Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Резная икона в Толмачах





Марина Тимашева: Третьяковская галерея в “Выставочном зале в Толмачах” представила современные резные иконы Инессы и Рашида Азбухановых. Рассказывает Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Супруги Азбухановы – скульпторы. Более 20 лет они занимаются созданием резных рельефов из дерева. У художников есть и светские сюжеты, однако в основном они создают иконы, а также элементы церковного убранства – иконостасы, аналои и тому подобные вещи.
Первое впечатление от выставки Азбухановых: кажется, что эти иконы ты уже раньше где-то видел. Уж не копии ли это древних образцов? Вовсе нет – говорит заместитель директора Третьяковки Лидия Иовлева

Лидия Иовлева:
Это тоже подлинники, просто это современная резная деревянная икона. Она, конечно, повторяет каноны известные и обязательные в православной церкви. Православная церковь требует, чтобы канон соблюдался неукоснительно. Если Владимирская Богоматерь существует так, как она была исполнена неведомым византийским мастером в 11-м веке, то ее канон должен быть повторен везде и всюду, будь это Андрей Рублев или какой-то современный художник. Он может декорировать ее иначе, но сам иконографический образ должен быть обязательным. Если вы посмотрите врубелевские фрески в Кирилловской церкви в Киеве, то они точно повторяют, скажем, изображение Сошествия Святого Духа. Так, как положено. Художники-резчики более традиционны, они не нарушают ни в какой степени каноны, и не очень вторгаются в эту структуру.


Лиля Пальвелева: При этом, однажды,- признается Инесса Азбуханова, - авторы все-таки взялись за копию. Оригинал – так называемая икона Богоматерь Влахернская - хранится в Музее имени Андрея Рублева.


Инесса Азбуханова: У нас была задача еще сложнее - чтобы она была такая сильная, как намоленная. И у нас монастырь ее не принимал месяца четыре, говорят, что не похожа, и все. А в чем дело? На древней иконе 16-го века она улыбается, а у нас не улыбалась. Она потом улыбнулась.


Лиля Пальвелева: Сложность была в том, что у Влахернской Богоматери печальное лицо и улыбка – ускользающая, еле уловимая. Оттого так долго мучились художники, пытаясь воспроизвести шедевр. Лидия Иовлева отдает дань мастерству Инессы и Рашида Азбухановых.

Лидия Иовлева: Они научились делать очень тонко и очень хорошо. Нас-то ведь еще интересует, что такое современное религиозное искусство, какие существуют направления, школы, индивидуальности.

Лиля Пальвелева: Резные рельефные иконы (причем не только по дереву, но также по кости и перламутру) на Руси известны с древнейших времен, однако их сохранилось не слишком много. Не однажды иерархов церкви смущало то, что это не плоское изображение, что есть здесь глубина и объем. Ну а главное, на что обращаешь внимание на выставке – у большей части работ Азбухановых девственная, не тронутая ни красками, ни тонировками поверхность. Это натуральный цвет древесины – и все! Выглядит непривычно, однако это вовсе не авторская находка, а хоть и малоизвестная, но древняя традиция - утверждает Инесса Азбуханова, которая в качестве примера вспоминает экспонат из собрания Государственного исторического музея (сокращенно ГИМ).

Инесса Азбуханова: Светлые иконы это были часто иконы выносные. Я видела в ГИМе иконы двусторонние. Иконы во время Крестного хода они не в цвете. А почему? Потому что, когда солнце светило, очень хороший рельеф. И – главное - с двух сторон. С одной стороны - Георгий Победоносец, с другой - Богородица. Такие я видела в ГИМе - больших размеров, храмовые, метр на полтора.

Лиля Пальвелева: И все-таки такие иконы – большая редкость, подчеркивает Лидия Иовлева.

Лидия Иовлева: Они не очень поощрялись - скульптура и резная икона, но все-таки они были. Но их либо раскрашивали, либо одевали. Вот как Никола Можайский, скажем. Она у нас в постоянной экспозиции. Это великолепная древняя, скульптурная, скажем, но плоская, рельефная икона. Но на нем была такая одежда, тряпочки, так положено было в древности. Ведь задача иконописца это чтобы не объем был воссоздан, а плоскость. Потому что воссоздается на иконе потусторонний мир, перспектива должна быть обратной, а не той, жизненной. Объем - это материя, а это - бесплотность, это дух.

Лиля Пальвелева: Некоторые работы выставки впору сравнить с камеями. Здесь, также как у резных камней, слои разной глубины – разных оттенков. Скажем, наиболее выпуклые детали – лики и руки – цвета слоновой кости, одежды – бежевые, а заполненный мельчайшим узором фон сгущается до коричневого. Догадка о том, что такова текстура дерева, любимой авторами липы, оказывается неверной.

Инесса Азбуханова:
Нет, мы выбрали липу за ее абсолютно однородный цвет. А то, что мы видим разные слои цвета, это я использую здесь лессировки, живопись, когда я один пигмент не кисточкой, а руками втираю в структуру дерева. Один, второй, третий слой. И еще, понимаете, я хочу, чтобы просвечивало дерево, и, в то же время, я задаю ему цвет. И в то же время, чтобы оно как натуральное было, как будто это сама структура дерева.


Лиля Пальвелева: Ну, а отдельные иконы имеют более привычный нам вид. Они многоцветные или, выражаясь научным языком, полихромные.


Инесса Азбуханова: Во-первых, у нас в традиции русской цвет, в деревянной резьбе. Я люблю белое дерево. Но иногда дерево заставляет нас делать цвет. Мне не важно, какого цвета глазки, одежда, мне важна сама суть. Поэтому цвет мы очень аккуратно.

Лиля Пальвелева: На выставке выделили специальное пространство под названием “Стружка в виде завитка с запахом смолы”. Тут и вправду на полу лежат вороха тонких стружек.

Инесса Азбуханова: Мы оба - скульпторы. Рашид “дерево” заканчивал, я - “керамику”. И вот – мастерская. Это все начинается с бумаги. Для нас сначала бумага и карандаш, а потом уже – дерево, стамеска, резец.

Лиля Пальвелева: Инесса и Рашид Азбухановы предложили организаторам выставки самим выбрать любую икону для подарка Третьяковке. Лидия Иовлева решила, что это должно быть “Бегство на пути в Египет”. Здесь только младенец с голыми ножками безмятежен. Стремительны движения Иосифа, широк шаг ослика, круп которого крепко сжимают ноги Марии. Это действительно бегство. Самая самостоятельная, наименее каноничная работа художников показалась галерее самой желанной.
XS
SM
MD
LG