Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Если бы человек не уничтожил мамонтов, то мог бы остаться «смышленой зверюшкой»


Амурский тигр – одно из самых крупных хищных млекопитающих на Земле

Амурский тигр – одно из самых крупных хищных млекопитающих на Земле

Мы уже говорили о том, что первые млекопитающие появились примерно 200-230 миллионов лет назад, и были они потомками большой и разнообразной группы зверообразных рептилий, которые доминировали на суше в более древние времена, но затем их потеснили другие рептилии, а именно предки динозавров – текодонты, которые первыми из крупных наземных животных научились быстро бегать.


Млекопитающие появились практически одновременно с динозаврами и первые две трети своей истории прожили в мире, где господствовали динозавры. Млекопитающие все это время оставались мелкими и малозаметными существами. Однако их разнообразие росло. И именно млекопитающие в юрском периоде впервые произвели на свет эффективных растительноядных животных в мелкоразмерном классе.


Развитие мелких растительноядных позвоночных животных в свою очередь привело к появлению специализированных хищников, тоже млекопитающих, которые ориентировались на питание мелкими позвоночными. И, по-видимому, эти хищники с удовольствием поедали и беззащитных детенышей динозавров, что могло способствовать постепенному упадку этих властелинов планеты.


Сегодня речь пойдет о дальнейшей истории млекопитающих и о том, каким образом сложилась судьба этой группы после того, как динозавры исчезли с лица Земли, и перед млекопитающими открылись небывалые возможности, которые они с успехом использовали в течение кайнозойской эры. Кайнозойская эра началась примерно 65 миллионов лет назад и продолжается поныне – это эра млекопитающих.


Сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Раутиан, рассказывает о том, как развивалась история млекопитающих на Земле после того, как они выиграли борьбу за мировое господство у рептилий, как повлияли на облик животного мира такие глобальные процессы, как движения материков и изменения климата. Важнейшую роль в судьбе млекопитающих сыграл главный хищник планеты – человек, взявший в руки охотничье орудие.


Александр Сергеевич, что на сегодняшний день известно о становлении основных современных групп млекопитающих, ведь большинство мезозойских групп, тех самых, которые жили одновременно с динозаврами, не являются прямыми предками современных видов, то есть они вымерли, как и динозавры, по-видимому, не оставив потомков.


Когда говорят о том, что мезозой был веком динозавров – это представление в большой степени устаревшее. Связано оно с тем обстоятельством, что крупные динозавры, хорошо сохраняются в ископаемом состоянии и их легче искать. Как только начали заниматься промывкой и просеиванием породы, мелких животных мезозойского времени начали обнаруживать гораздо больше. И сейчас можно сказать, что млекопитающие в течение всего позднего мезозоя были господствующей группой, правда, только в мелкоразмерном классе. Родов мелких млекопитающих в мезозое сейчас известно больше, чем родов динозавров.


Конечно, большинство групп собственно мезозойских млекопитающих, вымерло, но это не значит, что они вымерли бесследно. Кайнозойские группы млекопитающих имеют мезозойских предков. Из этого, конечно, не следует, что корни всех этих групп в мезозое уже найдены. Например, там были рукокрылые – похожие на летучих мышей, но легко догадаться, что летающие животные имеют, во-первых, небольшие размеры, во-вторых, достаточно тоненькие косточки, поэтому они плохо сохраняются в ископаемом состоянии.


А как же тогда удается узнать, что у них были древние предки?


А как мы еще до сколько-нибудь внятного развития палеонтологии догадывались о том, что живые существа, наши современники находятся в родстве по отношению друг к другу? В первую очередь на основе сравнительно-анатомических данных. Но сейчас собрано много других сведений – и сравнительно-генетических, и сравнительно-биохимических, и сравнительно-физиологических и так далее. Аргументов собрано много. Другое дело, что как любые реконструкции, в том числе палеонтологические, они имеют косвенный характер. Что касается рукокрылых, они неизвестны в мезозое, но родственные им группы наверняка были мезозойскими. Грызуны неизвестны в мезозое, но, тем не менее, корни должны быть почти наверняка. Приматы в мезозое тоже неизвестны.


Дело в том, что и летучие мыши, и, по-видимому, древнейшие грызуны, и приматы – это были лесными животными. А лес почти не сохраняет ископаемых. Хорошо сохранившиеся захоронения происходят всегда в воде, а то, что падает на лесную подстилку, почти не имеет шансов попасть к месту захоронения, то есть в воду. Надо, чтобы нам очень повезло, чтобы найти такое ископаемой. Это первое обстоятельство.


Второе обстоятельство: даже если мы находим ископаемые останки мелового периода (135-137 миллионов лет - в 65-67 миллионов лет назад), еще надо догадаться, какое отношение эти древние, непохожие на современных животных остатки имеют к современным видам. Сейчас многие спокойно обсуждают существование мезозойских сумчатых в Азии. Это почти наверняка заблуждение. Когда мы в мезозое находим признак, которым обладают современные сумчатые, мы объявляем их ископаемое сумчатым, хотя для этого еще нет достаточных оснований.


То есть, вы считаете, что сумчатые всегда жили только в Южном полушарии?


Нет, конечно. По всей вероятности, место происхождения сумчатых это – южные материки: Австралия, Антарктида и Южная Америка. В середине раннего мелового периода на перешейке между Южной и Северной Америкой произошла историческая встреча сумчатых и плацентарных.


Южный блок, состоящий из Австралии, Антарктиды и Южной Америки, распадается в такой последовательности: сначала отделяется Австралия. Об этом говорит такой факт: плацентарные млекопитающие проникли в Южную Америку, но никто из них не достиг Австралии. По прямым ископаемым, правда, кайнозойского периода, мы знаем, что плацентарные млекопитающие Южной Америки достигли Антарктиды. Таким образом, Антарктида сохраняла связь с Южной Америкой дольше, чем с Австралией. Обмерзание Антарктиды постепенно начинается с того времени, когда Антарктида утрачивает связь с Южной Америкой, в результате этого вокруг Антарктиды возникает атлантическое течение, которое существует и сейчас, и которое не пускает теплую воду из тропических областей к этому материку. Когда сумчатые и плацентарные, впервые встретились, то, соответственно, не только плацентарные двигались в Южную Америку, но и сумчатые двигались в Северную. Из Северной Америки они забрались и в Азию. Пока существует единственная находка сумчатых на востоке Азии. В кайнозое, когда восстановился контакт между Европой и Северной Америкой, сумчатые попали в Европу, а дальше в Северную Африку. Когда возникла сухопутная связь между Европой и Азией, то, сумчатые из Европы добрались до Зайсанской котловины (район Южного Алтая), то есть попали в Азию с западный стороны. В то время прямой связи между Европой и Азией не было. Существовал огромный бассейн - Тургайское море на месте Западной Сибири.


Итак, в течение мелового периода и раннего кайнозоя сумчатые всеми продвинулись в Северную Америку и Евразию. Но не выдержали конкуренции с хозяевами этих территорий – плацентарными животными и вымерли. А плацентарные, двигаясь в обратном направлении, потеснили сумчатых на их исконных землях, то есть на южных материках. Сумчатые сейчас остались в Австралии только потому, что Австралия вовремя отделилась от Антарктиды. Что же дальше происходило с плацентарными животными, когда наступили времена кайнозойских оледенений?


Когда в Европе существовали щитовые оледенения, большую часть Сибири занимали природные зоны, которые сейчас называют тундростепи. Это - травяные ландшафты, гораздо более производительные, чем те, которые там расположены сейчас, тундра и тайга, и, по существу, это были холодные саванны. Этим холодным саваннам и соответствовала фауна мамонтов, шерстистых носорогов, огромных оленей, быков. Одна из главных неприятностей этого ландшафта состояла в том, что он стоял на твердой воде – вечной мерзлоте. Зеркало вечной мерзлоты стояло гораздо выше, чем теперь. Поэтому, оттаивающий слой почвы был очень тонким. Там, где оттаивал очень тонкий слой, там и росли злаковые. По мере того, как вечная мерзлота начинает проседать все ниже и ниже, зеркало, начинает заполняться тундрой.


Я, конечно, понимаю всю условность того, что я сейчас скажу, тундра – это, грубо говоря, низкорослый лес, в котором даже грибы «надберезовики», то есть там грибы выше, чем березы, которые там есть. Существование мамонтов и шерстистых носорогов – это был, по-видимому, один из важных факторов, который ограничивал распространение древесной растительности. Но дело в том, что тогда было заметно холоднее. И по этой причине просто вечная мерзлота не протаивала до такой степени, чтобы образовалась тундра.


Сейчас в северо-восточной Сибири очень холодно, тогда было еще холоднее?


Конечно.


Вы считаете, что гибель этой замечательной плейстоценовой мамонтовой фауны связана исключительно с потеплением?


Нет. Причин очень много. Охота человека, безусловно, имела большое значение. Об мы можем уверенно судить по той причине, что мегафауна, то есть самые крупные млекопитающие, были уничтожены на всей поверхности земли. Они остались, и то в небольшом количестве, только в Африке. Это произошло еще до пришествия европейцев даже в Австралии: там тоже были уничтожены все самые крупные представители сумчатых. И все это сделали люди еще в каменном веке. В прошлый раз мы говорили о том, что хищники могут опережать в специализации жертвы. Так вот, по всей вероятности, люди – это хищники, опередившие в специализации свои жертвы. Причем надо сказать, что это имело колоссальное значение для последующей истории человечества. Потому что когда мы существенным образом подорвали собственную кормовую базу, это стимулировало появление производящего сельского хозяйства. Если бы этого не случилось, то не исключено, что мы остались бы смышлеными, но зверюшками, то есть остались бы частью фауны.


XS
SM
MD
LG