Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

20 лет назад: Съезд народных депутатов СССР


Знаменитое выступление на Первом съезде народных депутатов Андрея Сахарова
Владимир Тольц: 20 лет назад, 26 марта 1989 года, в СССР состоялись первые относительно свободные выборы народных депутатов, тех, кто затем приняли участие в Съезде народных депутатов СССР, проходившем с 25 мая по 9 июня того же 1989 года. И выборы, и съезд породили невиданную тогда общественную активность.

Ольга Эдельман: В моем спальном московском районе домохозяйки во время съезда даже в булочную ходили с приемниками в сумках, чтобы не пропустить выступлений на съезде.

Владимир Тольц: Ну, а теперь мы рассуждаем уже о событиях как об истории и заглядываем в архивы: что они нам поведают?

Ольга Эдельман: Я взяла для сегодняшней передачи документы из архива Центральной избирательной комиссии. Туда и во время выдвижения кандидатов в депутаты, и потом после выборов поступило множество предложений, замечаний, соображений граждан. Они сводились в специальные сводки, фрагменты из которых мы сегодня почитаем.

Предложения и замечания, поступившие в Центризбирком в ходе избирательной кампании, декабрь 1988 г.

В избирательных бюллетенях, в которых внесена лишь одна фамилия кандидата в депутаты, указывать следующий разъяснительный текст: "Если вы голосуете за кандидата, опустите бюллетень в ящик. Если голосуете против, зачеркните фамилию кандидата, а бюллетень опустите в ящик" (Громов, работник автотранспортного корпуса завода ЗИЛ).

Как следует проводить выдвижение кандидатов в депутаты партией "Демократический союз", которая создана в мае 1988 года и имеет свои организации в 75 городах СССР, а потому считается ее членами всесоюзной? (Корыткин, член "Демократического союза", 28 лет, г. Ленинград)

Брошюру с текстом Конституции СССР дополнить схемой государственного устройства СССР, текстом Государственного гимна СССР, изображениями и описаниями Государственного флага и герба СССР, государственных гербов и флагов союзных республик. (Максютенко, г. Ленинград)

Вместо биографии кандидатов в депутаты опубликовывать их характеристики с указанием, как положительных качеств, так и недостатков, с тем, чтобы избирателям легче было делать выбор из 2-3 кандидатов, выдвинутых по избирательному округу (Иночкин, г. Ленинград)

Имеет ли право Русская православная церковь выдвигать и избирать народных депутатов СССР как общественная организация, являющаяся юридическим лицом и имеющая общесоюзный орган - Поместный собор? ( Якушин, г. Рязань)

Предлагается использовать электронно-вычислительную технику для учета избирателей и печатания списков избирателей (Кооператив "Динас" г. Хабаровск)

Ольга Эдельман: Здесь виден довольно характерный набор дискутировавшихся тогда вопросов. Выдвижение кандидатов проводилось по только что, 1 декабря 88 года, измененному избирательному закону. Который, например, предусматривал возможность голосовать не за одного-единственного кандидата, а выбирать из нескольких; а также право выдвигать кандидатов за общесоюзными общественными организациями. Воспользоваться этим правом тогда могли в первую очередь КПСС, профсоюзы, ВЛКСМ (они получили большинство депутатских квот, выделенных общественным организациям). Политических партий еще не существовало, но народилось уже нечто новое - Демократический союз, Национальный фронт в Литве.

Владимир Тольц: Которые советская власть совершенно не готова была тогда (да и не желала) допустить до высоких трибун. Давайте отметим еще, что в предложениях и инициативах граждан было и много наивного (вроде идеи публиковать характеристики на кандидатов в депутаты вместо биографий, да чтобы характеристики были правдивые и объективные). И смешного тоже много было. А еще - люди хотели, наконец, хоть как-то разобраться, в каком государстве они живут. При тотальной позднесоветской секретности и закрытости, идея вместе с Конституцией печатать схему государственного устройства сулила гражданам массу новых сведений. Тогда ведь даже Уголовный кодекс был отнюдь не общедоступен для прочтения. И это лишь один из мелких штрихов портрета той эпохи.

А по-настоящему для нашей сегодняшней темы важен, как мне кажется, вот какой момент: посмотрите, авторы поступивших в Центризбирком предложений не просто стараются понять, как должна выглядеть неведомая покамест никому демократия, но ищут ее новые формы и границы именно в правовом поле. То есть при всей остроте политических дискуссий для большинства консенсус состоял в том, что реформы должны быть мирными, в рамках закона и права. Хотя тогда же становились все заметней и те, подспудные до поры до времени, конфликты, которые позднее привели к исчезновению политико-географической данности "Советский Союз". Я имею в виду, прежде всего напряженность в сфере межнациональных отношений.

Созданный в Латвийской ССР национальный фронт (НФЛ) захватил средства массовой информации, ведет антисоветскую агитацию, доходит до ультиматумов республиканским ЦК партии и Правительству. Создалось впечатление, что в республике установилось двоевластие. Спрашивается, имеет ли право эта антиконституционная партия выдвигать кандидатов в народные депутаты? (Янушевский, рабочий Рижского завода металлоизделий "Мангали", по национальности латыш)

Население Грузинской ССР на 1,5 млн человек меньше, чем население Азербайджанской ССР, тем не менее в Грузинской ССР образовано 16 территориальных избирательных округов, а в Азербайджанской - только 15. Также и государственный бюджет Грузии значительно превышает бюджет Азербайджана. Просьба дать разъяснения по этим вопросам через газету "Известия" (Ташев, г. Кировобад Азербайджанской ССР). Справочно: число избирателей в Грузии - 4 млн. 44,4 тыс. чел., в Азербайджане - 3 млн. 910 тыс. чел.

Вношу предложение: по опыту работы сессий Генеральной Ассамблеи ООН на предстоящем Съезде народных депутатов СССР обеспечить возможность каждому народному депутату СССР выступать на своем родном языке. Думается, что это будет свидетельством демократизации, реформы политической системы на деле. В этом случае подчеркивается уважение Союза ССР к языкам народов, населяющих страну (Шунько, г. Киев)

Владимир Тольц: Преобразования, о которых тогда, в 89-м, одни мечтали, другие - боялись, с одной стороны, завели гораздо дальше, чем тогда можно было вообразить, с другой - многое ведь не оправдалось и не сбылось. Давайте поговорим не о судьбах страны (или, вернее, стран, вышедших из СССР), а о более узком вопросе - формировании рамок, правовых и процедурных, для осуществления демократических выборов.

Ольга Эдельман: Я обращаюсь к одному из избранных тогда депутатов, драматургу Александру Гельману.

Александр Гельман: Самое огромное значение имела как бы некая формальность, изменение в Конституции, которого Горбачеву и Александру Николаевичу Яковлеву удалось добиться, ведь политбюро должно было утвердить это изменение. Оно заключалось в том, что кроме депутатов по территориальным округам, будут избираться в общественных организациях, творческих союзах, Академии наук, и т.д. В результате именно этого не Бог весть, казалось бы, какого изменения в народные депутаты было избрано довольно внушительное количество совершенно новых, неожиданных для этой организации, для Верховного Совета, людей: Аверинцев, Сахаров, Олег Ефремов, Михаил Ульянов, Марк Захаров, Юрий Рыжов, Евтушенко, Юрий Афанасьев, Гавриил Попов, Егор Яковлев, Юра Клепиков (из Питера сценарист), композитор Щедрин, академик Гинзбург и т.д. То есть, появились депутаты, многие из которых позже вошли в первую официальную оппозицию, в межрегиональную депутатскую группу. Очень важно, что небольшое изменение в Конституции привело к появлению этих депутатов, которые на первом съезде подняли целый ряд вопросов, собственно говоря, это была первая серьезная критика КПСС, руководства КПСС. Это был тот ген, из которого потом произросли все прочие перемены, перестройка, отмена цензуры и т.д. Просто это очень важно, как умные, толковые изменения в Конституции приводят к очень серьезным демократическим переменам. И мы знаем перемены в конституции последнего времени, когда это приводит к другим, противоположным переменам – прекращение выборов губернаторов, продление на три года пребывания президентом. То есть, очень важно, кто какие перемены предлагает, и какие перемены вносятся в Конституцию.

Владимир Тольц: Мы говорим о событиях, свидетелями которых были. Между тем, с тех пор выросло новое поколение - те, для кого это уже вне пределов личного опыта, чистая история. Вот и давайте сравним взгляд на предмет. В нашей московской студии молодой историк, аспирант МГУ Александр Буянов. Александр, вы выбрали съезд 89 года и подготовку к нему своей научной темой. Что на ваш взгляд интересного в выборах 89 года? Какие вы как исследователь задаете здесь главные вопросы и что находите для себя нового и неожиданного?

Александр Буянов: На самом деле, ну как сказать – нового. Я просто нахожусь в несколько другой реальности, и поэтому для себя нового... Вы знаете, просто, когда занимаешься этой темой... В какой-то степени вопросы для меня казались более или менее очевидными, они просто лежат на поверхности. Единственно, я бы даже не сказал, что увидел что-то новое и так далее, я бы сказал, что меня в какой-то степени удивило, когда я начал заниматься этой проблематикой. И самое главное – это, пожалуй, в какой-то степени, наивность избирателей в отношении избирательного процесса. Не только, собственно говоря, избирателей, а вообще всей избирательной системы, которая готовила проекты реформирования. Просто на самом деле мы с такой наивностью воспринимали, – вернее, то поколение с такой наивностью воспринимало тот переход к демократии, что казалось, вот сейчас наступит эра справедливости, и, может быть, действительно состоится, установится какой-то закон и порядок, и так далее. Это особенно видно сейчас как раз вот из тех документов, которые мы сегодня рассматривали. Дело в том, что, в общем-то, запросы и предложения – они как раз и заключаются именно в этом поиске, в поиске правды какой-то в определенной степени, в поиске модели демократии, может быть, советской какой-то. Потому что тогда речь о формировании какого-то российского государства в отрыве от Советского Союза не предполагалась на самом деле.

Ольга Эдельман: Двадцать лет назад, 26 марта 1989 года, в СССР прошли выборы на съезд народных депутатов, первые свободные выборы, пробудившие необыкновенную - и фатальную для СССР, как потом выяснилось, - общественную активность. В Центризбирком поступали многочисленные предложения и замечания граждан, их там регистрировали и анализировали. Вот еще одна из активно обсуждавшихся проблем: надо расстаться с советской практикой обязательного и принудительного голосования, когда неявка на выборы расценивалась как проявление нелояльности.

В Конституции СССР и Законе о выборах установлено, что выборы народных депутатов СССР являются всеобщими. Это положение следовало бы дополнить указанием, что они являются и добровольными (Погребной, Крымская область)

В ряде писем содержатся предупреждения, что их авторы в день выборов не явятся для голосования в связи с тем, что на местах не решаются вопросы улучшения жилищных условий, оказания материально-бытовой помощи, предоставления различного рода льгот (письма из Москвы, Саратовской области)

Стоило бы обдумать возможность вручения бюллетеней за несколько дней до выборов, например, при проверке избирателем правильности занесения его фамилии в списки или при посещении агитаторов квартир избирателей накануне выборов, сохранив, однако, и право получения бюллетеней в день выборов. Торопливость при голосовании при наличии выбора кандидатов может дискредитировать саму идею расширения демократии. Предварительная выдача бюллетеней необходима также для гарантии независимости избирателя в случае его отказа от голосования. Неучастие в голосовании есть крайняя форма протеста против социальной несправедливости, творимой иногда местным руководством под видом перестройки. Избиратель должен получить право на неучастие в голосовании с обязательными гарантиями тайны не только голосования, но и отказа от участия в нем. Никто не должен знать фамилии неучаствующего. Предварительная выдача бюллетеней - единственный гарант такой тайны. (Попов, г. Челябинск)

Прошу дать разъяснения:

Как быть с избирателями, которые отказываются от голосования, и какую отметку в списках избирателей против их фамилии должна сделать участковая избирательная комиссия?

Должна ли участковая комиссия сообщить окружным избирательным комиссиям контрольную цифру избирателей на участке на 7 часов утра в день выборов? В конце голосования эта цифра, как правило, становится меньше из-за отказа отдельных избирателей от участия в голосовании. Как выйти на контрольную цифру в этом случае? (Ведмедь, г. Кировоград Украинской ССР)

Владимир Тольц: Оля, я думаю, надо напомнить тем из наших слушателей, кто был свидетелем событий, а остальным пояснить немаловажный нюанс. Многие тогдашние борцы за демократию, уверяли нас позднее, что в глубине души они в ту позднесоветскую пору (а то и раньше) являлись убежденными противниками советского строя. Так ли это – отдельный вопрос. Важно сейчас другое: свои тогдашние слова и поступки, их логику и стилистику они объясняли постфактум пониманием, что излишний радикализм вреден, что нужно было двигаться постепенно и осмотрительно, и всячески избегать обвинений в антисоветскости. Потому-де и высказывались они тогда подчеркнуто по-советски корректно, поэтому-де и выступали на митингах под красными флагами и публично против советской власти ничего не говорили.

Ольга Эдельман: И если сторонники демократических реформ энергично искали, в каких формах и какими путями они могут быть осуществлены, то представители власти на местах тоже столкнулись с необходимостью искать новые формы работы. Пригревшаяся в прежнем порядке вещей элита разного уровня не хотела, конечно, терять должности, привилегии, положение - но как их теперь защищать и отстаивать? Способам применения "административного ресурса" тоже ведь надо было учиться, причем на ходу.

Из предложений и замечаний, поступивших в Центризбирком в ходе избирательной кампании, декабрь 1988

Предвыборная кампания в нашем десятитысячном коллективе текстильщиков проходит в спешке, без должной гласности. Рабочие не в состоянии сразу среагировать на мероприятия, которые проводят наши партийная, профсоюзная организации, администрация. 20 декабря 1988 года за час до окончания ночной смены проведены собрания производственных бригад, на которых были избраны делегаты на фабричную конференцию по выдвижению кандидатов в народные депутаты СССР от профсоюзной организации. Эта конференция состоялась в 14 ч. 30 мин, а уже в 17 ч. 30 мин. состоялась конференция всего объединения - это время, когда ночная и утренняя смены отдыхают, а вечерняя работает. В итоге - рабочих на конференции объединения были единицы. В результате кандидатом в депутаты была рекомендована председатель профкома Кобзырева Н.Ф., которая не пользуется у рабочих уважением. (558 подписей рабочих Производственного объединения им. ЛКСМБ, Брестская область, г. Барановичи)

Владимир Тольц: Переходя, так сказать, на личности, приведем еще пару выдержек из документов Центризбиркома.

Из справки ЦИК о рассмотрении обращений избирателей, связанных с соблюдением Закона СССР "О выборах народных депутатов СССР"

По вопросам выдвижения кандидатов в народные депутаты

Шумаев А.С., Петров Р.В., Горицкий В.Н. и другие. Черемушкинский территориальный избирательный округ № 26, г. Москва.

Жалобы на действия окружной избирательной комиссии, признавшей неправомочными собрания избирателей по месту жительства по выдвижению кандидатов в народные депутаты СССР.

Признано правомочным собрание избирателей в Доме культуры "Меридиан", на котором кандидатом в народные депутаты был выдвинут Б.Н. Ельцин. Отказано в признании правомочности собрания в лесопарке "Битца", как проведенному без регистрации участников и избрания счетной комиссии для определения результатов голосования.

Семин Ю.Ю., прокурор Перовского района. Вешняковский территориальный избирательный округ № 4, г. Москва.

Протест на решение окружной избирательной комиссии, признавшей правомочным собрание избирателей по месту жительства по выдвижению кандидата в народные депутаты СССР.

Собрание избирателей Перовского района по месту жительства, выдвинувшее кандидатом в народные депутаты СССР Ю.Н. Афанасьева, признано неправомочным в связи с тем, что при перерегистрации перед вторым туром голосования число участников собрания оказалось менее 500 человек.

Ольга Эдельман: Помню я это собрание в лесопарке "Битца", наш был избирательный округ. Необычное было событие: толпа народа, идущая по лесным тропинкам, митинг на большой поляне, речь шла о выдвижении Сергея Станкевича.

Владимир Тольц: Как мы знаем, и он, и Юрий Николаевич Афанасьев, и даже Борис Николаевич Ельцин депутатами в итоге стали.

Ольга Эдельман: Я обращаюсь к одному из избранных тогда депутатов, драматургу Александру Гельману. Скажите, вспоминая тогдашний опыт предвыборной борьбы - что это было? Наивные времена? Революционная борьба с диктатом КПСС, настолько обветшалым, что он и сопротивляться толком не мог? Или, может, это и есть свобода?

Александр Гельман: Ну, как вам сказать... Во-первых, это были первые, ну если не целиком, но все же относительно свободные выборы, люди совершенно не привыкли. Конечно, это для людей было вновь, многие еще боялись. Я помню, как проходили первые собрания демократически настроенных депутатов, мы собирались в Доме Кино, еще где-то в каких-то местах, пытались сформировать какие-то вопросы, какую-то повестку дня, готовить выступающих. Было все это очень настороженно еще. Естественно, это нельзя назвать наивностью, это просто неопытность, определенный страх, боязнь пользоваться даже тем скромным набором прав, который тогда появился. Но, с другой стороны, все же были люди, которые решительно воспользовались этими новыми возможностями. Если смотреть из сегодняшнего дня, все же это было какое-то время огромных надежд на перемены. Не было уверенности, что эти надежды когда-нибудь сбудутся, но они крепчали и то, что удалось даже академику Сахарову, диссиденту первому в стране, стать народным депутатом СССР – это, конечно, все демократически настроенные люди ощущали как огромную победу и как огромную надежду.

Ольга Эдельман: А теперь с таким же вопросом я хочу обратиться ко второму нашему собеседнику, молодому исследователю Александру Буянову.

Александр Буянов: Тут надо определиться, с какой, собственно, стороны смотреть. Я как исследователь стараюсь быть объективным в этом вопросе, безусловно. И если объективным быть, то там, может быть, было немножко и от того, и от другого, и от третьего, в общем-то. Но в большей степени, мне кажется, здесь речь шла о, скажем, таком глобальном каком-то проекте, который, собственно говоря, может, подразумевал сам Михаил Сергеевич. Глобальном проекте создания некоего справедливого общества: в общем-то, взять все плюсы от советского общества, и в то же время освободиться от прошлой советской системы. Собственно говоря, это был поиск своего рода такой.

Ольга Эдельман: То есть, таким образом пытались продолжить основную идею еще предреволюционную, досоветскую: что Россия – какое-то такое особенное государство, которое сейчас построит особенное такое вот общество, небывалое, но замечательное?

Александр Буянов: В общем, да, в какой-то степени, безусловно, да. Потому что здесь важно обратить внимание на идею самих инициаторов перестройки, которые искали вот этих вот опор и в ленинских, в первую очередь, идеях. Это потом, когда волна радикализма нахлынула, так сказать, на общество, все уже в таком хаосе находилось.

Ольга Эдельман: И готовность тогда же, в общем-то, созревшая счесть себя державой зла и приписать себе все беды, ужасы, задним числом увидеть в советской истории только темную такую, мрачную сторону, – это же, в общем, перевернутое, перверсированное, но ровно то же самое ощущение своей исключительности.

Александр Буянов: Может быть и так, это один из вариантов поиска своей идентичности. Можно, в общем-то, действительно идти путем отрицания, можно идти путем наоборот каких-то опор в своей истории и т.д. Но я не думаю, что речь шла именно тогда о действительно... Может быть, конечно, в каких-то публикациях или прессе, когда появилась эта свобода слова, она немножко была перевернута, в какой-то степени, и тогда действительно какие-то вещи отрицались просто потому, что они были приписаны, там, тому же самому Сталину. Но здесь не только было отрицание, здесь был действительно поиск истины, что ли.

Владимир Тольц: Мы вспоминали и обсуждали сегодня выборы народных депутатов, состоявшиеся 20 лет назад, 26 марта 1989 года. События, на наших глазах превратившихся из текущих в историю. Как водится, спорную, забываемую, перевираемую. Интересно, в каких мифологических формах предстанет она еще через 20 лет? Найдутся ли желающие комментировать документы, с которыми мы вас сегодня познакомили? И что они скажут?

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG