже идее газотранспортного консорциума? С этими ли договоренностями были связаны газовые соглашения последнего времени и готовность российского премьера простить Украине недобор газа? Об этом мы, конечно же, никогда не узнаем: если договоренности и были, то они явно носили кулуарный характер и участники переговоров могут трактовать их по-своему. Но очевидно одно: Владимир Владимирович доверился Юлии Владимировне. Не как мужчина женщине. Как премьер премьеру.

Владимир Путин решил, что Юлия Тимошенко – союзник России. В кремлевском понимании союзник – это человек, подчиняющий собственные интересы и интересы своей страны интересам даже не России, а той группы лиц, которая возомнила себя Россией. Поиск таких союзников российская политическая элита ведет уже долгие годы – и никак не может найти. Почему в случае с Юлией Тимошенко ей должно было повезти – совершенно непонятно. Ведь Юлия Тимошенко – политик, вынужденный бороться за свои интересы и за свою власть. Ее борьба учитывает и внутриполитическую конъюнктуру, и взаимоотношения с Востоком и Западом, и политические маневры, и экономические договоренности. Это, кстати, и есть политическая деятельность.

При этом политик может быть плохим и хорошим, профессиональным и не очень - тут важно другое: он занимается не только банальным потреблением ресурса, но еще и защитой своих позиций. При этом он имеет право на ошибку. Вот вопрос: совершила ли Юлия Тимошенко ошибку, подписавшись под брюссельской декларацией? Возможно, да. Возможно, европейцы не найдут денег, а россияне бы нашли. Возможно, Тимошенко сделала это, чтобы сохранить с ЕС хорошие отношения и продемонстрировать своему электорату, что она – никакой не московский агент. Но нужно ли на это обижаться?

Если ты политик – вряд ли. Если ты агент корпорации на троне – обязательно. Ведь тогда любые политические мотивы будут выглядеть чуть ли не кощунством, преступлением против интересов тех, кто привык управлять и зарабатывать, не считаясь с реальностью. Но неужели не заметно, что реальность уже догоняет этих не приученных к политической деятельности людей?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG