Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игры со скоростью


Евгения Назарец: Тема выпуска – Игры со скоростью. Не всякие гонки по правилам – это спорт. В Екатеринбурге создана команда организаторов автоспортивных мероприятий «Энерджи».


Совсем недалеки те времена, когда провинциальные российские автомобилисты спорили, как правильно произносить название гонок, наподобие тех, что показали в фильме «Форсаж». Когда у екатеринбуржцев для этих целей появились свои 400 метров на взлетной полосе аэродрома, многие сразу же стали называть эти состязания спортом. Но профессиональные автоспортсмены напоминают, что гонка по правилам – это еще не спорт. Все то, что между профессиональным спортом и уличным хулиганством мы назвали играми со скоростью.


Толя, а герои и участники сегодняшней нашей программы – это и есть те самые игроки со скоростью, остепенившиеся уличные хулиганы, гонщики?



Анатолий Горлов: Судя по тому, что мы их представили официально, они узаконились и, наверное, в какой-то степени остепенились. А вот насколько остепенились, я думаю, они расскажут нам сами. Сегодня гости екатеринбургской студии Радио Свобода и программы «Время за рулем» Кирилл Лапин, один из организаторов екатеринбургской команды организаторов автогонок «Энерджи», и Виталий Катичев, гонщик команды «Альянс-Авто».



Евгения Назарец: У нас будет еще один собеседник из Омска – это председатель омского отделения Всероссийского общества автомобилистов, гонщик с 35-летним стажем, чемпион России и Казахстана Виктор Саблин.


Сейчас «Время за рулем» продолжают автомобильные новости. У микрофона Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : В России вступили в действие экологические нормы Евро-2. Отныне в страну запрещен ввоз иномарок, не соответствующих европейскому регламенту «О требованиях к выбросам вредных (загрязняющих) веществ». Закон не коснется машин, уже ввезенных на территорию России, однако экологические требования к выбросам автомобилей будут постепенно ужесточаться. С 1 января 2008 года придет стандарт Евро-3, с 1 января 2010 года - Евро-4, а с 2014 года будет действовать нормы Евро-5.


Новые экологические стандарты оказались «смертельными» для единственной российской микролитражки «Ока». С 1 мая волжский автозавод прекращает поставки комплектов для ее производства. Сборка «Оки» будет идти, пока не закончатся машинокомплекты. О будущем этого автомобиля на заводе даже не говорят - модернизация приведет к росту цен, что неминуемо отразится на спросе.


Министр экономического развития России Герман Греф заявил, что Volkswagen будет строить сборочное предприятие в России. По словам Грефа, первые машины Skoda Octavia и Volkswagen Golf российского завода Volkswagen появятся в начале 2008 года. Мощность завода - 115 тысяч автомобилей в год. Собранные в России машины будут предназначены только для россиян, сообщает агентство «Новый Регион».


В Москве специально для дачников будут созданы дополнительные полосы движения. Об этом сообщил начальник столичного управления ГИБДД Сергей Казанцев. Такие полосы появятся на улице Профсоюзная от улицы Теплый Стан до Новоясеневского проспекта, а также на шоссе Энтузиастов в районе пересечения Свободного проспекта, уточняет РБК. Кроме того, для ликвидации заторов на проблемных участках основных автомагистралей летом будут созданы дополнительные посты ДПС.


В Московской области открылись первые два пункта дорожной милиции. Специальные «дорожные» милиционеры должны, как и в других местах, бороться с преступностью, помогать пострадавшим и заниматься профилактикой. В состав отделения дорожной милиции входит дознаватель, оперуполномоченный, эксперт-криминалист, инспектор по делам несовершеннолетних, кинолог с собакой и два бойца ОМОНа.


По данным ГИБДД России, к началу 2006 года парк легковых автомобилей в России составил более 25 с половиной миллионов машин. За последний год российский автопарк вырос 1 миллион 300 тысяч легковых автомобилей. По-прежнему почти половина легкового автотранспорта в России приходится на долю марки LADA. Однако доля иномарок постоянно увеличивается, сейчас их в российском автопарке 5,5 миллионов единиц. Причем 1,5 миллиона из них - это машины с правым рулем, ввезенные в страну в основном из Японии. Лидерство принадлежит японской марке Toyota.


Американские специалисты высчитали, что самые высокие шансы попасть в аварию появляются, когда водитель отвлекается, чтобы найти какую-то вещь в салоне. В этом случае риск ДТП увеличивается в 9 раз. В три раза безопаснее, если водитель отвлекается на красивую девушку. А вот если девушка красит губы, управляя автомобилем, то ее шансы попасть в опасную ситуацию возрастают троекратно. Зато американцы практически реабилитировали мобильные телефоны: разговор по «мобильнику» увеличивает риск создания аварийной ситуации лишь в 1,3 раза. Вообще же не стоит отводить взгляд от дороги более чем на 2 секунды, советуют специалисты, иначе риск ДТП возрастает вдвое.



Евгения Назарец: То, что перечислено в календаре соревнований, например, Федерации автоспорта это далеко не все гонки. Как и в любом другом виде спорта, Федерация хоккея или футбола, не имеет никакого отношения к дворовым матчам. Правда, автомобили выходят за пределы по многим причинам. Поэтому, например, Свердловское ГИБДД приветствует появление в Екатеринбурге команды организаторов спортивных мероприятий, а профессиональный автоспорт к самодеятельности в автогонках относится настороженно.



Анатолий Горлов: Всевозможные гонки и ралли становятся все более популярным развлечением российских автомобилистов, причем не только профессиональных спортсменов. Многие совмещают или чередуют модное увлечение с бизнесом, учебой, работой в офисе.



Евгения Назарец: Ожидали мы в студии одну команду, а получили сразу две. Давайте разбираться, в чем разница между двумя командами? Начнем с «Энерджи». Команда организаторов – это отдельная команда.



Кирилл Лапин: Да, это отдельная команда. Мы занимаемся организаций этих всех спортивных мероприятий, проще говоря, гонок.



Евгения Назарец: То есть вам пишут письма с заявками, например, нет?



Кирилл Лапин: Нет, чаще всего это происходит по нашей инициативе. То, что мы делаем - это то, что мы сами захотели, провели и сделали. Также поступают заявки на судейство на какие-то другие гонки, например, ралли. В этом году мы судили этапы чемпионата России по ралли. Постоянно местные ралли, когда проходят, привлекается наша команда «Энерджи» к судейству.


Я одно могу сказать, что на сегодняшний день, наверное, одна из самых больших команд профессиональных судей и в России.



Евгения Назарец: Вы имеете в виду «Энерджи»?



Кирилл Лапин: Да.



Евгения Назарец: Виталий, что за команда «Альянс»?



Виталий Катичев: Команда «Альяс-Авто». Изначально мы занимались только дрэг-рейсингом. То есть «Энерджи» организовывала гонки, мы участвовали в этих гонках. Естественно, мы ездили в другие города. А с 2004 года мы отошли от этого вида гонок и стали участвовать в автомобильном кроссе и ралли. В данный момент, наверное, самый максимальный акцент на автокросс.



Анатолий Горлов: Это ваша работа или увлечение? Как вы это все совмещаете?



Кирилл Лапин: Для нас это изначально было увлечение, хобби, которое потом уже перешло в работу. На сегодняшний день это вторая работа. Относишься к этому уже как к работе, а не как к развлечению, увлечению.



Анатолий Горлов: Вообще, идеальный вариант, когда увлечение становится работой.



Евгения Назарец: Виталий, у вас точно также произошло?



Виталий Катичев: Абсолютно также все. Это вторая работа, абсолютно серьезная со всеми подготовками.



Евгения Назарец: Если без подробностей, то за работу надо платить деньги, получать деньги. Это в вашем случае именно так?



Виталий Катичев: Можно сказать, что и так. Но, вообще, конечно, примером являются заграничные спортсмены, для которых это настоящая высокооплачиваемая работа. У нас пока я не знаю таких примеров.



Евгения Назарец: У нас появилась техническая возможность побеседовать и узнать мнение о подобных новых командах для России, Екатеринбурга, которые появляются в регионах, у председателя Ассоциации автоспорта Свердловской области Евгения Фомичева.



Анатолий Горлов: Евгений Иванович, у нас к вам такой вопрос. Как вы, как представитель Ассоциации автомобильного спорта, относитесь к любительским гонкам? Как принимаете решение – иметь с ними дело или нет? Какие основания для этого у вас есть?



Евгений Фомичев : Мы считаем, что не только иметь с ними дело, но иметь с ними дело очень плотно, помогать им в их начинаниях. Потому что спортсмены могут появляться двумя способами. Первый – после любительских гонок, а второй способ – это профессиональное занятие картингом. Поскольку профессиональных картингистов у нас не так много, а любительских соревнований достаточно много, там принимают участие более ста человек в каждом, это наше будущее, это наш резерв. Поэтому мы давным-давно, даже с теми организаторами, которые не признают официальные гонки, пытаемся договориться, пытаемся помогать чем-то. Мы лишены возможности финансировать эти мероприятия, но методическая работа, судейство, помощь в организации – это наша основная обязанность.



Анатолий Горлов: Евгений Иванович, любая гонка когда-то становится автомобильным спортом. С какого момента это начинается?



Евгений Фомичев : А вот именно в тот момент, когда желание организатора просто из междусобойчика сделать профессиональную гонку, войти с ней в календарь, допустим, не только областной, а Уральского федерального округа, сейчас мы такой статус придаем как чемпионат РАФ этим соревнованиям, вот тогда появляются тонкости, мелочи, всевозможное желание сделать лучше, профессиональнее гонку. Тогда она становится действительно профессиональной.



Анатолий Горлов: Евгений Иванович, знаю, что вопрос немножко не по адресу, но я знаю, что вам известно об отношении ГАИ к дрэг-рейсингу и подобным гонкам. Расскажите нам, пожалуйста.



Евгений Фомичев: На самом деле, к автомобильному спорту ГАИ, начиная с первого лица России, то есть с Кирьянова (это главный госавтоинспектор России, он же президент Федерации автомобильного спорта Российской Федерации, он же президент Ассоциации автомобильных школ России), начинается поддержка автомобильного спорта. Эта поддержка распространяется и на Свердловскую область. Демин Юрий Алексеевич нам всегда помогает, и делает это активно. Поэтому говорить о том, что автомобильный спорт не пользуется популярностью или ограничиваются его возможности, неправильно.


Другое дело, требования безопасности нужно соблюдать. Должны быть работники ГАИ, должен быть план безопасности, организатор должен выполнить массу требований, связанных с безопасностью. Это – да. Это законные требования. А торпедирование или помеха гонкам только неорганизованным осуществляется, то есть уличным, непрофессиональным, где вероятность столкновений или аварий возрастает многократно.



Анатолий Горлов: Вообще, откуда вы пришли в этот спорт?



Виталий Катичев: Наверное, сначала в Екатеринбурге я узнал о том, что были неофициальные соревнования между собой. Собирались в городе, ехали куда-то на старый участок дороги, который не использовался. Между собой соревновались. Потом впервые в этом же году (это 2002 год) я увидел первые профессиональные гонки по кроссу.



Евгения Назарец: Где это было?



Виталий Катичев: Это была гонка Кубка. Это был Кубок Урала по автокроссу в Нижнем Тагиле. Гонка очень интересная, очень понравилась. Я сразу увидел разницу между любительскими гонками, за которые я всегда «за», потому что они позволяют безопасно выбросить адреналин и не гонять по городу, а гоняться организованно. Но там, конечно, совершенно другой уровень. Мы стали стараться попасть туда. И с 2003 года…



Евгения Назарец: А те самые гонки на взлетной полосе аэропорта вы в них тоже принимали участие?



Виталий Катичев: Да, я принимал участие в них два сезона летних. Тоже, конечно, куча адреналина. Но те гонки, которые настоящие (может быть, обидно будет тем, кто гоняется на дрэг-рейсинге), я посчитал, что за гонку в дрэг-рейсинге за день я в режиме гонки провожу ровно 1 минуту, то есть 15 секунд заезд – 4-5 заездов, и за ту же гонку в ралли, я проезжу в кубковой гонке 60 километров в боевом режиме и еще 90 между спецучастками. Несопоставимая разница. Поэтому сейчас там.



Евгения Назарец: Кирилл, судейство гонок, организация гонок. Насколько я понимаю, буквально лет 5 такому бурному развитию автоспортивных мероприятий в регионе, и у вас есть такой опыт. Как вы пришли к этому? Где вы этот опыт наработали? Как эта команда создалась?



Кирилл Лапин: На самом деле история будет немножечко похожей. Тоже собирались на старых дорогах, смотрели, как гоняются ребята. Когда был фильм «Форсаж», был просто дикий взрыв той энергии, которая никуда не девалась. Она выхлестнулась в то, что перекрывали дорогу, ведущую в аэропорт.



Евгения Назарец: Да, Россельбан так называемый, по ней Эдуард Россель ездит из дома на работу.



Кирилл Лапин: В то время я еще был зрителем простым. Через год, когда народу стало все больше и больше на это дело приезжать, стали возникать проблемы с тем, что гонка проходит 3 заезда за 5 часов, решили сделать это как-то организованнее. Приехали, начертили разметку, поставили машины зрителей отдельно, участников отдельно и начали катать. Потом естественно захотелось что-то серьезного. Поработали, вышли на аэропорт, сделали первую гонку по дрэг-рейсингу, видимо, поняли, чем хотим заниматься профессионально – профессиональным судейством. Не только организацией, но и изучением всех вопросов – по теории и практике.



Евгения Назарец: А как насчет погонять самому?



Кирилл Лапин: Погонять, конечно, сам люблю, но тот автомобиль, на котором я передвигаюсь, конечно, он может иногда позволить выбросить адреналин, но все-таки это достаточно такая гражданская машина. Думаю, может быть, когда-нибудь сделаю.



Евгения Назарец: Есть люди, которые поют в дУше, потому что им это нравится, а есть те, кто вообще только лишь в душЕ.



Анатолий Горлов: Кстати, Виталий, «Форсаж» был самым нелюбимым фильмом сотрудников ГИБДД, потому что он спровоцировал такой вплеск адреналина и желания погоняться. В фильме «Форсаж» ребята гоняются, конечно, на супермощных машинах, причем, заряженных и так далее. Ты с чего начинал, на какой модели, на какой марке?



Виталий Катичев: Я ездил на ВАЗ-2109. Сначала это была обычная машина, которая практически не была переделана. Следующую машину на следующий сезон я уже готовил серьезно. Там от двигателя, который выпускается заводом ВАЗ, остался только блок. Остальное все было другое. На сегодняшний день я понимаю, что можно было бы сделать гораздо больше, но, тем не менее, переделано было все – коробка, двигатель, подвеска. На автомобиле иностранного производства я ездил на «Субару» позже.



Евгения Назарец: Сейчас у вас есть автомобиль для обычной жизни и для гонок, или все один и тот же?



Виталий Катичев: Невозможно участвовать на автомобиле, на котором ездишь по городу. У меня городской автомобиль на автомате, потому что я спокойно передвигаюсь, а для гонок у нас национальный класс D -1 в автокроссе в России – это ВАЗ-2108 на сегодняшний день передвигается к ВАЗ-2112 сейчас.



Анатолий Горлов: То есть фактически ты живешь двойной жизнью – в городе ездишь аккуратно, грамотно, соблюдая все правила, а за городом на другом автомобиле ты выплескиваешь весь свой профессионализм?



Виталий Катичев: Получается так. Действительно, за последние 2-3 года у меня было лишь несколько штрафов в ГАИ – это за превышение небольшой скорости, действительно, небольшое. Я попался, когда была скорость 40, а я ехал 71. Я действительно считаю, что ничего страшного нет. А на закрытых трассах – на «восьмерке». Причем, могу сказать, что у нас в России наиболее распространена среди гонщиков фирма «Торгмаш», которая выпускает «восьмерки», подготовленные именно для автокросса. Стоит машина 28 тысяч долларов по их прайсу. Это не самая лучшая комплектация. Вот такая цена за «восьмерку».



Евгения Назарец: Кирилл, за те годы, что это все существует, насколько стал более серьезным или сложным подход к организации этих мероприятий? Отчего это зависит – от затрат, каких-то новых требований?



Кирилл Лапин: Если брать дрэг-рейсинг..



Евгения Назарец: Давайте возьмем дрэг-рейсинг.



Кирилл Лапин: Мы изначально даже к неофициальным гонкам подходили с полной ответственностью. Это была работа до гонки, когда прорабатывались, продумывались различные варианты, что может пойти не так, минимизировать риск, который присутствует в спорте. В этом плане в организации у нас как было, так все осталось – все четко слажено, все продумано.


В финансовом плане год от года хочется сделать автоспорт ярким, значимым мероприятием. Естественно, помимо самих гонок мы пытаемся что-то еще придумать, чтобы привлечь еще больше народу. Чем больше народу…



Евгения Назарец: Бейсболки продавать, тотализатор устроить?



Кирилл Лапин: Нет, у нас есть сувенирная продукция, которая распространяется на гонках. Доходит до смешного, что спонсорские наклейки, которые идут на автомобили, мы их продаем. Их покупают. В том году это было автомотошоу, совмещенное с дрэг-рейсингом. Этой зимой мы делали ледовые гонки там же в аэропорту. Специально была подготовлена трасса. Зимой, когда было минус 20, к нам приезжало 1,5-2 тысячи человек.



Евгения Назарец: Сейчас новости авторынка. Их на свой вкус отобрал Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Первый в России автомобиль «Jaguar XK» нового поколения приобрел екатеринбуржец. Сейчас машина проходит испытания на полигоне Центрального научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института с последующей сертификацией для использования в России. Представитель компании-продавца предположил, что автомобиль вернут владельцу 10 мая. К 26 мая в Екатеринбург поступит еще одна машина, которую желающие смогут испытать на тест-драйве. Новый «Jaguar XK» - это имиджевый автомобиль для хорошо-обеспеченных людей. В Екатеринбурге, как и по всей России, эти «Jaguar» будут продаваться с кузовом купе (стоимостью от 132,5 тысяч долларов) и кабриолет (144,5 тысячи доллара). «Jaguar XK» в России целиком алюминиевые, они оснащаются V-образным двигателем 4,2 литра мощностью 300 лошадиных сил. Только в июле на европейской выставке будет презентован «Jaguar XK» с двигателем мощностью 400 лошадиных сил.


Новый Lexus мощнее и экономичнее версии RX 300 за счет нового бензинового двигателя V6 объемом 3,5 литра с двойной системой изменения фаз газораспределения. С места до 100 километров в час новый Lexus RX 350 разгоняется за 7,8 секунд, максимальная скорость 200 километров в час, на 100 километров пробега хватает чуть более 11 литров горючего.


Очереди на покупку автомобилей Ford Focus растянулись на полгода. Российское представительство компании Ford собирается ввести в страну около 10 тысяч автомобилей модели Focus из Европы, передают «Ведомости». В этом году Ford планирует собрать на своем российском заводе около 60 тысяч автомобилей при спросе более чем 100 тысяч. «Ведомости» прогнозируют, что Ford может увеличить объем выпуска машин на своем российском заводе до 72 тысяч машин в год.


На автомобильном фестивале в Италии прошла презентация автомобиля возрожденной марки «Руссо-Балт». Это детище компании A:Level, известной своим купе в стиле «Волги» с двигателем BMW. В модели «Руссо-Балт», получившей название Impression, применены компоненты от Mercedes-Benz CL 65 AMG. Все остальные части автомобиля полностью оригинальны и изготовлены из углепластика. Изготовление одного такого автомобиля занимает 12 месяцев, поэтому будет изготовлено всего 15 «Руссо-Балтов».


Компания Subaru называет революционной свою новую систему управления двигателем. Теперь водитель может выбрать один их трех режимов управления двигателем и коробки передач. Это режим городских условий, при котором расход топлива снижается на 10 процентов, и два спортивных режима, самый острый из которых превращает машину почти в гоночный болид. Производители заявляют, что система управления двигателем появится на серийных автомобилях уже в этом году. Правда, ею будут оснащать модель Legacy, предназначенную для американского рынка.


Audi начала оснащать модели A6 и A8 новым 8-цилиндровым двигателем с системой точечного впрыска топлива. Это увеличило мощность более чем на 5 процентов - до 350 лошадиных сил, а расход топлива снизился почти на 10 процентов. Кроме того, на A6 и A8 установили новую систему «парктроник» с широкоугольной камерой заднего вида и направляющими на экране дисплея.



Евгения Назарец: С нами на связи из Омска Виктор Саблин, председатель Омского отделения Всероссийского общества автомобилистов, гонщик с 35-летним стажем.


Виктор, вы в курсе, о чем мы говорим?



Виктор Саблин: Да, я внимательно слушал, как Кирилл рассказывал про гонки.



Евгения Назарец: Не всякая гонка по правилам – это спорт. Когда начинается спорт, на ваш взгляд, и когда это перестает быть просто гонкой?



Виктор Саблин: Во-первых, профессиональный спорт начинается со школьной скамьи. Дети проходят сначала школу картинга, потом пересаживаются на более серьезные виды спорта. Достигает спортсмен, гонщик, который действительно гонщик, который выполнил нормативы, добился звания мастера, кандидата спорта, вот эти гонщики могут назвать себя громким именем. Но никак те люди, которые ездят 400-метровых дрег-рейсинг, которые называют себя гонщиками. Это не значит, что если стоит система «Ремус» выхлопная, он одел перчатки и сел за руль, что он гонщик.



Евгения Назарец: Но вот ваши гости, на ваш взгляд, это уже гонщики, спортсмены или нет?



Виктор Саблин: Это не спортсмены, это просто любители, которые пробуют себя на 400 метров. Ничего сложно нет, сев за руль автомобиля, нажать на газ, переключить передачу и проехать 400 метров. Мы пытались организовать у нас в Омске ребят. Это, как правило, ребята очень амбициозные, которые считают, что они все делают правильно.



Евгения Назарец: Какова в Омске судьба этих гонок?



Виктор Саблин: Мы пытались с Автомобильной Федерацией Омска их организовать, проводить соревнования. Перекрывали дороги, приглашали сотрудников милиции, обезопасили эти соревнования. Но потом мы им предложили еще один момент, то есть еще один элемент – это небольшая фигурка – просто проехать змейку передним и задним ходом. Я вам скажу, мы были очень разочарованы, когда увидели, что люди практически не могут змейку пройти задним ходом. Они сразу же сказали, что нам это не надо, нам надо нажать на газ и куда-то унестись. Конечно, это вид спорта любительский. Его надо воспринимать просто, как увлечение.



Евгения Назарец: Вижу, что нашим гостям в студии есть, что сказать. Виталий, кем вы себя считаете?



Виталий Катичев: Я хотел, конечно, считать себя гонщиком с учетом того, что до этого я сказал, что в дрэг-рейсинге я участвовал два сезона, а последние три года я езжу в автокроссе с теми же хорошими омскими спортсменами.



Кирилл Лапин: Летний сезон ты еще провел в ралли.



Виталий Катичев: Да, в ралли.



Кирилл Лапин: И полностью зимний сезон в персональных ледовых гонках.



Виталий Катичев: Да, по чемпионату Федерального округа по ледовым гонкам я закончил на 5-м месте. Сказать, что я любитель, я бы так себя не назвал.



Евгения Назарец: Ваши комментарии, ваш ответ на то, что прозвучало?



Кирилл Лапин: В принципе, доля правды в словах есть, что на самом деле дрэг-рейсинг это направление автоспорта, но это больше любительский. Действительно, даже если взять энергозатраты человека едущего в ралли и следующего по прямой, это разные вещи. Мы дрэг-рейсинг позиционируем больше как шоу, как привлечение новых людей в автоспорт. Это привлечение зрителей. Много зрителей – есть спонсоры. Мы пытаемся возродить автоспорта через дрэг-рейсинг. На сегодняшний день, я знаю, как минимум, человек 15-20, которые из дрэг-рейсинга ушли в профессиональные спортсмены.



Евгения Назарец: Это такой способ завлечь и зрителей, и людей в спортсмены?



Кирилл Лапин: Да, то есть дать толчок автоспорту. Потому что к нам приходят независимо от погоды минимум 5 тысяч человек посмотреть на это действо.



Евгения Назарец: Виктор, на ваш взгляд, в чем принципиальное отличие от организации спортивных гонок? Чего такое требует организация спортивных гонок, что необязательно при организации любительских? В подходах к организации разницу проведите, пожалуйста.



Виктор Саблин: Конечно же, проводить профессиональные гонки очень сложно. Мне приходилось проводить чемпионаты России на грузовых автомобилях, финал чемпионата России на легковых автомобилях. Конечно, очень много энергии, очень много затрат, очень много привлечения администрации города Омска, правительства. Если мы проводили чемпионат России, у нас было только 600 человек в оцеплении – это сотрудники милиции и военные – для того, чтобы человек не смог выйти на трассу. Потому что уже были случаи, что гонщик Александр Фабрициус вылете с трассы и сбил двух людей на соревнованиях. Прежде всего, должна быть безопасность при проведении соревнований. Конечно, проводить такие гонки намного проще, нежели профессиональные соревнования.



Кирилл Лапин: На самом деле, я хочу немножечко поспорить. Любое массовое мероприятие требует привлечения и охраны, и сил, и энергии. На самом деле, мы делали профессиональные гонки ледовые, мы делали ралли, то есть свой проект у нас был, тоже самое делаем по дрэг-рейсингу. У нас нет позиционирования, что где-то проще, а где-то сложнее. Везде должно быть сложно. Везде должна быть ответственность, везде должен быть подход достаточно жесткий, чтобы ничего не случилось. Потому что дрэг-рейсинг тоже опасен.



Виктор Саблин: Так вот насчет дрэг-рейсинга. Хотел привести пример. Почему сейчас на данный момент в Омске запретили эти соревнования. Начальник ГИБДД УВД Омска запретил проводить эти соревнования в связи с тем, что уже было несколько смертельных случаев после вот этих соревнований. У нас также в аэропорту в 30 километрах от города проводились эти мероприятия. Молодые люди, не накатавшись, не насоревновашись, ехали домой, и устроили соревнование между собой на дороге. В результате – выезд на встречную полосу движения и столкновение с встречным идущим автомобилем. В результате три трупа. В прошлом году также возвращалась молодежь. В час ночи заехали в город. На двух машинах решили посоревноваться. В результате шесть человек погибло. Поэтому просто сейчас начальник ГАИ запретил проводить такие соревнования у нас.



Виталий Катичев: Хотелось бы сказать, что это, мне кажется, не совсем тот метод – запрет соревнований. Потому что пример того, что кто-то возвращался и устроил гонки, тот же Александр Фабрициус попал, к сожалению, в аварию, возвращаясь с этапа Кубка России из Екатеринбурга. Провести такую линию, что ехал с гонок и попал в аварию, не совсем правильно.



Виктор Саблин: Может быть, это и не совсем правильно, но факт есть факт. Именно после этих соревнований… Как вам объяснить? Человек должен быть, если вы гоняетесь, культурен и на трассе, и на дороге, прежде всего. И вот из-за таких молодых людей, может быть, молодость, может быть, и не опытность этого и происходят всевозможные аварии.



Евгения Назарец: Виктор, а что говорит ваш опыт профессионального гонщика и организатора о степени и умении подготовить автомобили к новым видам гонок, которые сейчас начинают проводиться, которые в России раньше не были известны?



Виктор Саблин: Подготовка автомобиля – это очень серьезное дело. Во-первых, это требует очень больших затрат. Как сказали ребята, что 28 тысяч стоит из «Торгмаша» автомобиль, он стоит намного дороже, если его подготовить серьезно. С Виталием Дудиным я знаком. На протяжении многих лет я приобретал двигатели в «Торгмаше». Сейчас у нас автоспорт движется вперед, и все новые новшества появляются – и коробки всевозможные.



Евгения Назарец: Но не только о двигателях говорили.



Виктор Саблин: Да, это полностью автомобиль, но, прежде всего, это подвеска. Наша молодежь, которая занимается дрэг-рейсингом, считает, что нужно подготовить всего лишь один двигатель и больше ничего. Возрастает мощность двигателя, соответственно, нужно и готовить подвеску, надо одевать покрышки, которые более качественные, нежели наша отечественная резина, в которой одна сажа. Очень много факторов, которые требуются для подготовки автомобиля.



Кирилл Лапин: Хочу немножко в защиту молодежи высказаться. Я не знаю, как ситуация у вас обстоит в Омске, у нас в Екатеринбурге люди, которые начинают доводить свои автомобили – делать их не серийными, а более спортивными. У нас проходит достаточно большое количество любительских мероприятий, естественно, это закрытая трасса. У нас 1-2 километр дороги можно накатать. Народ, который приезжает туда, он едет уже на победу, также по-честному бьется. Понятно, что большинство людей понимают, что только мотором они не победят. Они доводят до ума и подвеску, и тормоза, и, естественно, ставят другие колеса. Молодежь не столь безрассудна, как можно было бы выразиться.



Евгения Назарец: Виктор, хочу задать вопрос по поводу соревнований. Мы уже коснулись этой темы как бы вскользь. То, что дрэг-рейсинг, в отличие от ралли, которые проходят часто по трудно доступным местам, более зрелищный для аудитории. Он привлекает больше спонсоров, потому что больше народу. Он как бы более выгоден и быстродейственен. С этой точки зрения, вы, как профессионал организатор, даете дрэг-рейсингу и другим коротким спринтерским гонкам, доступным для зрителей, какое-то право на жизнь при условии нормальной организации.



Виктор Саблин: Я считаю, что это надо проводить. Надо каким-то образом, действительно, молодежи выбрасывать адреналин. Но надо это проводить под эгидой Федерации. Надо серьезно к этому подходить, включать их соревнования в календарь российский. Когда будет налажено все необходимое для безопасности, для подготовки автомобиля и так далее, тогда она будет. Конечно же, спонсорам интересно посмотреть эти соревнования. Конечно, они вкладывают в это деньги. Надо привлекать, надо этим заниматься, потому что автомобильный спорт во всем мире привлечен для рекламы. И у нас это все надо делать, только надо все упорядочить, чтобы не страдали люди, чтобы не страдали зрители и не страдали сами участники этих соревнований.



Евгения Назарец: Спасибо, Виктор. У Анатолия, по-моему, есть вопрос



Анатолий Горлов: Созрел. Ходят слухи, что спортсмены в дрэг-рейсинге используют для мощности двигателя закись азота. Какие еще изобретения могут быть здесь использованы? Какие разрешены? Мы уже говорили об увеличении мощности двигателя и других каких-то приспособлениях. Вообще, что там можно и что нельзя?



Кирилл Лапин: На самом деле, прогресс не стоит на месте. Как в любом автоспорте залог успеха, во-первых, это малый вес автомобиля, жесткая плотная подвеска, естественно, мотор хороший. Есть такие вещи, как закись азота, которая моментно повышает мощность автомобиля в 1,5-2, а то и в 3 раза.



Анатолий Горлов: То есть это официально разрешено?



Кирилл Лапин: Да, да, это официально разрешено.



Евгения Назарец: Это не допинг такой автомобильный, который нельзя употреблять?



Кирилл Лапин: Нет, нет. На самом деле, на свой страх и риск каждый у себя делает, потому что неправильная стройка приведет просто к поврежденному двигателю и не более. Он не взрывается, не горит. Достаточно безопасная вещь.



Анатолий Горлов: Одинаковые машины, одинаковые модели, один объем двигателя, а мощность может быть разная. Это не считается незаконным?



Кирилл Лапин: На самом деле, есть определенные ограничения. Есть какие-то дополнительные коэффициенты. Думаю, что Виталий более детально сможет рассказать.



Виталий Катичев: Дел в том, что единственным ограничением на сегодняшний день (помимо ограничений по безопасности, по применению пластиковых деталей кузова) ограничение идет по объему. Единственное, что в классе. Сейчас сделали разновидности. Стрит-класс – это автомобиль, который ездит по городу, и человек просто захотел на нем погоняться. И спорт-класс. Что касается спорта, там нет никаких коэффициентов на закись и тому подобное. А, в принципе, та же самая турбина подает смысл тот же – подать больше кислорода, чтобы вплеснуть больше топлива и получить больше энергии. Тоже самое делает закись азота, в котором просто больше кислорода, чем в воздухе.



Евгения Назарец: У меня вопрос к Виталию, как к человеку, который вышел в своих интересах за пределы дрэг-рейсинга и увлекся ралли. Вам не обидно, что когда вы участвуете в ралли, вас мало, кто видит? Ведь на труднодоступные места, районы очень плохо добираться зрителям и группе поддержки.



Виталий Катичев: Если честно, я могу вам сказать, что зрителей там не видишь вообще. Там существуют сплошные дороги.



Евгения Назарец: А кто же должен быть свидетелем успеха и борьбы?



Виталий Катичев: Так это для самого себя в первую очередь удовольствие. На самом деле, не видишь никого. Просто весь в дороге, в поворотах.



Евгения Назарец: Кирилл, как организатору вам должно быть не безразлично, сколько народу, сколько спонсоров увидят, например, ралли. Как это сделать? Это дорого стоит. Здесь же нужна съемка хотя бы для того, чтобы показать какое-то теле-шоу по телевизору.



Кирилл Лапин: На самом деле, хорошо подготовленное ралли стоит очень дорого. Есть свои способы, как добиться спонсорских денег. Это делается в суперспецучастке, как официально называется данный раздел в ралли. Когда проходит на кольцевых трассах или, как в этом году, был пруд залитый, это можно собрать максимум народа и показать какую-то красивую вещь. По льду, в заносах это всегда вызывает бурю эмоций. Естественно, городской пруд, который со всех сторон видно.



Евгения Назарец: Но лед уже закончился. Ваши планы на ближайшее лето и организаторов, и участников. Виталий, этим летом, чем собираетесь заниматься, где поучаствовать?



Виталий Катичев: В этом году мы не едем ралли, в связи с тем, что в этом году чемпионат Уральского федерального округа получил, по нашим данным, статус Кубка России, то есть одного уровня гонки. А этих гонок на это лето по календарю – 14. Мы едем только автокросс. Я параллельно работаю на дрэг-рейсинге техническим комиссаром, а участие – только автокросс в чемпионате Уральского федерального округа.



Анатолий Горлов: Кирилл, а вы чем поклонников дрэг-рейсинга порадуете? У вас есть уже свой календарь на лето?



Кирилл Лапин: Да, календарь составлен. Первая гонка будет 27 мая в аэропорту Уктус в субботу. Будет еще как минимум две гонки. Это самый минимум. В этом году зимой мы провели очень большую работу. На сегодняшний день объединили часть Сибири, объединили часть Центральной России и Башкортостан. То есть будет достаточно массовое мероприятие. Гонщики будут приезжать из различных городов.



Евгения Назарец: А в организации еще каких соревнований участвует команда «Энерджи», кроме дрэг-рейсинга?



Кирилл Лапин: Именно в организации, как уже говорилось, ледовых гонок зимой.



Евгения Назарец: Нет, я имею в виду на будущее.



Кирилл Лапин: На сегодняшний день будет строиться кроссовая трасса в Уктусе. Естественно, будем делать кросс. Пока это все.



Евгения Назарец: А взгляды за границу никто из вас не бросает на предмет организовать чье-то участие там?



Кирилл Лапин: Пока сложно об этом думать.



Виталий Катичев: Могу уточнить то, что сказал Кирилл. У нас командой «Энерджи» будет проведен автокросс аэропорту Уктус. Это будет или 4 ноября или 21 октября. Трасса будет достроено. В этом году планируется построить две трассы. На зиму у нас будет снова чемпионат по ледовым гонкам.


А по поводу поездок наших спортсменов. Из знакомых, Вадим Макаров, который участвовал в дрэг-рейсинге, нашумел его «Гольф», подготовленный в Германии на всю страну. Он его переподготовил на автокросс. Сейчас 13-14 мая он едет на чемпионат в России в Казань на это «Гольфе», который отличается от «восьмерки» 167 – это почти 500. В дальнейшем он поедет на европейский чемпионат по автокроссу. Это очень серьезно. Мы его всячески поддерживаем.



Анатолий Горлов: Первая фамилия уже прозвучала. Я хотел вопрос задать. Поскольку дрэг-рейсинг, образно говоря, младшая группа, поставляющая спортсменов в большой автомобильный спорт, есть ли в дрэг-рейсинге свои звезды?



Кирилл Лапин: Ну, да, они уже озвучены. Вадим Макаров, который, действительно, нашумел на всю страну. У нас в городе есть команда – достаточно красивые автомобили, достаточно неплохие выступления на дрэг-рейсинге.



Виталий Катичев: По Вадиму Макарову хотелось бы сказать, что это не совсем человек, начавший свою карьеру в дрэг-рейсинге. Потому что он много лет участвует и успешно участвует на призовых местах в чемпионатах России. Он очень серьезный спортсмен. Для интереса поучаствовал два года в дрэг-рейсинге, и сейчас обратно у нас.


Евгений Смаль есть, который на своей «девятке» поставил кучу рекордов. Ездил по всей стране на дрэг-рейсинг. Очень серьезно выступил и показал, что можно сделать из наших ужасных автомобилей что-то серьезное.



Евгения Назарец: Из тех, кто был уже на зарубежных соревнованиях, я пыталась связаться с несколькими участниками, но все-таки, у вас есть возможность обмениваться с ними опытом? Например, те же чемпионаты Европы по дрэг-рейсингу проводятся. Вы же сами сказали, что они были в Бельгии, Германии, Голландии?



Кирилл Лапин: Лично у меня пока не получилось поприсутствовать на данных мероприятиях и, соответственно, пообщаться с этими людьми. У меня есть друг, он в силу своей работы был в Голландии, и чисто случайно попал на это шоу под названием дрэг-рейсинг. Конечно, он приехал и сказал, что там это шоу, полноценное шоу – море огня, море машин красивых и качественных.



Евгения Назарец: То есть это действительно популярно?



Кирилл Лапин: Да, популярно. Там трибуны, там стадион построен только под эту гонку, то есть специальное место. Стадион вмещает в себя порядка 15-20 тысяч. Это у них проходит где-то раз в месяц.



Евгения Назарец: А сколько стоит поучаствовать в таком чемпионате для того, кого заявляют, например, из России, как вы полагаете, по вашим прикидкам?



Виталий Катичев: Смешная сумма по сравнению с тем, сколько будет стоить, чтобы доставить туда машину. Потому что обычно заявка на участие… Как было в прошлом году. В Бельгии объявили чемпионат Европы, на самую быструю машину в Европе, в том числе и из России. Ехали туда машины. Заявка была бесплатной изначально. Но туда нужно приехать, и не просто приехать, а приехать с такой машиной, которая будет достойной. А дрэг-рейсинг на сегодняшний день, к сожалению – это безумная планка бюджета.



Евгения Назарец: А если бы, например, иностранцев позвать поучаствовать в нашем ралли, они бы на своих машинах смогли бы его пройти по русским просторам?



Виталий Катичев: Они бы без проблем проехали по русским просторам, потому что там просторы точно такие же грунтовые. Надо отметить, что всеми признано, всеми странами Европы, что самая лучшая трасса – Казань.



Евгения Назарец: На этом и закончим.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG