Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национальный газ Боливии – популист-президент и отношения с соседями; Насколько эффективен институт международных санкций. Анализ опыта прошлого; Паломничество в Испанию. Речь пойдет не о туризме; Институт уполномоченных по правам ребенка




Национальный газ Боливии – популист-президент и отношения с соседями



Ирина Лагунина: В понедельник новый президент Боливии Эво Моралес выполнил предвыборные обещания и заявил о том, что в течение ближайших 6 месяцев все иностранные компании, занимающиеся добычей газа в его стране, должны переоформить контракты с правительством, поскольку отныне и навсегда природные ресурсы страны принадлежат государству.



Эво Моралес: Национальные ресурсы должны быть освобождены, а это означает, что национальные ресурсы должны перейти в руки государства Боливии, под контроль боливийского народа. Этот процесс уже начался, и мы бесстрашно продолжим его.



Ирина Лагунина: Жест, уже названный популистским, идущим в русле политики ряда стран этого региона – Венесуэлы и Кубы, например, с которыми Боливия решила заключить союз. Действительно, только популисты, националисты и социалисты способны заявить, что «такая-то» страна принадлежит только ее народу.



Эво Моралес: Некоторые страны вообще не замечают, помогают ли они мне, уважают ли они меня. Они не помогают правительству Боливии, они шантажируют, ставя условия, они стращают нас, потому что думают, что мы – бедная маленькая страна. Но несмотря на то, что мы небольшая страна и истощенная из-за неолибералов, у нас есть честь и достоинство, товарищи!



Ирина Лагунина: Президент Моралес, как я уже сказала, фигура в политике новая. Портрет президента Боливии составил наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский:



Владимир Дубинский: Латиноамериканские леворадикальные лидеры любят одеваться неформально. Президент Венесуэлы Уго Чавес предпочитает спортивные костюмы, Фидель Кастро обычно носит зеленый френч. Однако новый президент Боливии Эво Моралес перещеголял своих единомышленников-социалистов. Во время своего первого зарубежного турне он, похоже, вообще не переодевался и даже на протокольной встрече с лидерами разных стран неизменно являлся в полосатом свитере из шерсти ламы. Этот необычный для политика наряд, видимо, рассчитан на то, чтобы подчеркнуть пролетарское происхождение Моралеса.


Выходец из самых бедных слоев индейского населения Боливии, Моралес не закончил среднюю школу, был пастухом, строителем и пекарем. Но большую часть своей трудовой жизни занимался выращиванием коки, из листьев которой изготавливается кокаин. Кстати, именно это растение Моралес сделал одним из инструментов борьбы против глобализации, империализма и неолиберализма, о присоединении Боливии к которой он заявил вскоре после избрания на президентский пост.


Еще во время предвыборной кампании Моралес обещал, что его победа обернется кошмаром для Вашингтона, так как он намерен легализовать выращивание коки и именно таким образом ответить на требования США, чтобы Боливия приложила больше усилий в деле борьбы с наркомафией.


В Вашингтоне признаков кошмарных мучений пока не наблюдается. Но эта политика нового президента Боливии, точно так же как национализация природного газа, вполне может обернуться серьезными неопрятностями для его собственной страны, которая и без того является самой бедной в Южной Америке. Легализация коки наверняка приведет к сокращению финансовой помощи со стороны США и других стран и, возможно, к дипломатической изоляции Боливии.


Впрочем, Моралес может утешаться тем, что, по крайней мере, два друга – Фидель Кастро и Уго Чавес – его не оставят.



Ирина Лагунина: С политическим портретом президента Боливии вас познакомил Владимир Дубинский. Заявив о национализации природных ресурсов, Эво Моралес подкрепил слова делом – послал армию и «бригады инженеров» контролировать газовое производство. И заявил народу:



Эво Моралес: Мы защитим наши природные ресурсы. Если до этого Боливия была ничейной, то сейчас она кому-то принадлежит. Она принадлежит боливийцам, в особенности - коренным.



Ирина Лагунина: Мы беседуем с экспертом по Латинской Америке в Оксфордском институте исследования энергетики Анук Оноре. Президент Моралес, национализировав газовую промышленность, заявил, что тем самым создаст новые рабочие места и принесет дополнительную прибыть государству. Это так?



Анук Оноре: Сложно сказать. По их прогнозам, доход в казну государства вследствие национализации должен возрасти в 6 раз. Но это очень оптимистичные подсчеты. На самом деле все зависит от того, как отреагируют на этот декрет международные компании. Боливия рассчитывает продавать газ, чтобы увеличить собственные доходы. Но как развивать международную торговлю, если международные компании покинут страну. Ведь для этого нужны средства, нужен капитал, нужны знания, которых, к сожалению, в настоящий момент у Боливии нет. Понятно, почему президент Боливии сделал это: он обещал национализировать отрасль в ходе предвыборной кампании, и люди ждали это он него. Но какой эффект это окажет на боливийскую экономику? Вот здесь у меня оптимизма нет. Но в ближайшие шесть месяцев мы увидим, какое будущее ждет Боливию.



Ирина Лагунина: Мир намного больше всколыхнулся бы, если бы подобный декрет касался нефти. Мы бы сейчас видели еще больший рост цены на черное золото. С газовой отраслью этого не происходит. Да?



Анук Оноре: Именно так, есть международный рынок нефти. Международного рынка газа практически не существует. Газовые проблемы – проблемы региональные. А в случае с Боливией дело обстоит еще хуже. Боливия не экспортирует газ за пределы Латинской Америки. Ее газ идет только в Бразилию и Аргентину. И решив национализировать газовую отрасль, Боливия не окажет никакого воздействия ни на Северную Америку, ни на Европу, ни на Азию, крупнейших потребителей этого продукта. И посмотрите, что произошло в Венесуэле в январе, когда президент Чавез заявил о национализации нефтяной отрасли. Там международные нефтяные компании пытаются во что бы то ни стало удержаться на местном рынке. С Боливией этого может и не произойти. У Боливии нет веса на рынке. Так что Моралес сделал рискованную ставку, ситуация сейчас очень непростая.



Ирина Лагунина: Нефть можно перевозить в цистернах. С газом все сложнее. Для газа нужен – чаще всего – газопровод. Кому принадлежит система газопроводов в Боливии?



Анук Оноре: Газ можно перекачивать по трубопроводам, но можно и перевозить его на танкерах в сжиженной форме. Второй вариант для Боливии невозможен. Для танкеров нужно море, а Боливия заперта внутри континента. В самой Боливии внутренний объем потребления газа невелик. Газифицировано всего шесть городов. Большую часть газа Боливия поставляет в Бразилию. И трубопровод принадлежит бразильской компании Petrobras . Второй покупатель – Аргентина. И туда идет второй небольшой трубопровод. Вот эти две трубы сейчас существуют в Боливии, и никаких других вариантов у нее нет.



Ирина Лагунина: Бразилия и Аргентина могут диверсифицировать поставщиков газа, у них есть варианты?



Анук Оноре: Бразилия пытается развивать собственную добычу газа. Частично газ уже добывается, но центральное месторождение, открытое несколько лет назад, по-прежнему не тронуто. Но сейчас Боливия поставляет Бразилии половину потребляемого газа, что немало. В Бразилии также рассматривают возможность строительства терминала для импорта сжиженного газа. Но пока он тоже не построен. Так что на данный момент у Бразилии нет вариантов – лишь только садиться за стол переговоров с Боливией и пытаться заключить как можно более выгодную сделку. То же относится и к Аргентине. Правда, они почти полностью покрывают свое потребление газа в летние месяцы. Но зимой – то есть в июне, июле и августе - они вынуждены импортировать небольшую часть. Ситуация тоже не так проста, потому что Аргентина экспортирует газ в Чили, и Чили на 100 процентов зависит от этих поставок. Так что Petrobras и испано-аргентинская Repsol будут вынуждены сесть за стол переговоров с Моралесом и министерством энергетики Боливии, попытаться остаться на этом рынке, потому что в настоящий момент реального выбора у них нет.



Ирина Лагунина: Прерву разговор с экспертом Оксфордского института исследования энергетики Анук Оноре. Газовые компании пока с какими-то определенными заявлениями не выступали. Но в случае с испано-аргентинской Repsol это сделал м инистр индустрии Испании Хосе Монтилья.



Хосе Монтилья: Наша компания уже продемонстрировала готовность к ведению переговоров по пересмотру условий контрактов. Об этом заявил ее президент. Все зависит от условий, которые будут выдвинуты для заключения новых контрактов боливийской стороной. Мы надеемся, что можно найти такое решение, которое удовлетворит как национальные интересы Боливии, так и интересы испанской компании «Репсоль».



Ирина Лагунина: Но вот что интересно, недавно на конференции Форума НАТО по энергетической безопасности я услышала такие данные. Их представил президент международной консалтинговой фирмы PFC Energy Ваган Зайонан:



Ваган Зайонан: Почти 80 процентов разведанных запасов нефти на планете Земля недоступны для больших международных нефтяных и газовых компаний. 77 процентов запасов – это территория исключительно национальных нефтяных фирм. И такие гиганты как Шелл, Эксон, Шеврон, Тексако не могут даже прикоснуться к ним. Только 6 процентов запасов полностью открыты для международных компаний. Еще 6 процентов находятся в руках российских компаний, и время покажет, насколько российских рынок открыт для иностранных инвестиций. Еще 11 процентов принадлежит национальным компаниям, но в них международные гиганты смогли выторговать себе какую-то долю. И даже если сложить нефть и газ, то картина только лишь чуть-чуть лучше, потому что запасы газа чуть более доступны. Но в целом поставки углеводородов на международный рынок – это бизнес государств, нравится вам это или нет. Это по-прежнему рынок, но если 77 процентов производства находится в руках государственных компаний, и стратегия разработки и добычи нефти и газа определяется правительствами, государством, то нравится вам это или нет, поставки углеводородов – это бизнес под контролем государства.



Ирина Лагунина: Оксфрд, Анук Оноре. Президент Моралес столь причудливый персонаж в политике, что, конечно, легко сразу же сказать, что все это – популизм. Но это характерно для многих стран. По этому пути сейчас идут Россия, Эквадор, Перу, Венесуэла, не говоря уже о Саудовской Аравии и Катаре. Может быть, международным нефтяным и газовым компаниям просто придется приспособиться к этим новым правилам игры?



Анук Оноре: Это существует во многих странах, и во многих странах не создает никаких проблем. И что на самом деле сыграло роль в данном случае, так это то, что шаг был сделан очень быстро, без переговоров с международными компаниями, без предварительных консультаций. Вы правы, нет ничего страшного в том, что страна хочет национализировать природные ресурсы. Многие это делают. Просто в данном случае Моралес заявил: отныне это будет так, и вы должны это принять. И вы правы, это абсолютно популистское заявление. Но обратите внимание и на то, что декрет написан в очень общих словах. Более того, он дает компаниям полгода на переговоры с министерством энергетики. Так что пространство для маневра, для шагов навстречу друг другу все еще остается. И может быть, в конце концов, все будут счастливы.



Ирина Лагунина: Анук Оноре, эксперт Оксфордского института исследования энергетики. По нынешнему плану, за международными компаниями останется лишь приблизительно 15-18 процентов прибыли от добычи газа в Боливии. И по мнению компаний, 18 процентов прибыли не покроют затраты на добычу газа и разработку месторождений. Озабоченность по этому поводу уже высказал Европейский Союз. В Испании наиболее резкая критика прозвучала из уст лидера консервативной оппозиции, председателя «Народной партии» Мариано Рахоя.



Мариано Рахой: Речь идет о том, чтобы защитить международную законность, защитить правила игры и защитить интересы нашей страны. Я считаю, что удар пришелся по интересам нашего государства и многих испанских граждан.



Ирина Лагунина: Ну а президент Моралес, выступая перед ликующей толпой 1 мая, заявил: «Это – только начало. Завтра или послезавтра это будет горнодобывающий, затем – лесной сектор, и, в конце концов, все природные ресурсы, за которые боролись наши предки».



Насколько эффективен институт международных санкций.



Ирина Лагунина: Как будут действовать США в отношении Ирана в том случае, если большинство членов Совета Безопасности откажутся поддержать введение антииранских санкций? Большинство, напомним, необходимо квалифицированное - 9 голосов из 15-ти. Но ни Россия, ни Китай пока не изъявляют желания голосовать за санкции. Для того, чтобы выяснить, каким образом администрация собирается решать иранскую проблему, комитет нижней палаты Конгресса по делам правительства пригласил на свое открытое заседание посла США в ООН Джона Болтона. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: В американской дипломатической иерархии посол в ООН - ключевой политический пост, второе лицо во внешней политике США. Однако, в отличие от других дипломатов, Джон Болтон - чрезвычайно редкий гость в Конгрессе. У него есть веские основания недолюбливать законодательный орган: в прошлом году Сенат отказался утвердить его в должности посла, и президент воспользовался бюрократическим приемом - он утвердил Болтона своей властью, когда Конгресс был на летних каникулах. Это назначение временное, оно истекает в январе будущего года, когда на свою первую сессию соберется Конгресс нового созыва.


Показания Болтона не заинтересовали никого из представителей Республиканской партии - они предоставили послу в одиночку отбиваться от вопросов демократов. Единственный республиканец, председатель комитета Кристофер Шейс, вел себя крайне пассивно. В начале слушаний он привел свидетеля к присяге. Конгрессмен Дэннис Кусинич сразу предельно заострил тему слушаний.



Дэннис Кусинич: Опыт Ирака свидетельствует о том, что администрация будет действовать в одностороннем порядке, без мандата Совета Безопасности, а стало быть, работа в рамках Совета практически не имеет отношения к реальной политике. В то же время практика показывает, что нынешняя администрация использует ООН как трибуну для того, чтобы изложить перед мировым сообществом свои предлоги для войны. Я полагаю, можно с достаточной уверенностью предсказать, что в ближайшие недели и месяцы мы увидим, как Соединенные Штаты представят в ООН свое оправдание войны с Ираном. Думаю, весьма вероятно, что администрация уже приняла решение воевать с Ираном. В Иране уже находятся американские войска. Я хочу повторить: американские войска уже в Иране. 14 апреля полковник в отставке Сэм Гардинер рассказал телекомпании CNN, что иранский посол в МАГАТЭ сообщил ему, что иранцы захватили боевиков оппозиции, которые признались, что они взаимодействуют с американскими войсками в Ираке. Неделей ранее Сеймур Херш в журнале Нью-Йоркер сообщил, что Корпус морской пехоты США ведет операции в иранских Белуджистане, Азербайджане и Курдистане. 10 апреля газета Гардиан со ссылкой на Винсента Каннистраро, бывшего руководителя контртеррористического подразделения ЦРУ, сообщила, что Силы специального назначения США ведут тайные операции в Иране - они определяют цели для ударов с воздуха и работают с оппозиционными группировками, и что эти действия санкционированы.



Владимир Абаринов: Утверждение Джона Болтона на посту посла не состоялось в свое время, прежде всего, потому, что на своей прежней должности он сыграл важную роль в антииракской пропагандистской кампании. К этой теме решил вернуться один из самых непримиримых критиков нынешней администрации - конгрессмен Генри Воксман.



Генри Воксман: Г-н Болтон, до того, как стать представителем США в ООН, вы были заместителем госсекретаря по контролю за вооружениями и международной безопасности. Вы были старшим советником президента и госсекретаря по этим вопросам. Меня интересует одна из основных причин, заставивших администрацию заключить, что программа "нефть за продовольствие" и связанные с ней действия ООН не работают. А именно - утверждение администрации о том, что Ирак, вопреки международному давлению, пытался купить уран в Нигере. Как вам известно, в докладе разведки, датированном октябрем 2002 года, утверждается, что Ирак, цитата, "энергично пытается купить уран", конец цитаты, в Африке. Это изумительная фраза, учитывая, что многие представители американской разведки возражали против нее. Можете ли вы сказать нам, кто именно ее автор? Кто то лицо, которое составило эту фразу?



Джон Болтон: Не имею понятия. Я не являюсь и не был членом разведсообщества. Доклад разведки написан разведсообществом. Я никоим образом не участвовал в подготовке этого документа.



Владимир Абаринов: Оказалось, что Джон Болтон не имеет понятия и о том, кто в Госдепартаменте составлял документы об иракском оружии.



Генри Воксман: Обратимся теперь к ООН. 7 декабря 2002 года Ирак представил декларацию, в которой утверждал, что у него нет оружия массового уничтожения. Сегодня мы знаем, что это правда. Тем не менее, 19 декабря ваше ведомство, Госдепартамент, распространило в ООН так называемую справку, в которой говорится, что иракская декларация, цитата, "игнорирует попытки купить уран в Нигере", конец цитаты. Это было первое публичное упоминание Нигера правительством США. Пресса немедленно подхватила тему. <...> Но к этому времени Госдепартамент уже получил документы, содержащие сведения относительно Нигера, и ваше управление разведки заявило, что это фальшивка. Мой вопрос заключается в следующем: почему Соединенные Штаты делали ложные заявления в ООН? Кто внес эту информацию в справку Госдепартамента?



Джон Болтон: Не имею понятия. Я не участвовал в составлении справки. Я впервые увидел ее, по-моему, в прошлом году во время слушаний по утверждению моего назначения.



Владимир Абаринов: Болтон проявил неосведомленность и в том, какими источниками пользовался его предшественник на посту посла, когда готовил одно из своих выступлений.



Генри Воксман: Какую роль вы играли в подготовке речи посла Негропонте в Совете Безопасности?



Джон Болтон: Никакой.



Генри Воксман: Вы были в правительстве США высшим должностным лицом, отвечающим за контроль за вооружениями, а иракская ядерная программа была для администрации первоочередным вопросом. И вы утверждаете, что не играли никакой роли в подготовке речи? Не участвовали в ее написании? Не читали ее?



Джон Болтон: Да, это так.



Генри Воксман: Вы вписали информацию в речь, составленную послом Негропонте?



Джон Болтон: Разумеется, нет. Я уже дважды сказал, что не участвовал в подготовке речи.



Генри Воксман: Ладно. Вы имели возможность прочесть текст речи или прослушать ее аудиозапись?



Джон Болтон: Имел ли я возможность? Вероятно. Читал ли я ее? Не думаю.



Владимир Абаринов: Посол Болтон оказался не только неосведомленным, но и нелюбопытным чиновником. Конгрессмен Кусинич.



Дэннис Кусинич: Мы читали статью Сеймура Херша в журнале Нью-Йоркер, в которой он пишет, что американские морские пехотинцы действуют в нескольких регионах Ирана. Вы что-нибудь слышали об этой статье?



Джон Болтон: Я никогда не слышал об этой статье. Я никогда ее не читал и не собираюсь читать.



Дэннис Кусинич: Разве вам как послу США не интересно узнать, ведут ли американские морские пехотинцы операции в Иране уже сегодня?



Джон Болтон: Я уже сказал, что не слышал об этом и не собираюсь читать статью в Нью-Йоркере.



Дэннис Кусинич: А если я вам дам ее прямо сейчас, вы ее просмотрите?



Джон Болтон: Честно говоря, конгрессмен, не думаю - у меня нет времени читать фантазии.



Владимир Абаринов: Разговор посла с законодателями так и не вернулся в основное русло. Главный вопрос, ради которого были созваны слушания - план действий в отношении Ирана - отошел на второй план. Тем не менее, Джон Болтон сообщил членам палаты, что новый проект резолюции будет внесен в Совет Безопасности в ближайшие дни и что он предусматривает адресные санкции в отношении конкретных иранских должностных лиц и торговое эмбарго на оборудование и материалы, которые могут быть использованы для производства ядерных боезарядов.


До 1990 года включительно Совет Безопасности вводил режим международных экономических санкций всего лишь дважды - против Родезии, нынешней Зимбабве, в 1966 году и против Южноафриканской Республики в 1977-м. В последнем 10-летии прошлого века санкции вводились 12 раз, но с переменным успехом: с Ливией они сработали, с Ираком - нет.



Паломничество в Испанию.



Ирина Лагунина: Ежегодно десятки тысяч христиан, в основном из стран Западной Европы, совершают паломничество к могиле апостола Иакова в городе Сантьяго-де-Компостела, что находится в Галисии, на северо-западе Испании. Так называемый «Путь к Святому Иакову» существует уже более тысячи лет. В последние годы приобщаются к паломничеству и православные россияне, живущие в Испании и Португалии, а также прибывающие специально из России, чтобы побывать в одном из главных мест поклонения христиан. С рассказом о паломничестве к могиле святого апостола Иакова - наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Сантьяго-де-Компостела стал одним из трех крупнейших центров паломничества христиан, равный по значению, с точки зрения католической церкви, Иерусалиму и Риму, еще в Средние века. С того времени пилигримы идут в отдаленную область Испании, чтобы поклониться хранящимся здесь святым мощам.


Испанский католический монах- кларетианец Мариано Седано:



Мариано Седано: Ну, во-первых, нужно сказать, что речь идет об апостоле Иакове. Есть придание церкви, которое говорит, что он проповедовал Евангелие в Испании. Он был первым из апостолов, который был убит, стал мучеником.



Виктор Черецкий: Иаков Заведеев, брат евангелиста Иоанна, происходил из дома зажиточного рыбака. Он слушал проповедь Иоана Крестителя в пустыне и был одним из первых призван Христом к апостольству. Иаков был свидетелем величайших чудес Спасителя и многое сделал для утверждения его учения. Апостол погиб мученической смертью: в 44 году царь Ирод Агриппа приказал его обезглавить в Иерусалиме. По традиции, в Галисию тело Иакова было перенесено из Иерусалима. Его мраморная гробница была найдена испанским монахом в 813 году.


Каково отношение русской православной церкви к этой святыне? Говорит отец Андрей, настоятель Христорождественского храма в Мадриде:



О.Андрей: Сейчас в Европе есть такая общая традиция, ну скажем, так, православного интереса к святыням «неразделенной церкви». Вообще все святыни католической церкви - до разделения церквей - почитаются православной церковью. Мы, например, я, возил приход год назад и мы тогда даже там немножко служили. Когда я ездил в Сантьяго, то там довольно четкое ощущение, что весь город был построен вокруг ковчега с мощами и мне, честно говоря, не верится, что такой город мог возникнуть вокруг фальшивки. Люди, мне кажется, должны были бы это почувствовать.



Виктор Черецкий: При короле Альфонсо Третьем в начале 10-го века на месте могилы апостола возвели храм, который вскоре стал известным местом паломничества. В 997 году мусульманская армия Аль Мансура разграбила город и разрушила храм, но верующие продолжали стекаться к месту священного захоронения.


К 11 столетию Сантьяго-де-Компостела уже находится в одном ряду с другими крупнейшими центрами паломничества. Пилигримы, совершившие туда путешествие, с гордостью носят на шляпах свой знак доблести – раковину морского гребешка.


В 1077 году было принято решение о строительстве нового, более величественного собора. Личность главного строителя Бернара Старшего и по сей день окружена ореолом таинственности. Он приехал из Франции вместе с бригадой из 50 каменотесов. Все они были не столько ремесленниками, сколько художниками.


О паломничестве к могиле святого Иакова говорит известный испанский писатель Луис дель Валь:



Луис дель Валь: Тропы, по которым идут к Сантьяго паломники, сегодня пересекаются автострадами. Теперь эти тропы уже не охраняются от разбойников рыцарями-храмовниками. Они исчезли навсегда, а их замки превратились в комфортабельные гостиницы. Да и паломничество часто совершается людьми не по мотивам веры, а из общего интереса. Несмотря на все это, неизменным остается одно: путь к Святому Иакову влияет на любого человека, заставляет его по-иному взглянуть на вещи. Говорят, что это чудо Святого Иакова. Но мы знаем, что любой путь – это символ существования. Он заставляется нас задуматься над главными вопросами жизни, забытыми в повседневной суматохе.



Виктор Черецкий: Столетие спустя после начала работ Бернаром Старшим собору потребовалась перестройка. Эту задачу решал испанский архитектор Матео. Впоследствии, по мере того как все больше и больше паломников отправлялись в путь, чтобы поклониться святыне, к основному зданию пристраивались новые части. В 17-18 веках собор снаружи покрыли многочисленными барочными украшениями, но его интерьер остался прежним.


Все пилигримы отмечают завершение своего путешествия в так называемой Галерее Славы собора - прикосновением к камню центральной колонны. Поэтому в ней за много веков образовалась глубокая выемка. Интерьер храма - просторен, но в соответствии со средневековыми традициями его убранство незамысловато. В нем царит полумрак, создающий специфическую атмосферу. Паломники проходят к высокому алтарю, от него поднимаются по ступеням к статуе Святого Иакова. В подземном склепе под алтарем покоятся мощи апостола и его сподвижников – святых Феодора и Афанасия.


Отец Мариано Седано:



Мариано Седано: Внутри нужно обязательно быть на месте, где был похоронен апостол Иаков. Там прочитать «Верую…» - апостольский символ веры. А потом существует такая традиция – обнимать апостола Иакова. Есть бюст апостола в главном алтаре Кафедрального собора. И все обнимают святого Иакова… друга и покровителя всех людей.



Виктор Черецкий: По особым случаям с центрального купола на канате свешивается большое серебряное кадило, и 8 служителей храма раскачивают его, наполняя помещение ароматом благовоний. Рассказывают, что в 1588 году во время службы, посвященной благословению “Великой Армады” короля Фелипе Второго перед ее отплытием в поход против Англии, канат порвался. Дурное предзнаменование воплотилось в жизнь позже, когда испанский флот был разбит в сражении с английскими кораблями.


Дорога к храму всегда была трудной, долгой и опасной – паломников в долинах и на горных перевалах нередко поджидали разбойники. Алчные хозяева постоялых дворов, рыночные торговцы, лодочники, переправлявшие их через реки, извозчики – все стремились обобрать путешественников до нитки. А потом, когда, наконец, пилигримы прибывали к цели путешествия, с них пытались взять непомерные поборы монахи-собиратели пожертвований. Чтобы совершить такое путешествие, требовались твердость духа и целеустремленность.


Со временем сложились несколько путей паломничества из Западной Европы. К примеру, пилигримы из германских земель сначала шли к Парижу. Дальше их путь лежал на юг – в Испанию. Другие дороги паломников в Сантьяго-де-Компостела вели из Северной Италии через Милан к Авиньону. Через перевалы Пиренеев они добирались до испанской Памплоны.


Рассказывает отец Мариано Седано:



Мариано Седано: Конечно, путь можно начинать из Франции, из Германии. Я прошел этот путь три раза пешком... От границы Франции до Сантьяго это около 800 километров. Очень интересный маршрут, его можно начинать из любого места. Я первый раз, помню, встретился по пути с монахом-поляком. Ему было 70 лет. И он шел пешком из Кракова.



Виктор Черецкий: В Средние века, благодаря сотням тысяч приходивших в Галисию паломников, благосостояние отдаленной и ранее безлюдной области значительно выросло. Даже в небольших селениях со временем были построены огромные монастыри и великолепные соборы. В конце 16 века положение изменилось. Война между Англией и Испанией и нападения пирата Фрэнсиса Дрейка на Ла-Корунью, расположенную поблизости, привели к полному упадку Сантьяго. Реликвии Святого Иакова спрятали, чтобы они не попали в руки протестантов. В течение 300 лет эти реликвии даже считались утерянными.


В наше время паломничество к древней христианской святыне обрело новую жизнь. Так что путь в Сантьяго уже более 12 веков продолжает служить людям верой и правдой, являясь связующим звеном между народами Европы. Как выразился отец Мариано, «на пути к могиле святого Иакова складывалось нынешнее европейское единство».



Мариано Седано: Очень много людей: разные люди, и вместе жили, и вместе пели, и вместе ели, и вместе молились. Это, как будто, первый европейский парламент, который был в истории. И поэтому для нас сегодня так важно... потому что сегодня этот путь делают очень много людей. Наверное, каждый год 300 тысяч людей, пешком, конечно, потому что паломничество – это пешком.



Виктор Черецкий: Современный пилигрим отличается от своего средневекового собрата, преодолевавшего путь босиком, с посохом в руке, с высушенной тыквой в качестве сосуда для воды и морской раковиной на шее. На сегодняшнем страннике современная одежда и обувь, но раковина все равно остается непременным атрибутом путешественника на этой дороге.


Ежегодно совершает паломничество в Сантьяго-де- Компостела с группой своих православных прихожан, живущих в Португалии, отец Арсений. В этом году ему предстоит очередное путешествие к могиле апостола:



О.Арсений: Второго июля выдвигаемся из Ферроля. Неделю обычно мы тратим на все это. Потому что больше люди не могут – у всех дела, работа, хотят и домой съездить в отпуск. Поэтому мы обычно неделю... последний участок проходим. Это «английский» путь – он короткий. Ведь прибывали в Ферроль кораблями с Англии и шли пешком. Вот мы пойдем из Ферроля в Сантьяго-де-Компостела.



Виктор Черецкий: В городах, расположенных по дороге в Сантьяго можно посетить местные достопримечательности. Так, в Памплоне находится изумительный по красоте готический собор, у которого пилигримы делают первую остановку после перехода через Пиренеи. В Санто-Доминго-де-ла-Кальсада святой Доминик некогда построил больницу для странников, в которой сегодня расположена гостиница. В Пуента-ла-Рейна можно пройти по горбатому мосту, построенному паломниками в XI веке через реку Арга. Готический собор в Леоне, которому уже 700 лет, славится своими витражами. В Понферраде стоит огромный замок ордена храмовников, рыцари которого охраняли дорогу в Сантьяго-де-Компостела.


На пути паломников ждут приюты, где можно поесть и переночевать бесплатно. Они содержатся на пожертвования местных жителей и наиболее состоятельных паломников. Мариано Седано:



Мариано Седано: Есть места, где возможно ночевать, где возможно приготовить пищу. И это бесплатно. Это очень хорошая традиция – люди помогают друг другу: овощи, фрукты, вино, хлеб. Человек делает такой серьезный путь и когда он приходит в Сантьяго-де Компостела, он получает так называемую индульгенцию. Это значит, ему прощаются все грехи, которые он сделал в жизни.



Виктор Черецкий: В XII веке для паломников был издан специальный путеводитель « Liber Sancti Jacobi », в пяти томах которого содержались списки постоялых домов, рекомендуемые молитвы на каждый день и различные практические советы. В дополнение к нему существовали разговорники, в которых можно было встретить перевод самых распространенных в то время просьб и обращений к местным жителям и попутчикам.


В Ронсевале пилигримам предлагают заполнить анкету с вопросом: «Каковы мотивы, по которым вы совершаете паломничество?». Путешественнику нужно выбрать из четырех предлагаемых ответов: религиозные, духовные, культурные или спортивные.


Есть места, где путники оставляют камни, складывая их пирамидками, в знак того, что за пазухой они больше ничего не держат. Камень должен быть принесен с собой из дома, но можно положить и любой найденный неподалеку и таким образом отметить свое присутствие. Впрочем, российские паломники, обычно этих традиций не придерживаются.


О том, как проходит их путешествие рассказывает отец Арсений:



О.Арсений: Ночевки в лесу, молимся, читаем Библию вместе. Идем, купаемся... В прошлом году нас было шестеро, а в позапрошлом – 13 человек. В этом пятеро уже записались. Вообще-то жизнь – это путь. Главное – это вырваться из всепотопляющего болота рутины, взять спальник с рюкзаком и идти по лесам, по холмам прекрасной Галисии. Это же чудо! Осознать, что жизнь – это путь.



Виктор Черецкий: Последним рубежом перед городом Святого Иакова возвышается гора Монте-де-Госо («Гора ликования»). С ее вершины открывается панорама на Сантьяго-де-Компостела и его собор. Говорят, что в стародавние времена странники валились здесь на колени и заливались слезами счастья.


По прибытии в город путешественник слушает в соборе мессу для пилигримов, после которой, может выступить перед собравшимися и поделиться своими впечатлениями о дороге и мыслями, посетившими его за время пути. Обратный путь обычно совершается уже не пешком, а самолетом, поездом, но чаще – автобусом, как наиболее доступным по цене видом транспорта.



Институт уполномоченного по правам ребенка.



Ирина Лагунина: В последние годы во многих странах, включая Россию, развиваются специальные институты по защите прав детей. Прежде всего, это Уполномоченные по правам ребенка. Они содействуют решению сходных задач, а именно - преодолению материального неблагополучия и беспризорности, искоренения насилия в отношении детей, неравноправия в получении образования, нелегального использования детского труда… Но есть и страшная статистика, обойти которую при анализе положения детей невозможно. В России ежегодно умирает от разных причин один миллион детей. Цифра приблизительная, как и многое в современной России – где политики патологически не любят точные статистические данные. О системе защиты прав ребенка – Владимир Ведрашко.



Владимир Ведрашко: В 45 российских регионах к 2010 году появятся уполномоченные по правам ребенка. Об этом заявил на днях на состоявшейся в ИТАР-ТАСС представлении сборника "Институт уполномоченных по правам ребенка в России" представитель ЮНИСЕФ в Российской Федерации Карел де Рой.


ЮНИСЕФ – детский фонд Организации Объединенных Наций -- ведет свою работу в России в сотрудничестве с российскими правительственными и неправительственными организациями.


По сведениям Информационного телеграфного агентства России ИТАР ТАСС, в настоящее время только в 18 регионах России работают уполномоченные по правам детей. К концу 2007 года их станет 28. Они не вторгаются в сферу деятельности существующих органов контроля и опеки, а взаимодействуют с ними.


Уполномоченные контролируют обеспечение детей жильем, предоставление им пособий, отстаивают права несовершеннолетних в паспортно-визовой службе, участвуют в принятии новых региональных программ, местных законодательных актов.


Введение института уполномоченных по правам ребенка не только на региональном уровне, а и на общероссийском является важным для детей в России - так считает принявший участие в представлении книги член Общественной палаты доктор-педиатр Леонид Рошаль.


Я связался по телефону с Ольгой Пишковой в Ижевске, столице Удмурдской республики. Ольга Вадимовна является членом Ассоциации уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации и экспертом детской секции совета при уполномоченном по правам человека в Российской Федерации.


Ольга, расскажите, пожалуйста, что представляет собой ныне сеть уполномоченных по правам ребенка?



Ольга Пишкова: Сеть уполномоченных по правам ребенка, к сожалению, пока не встроена полноправно в систему защиты прав ребенка в России. Если говорить о системе защиты прав ребенка на сегодняшний момент, то я сразу бы хотела сказать, что, конечно, она не отвечает запросам современных детей, запросам общества. Почему? В 1999 году была принята Генеральной ассамблеей ООН конвенция о правах ребенка, в 90 год она была ратифицирована Российской Федерацией и вступила в силу на территории Российской Федерации, и с тех пор с этого самого времени идет перестраивание этой системы. В настоящий момент она представляет собой совокупность министерств, ведомств, органов местного самоуправления, которые так или иначе вмешиваются в защиту прав ребенка, когда он оказался в трудной жизненной ситуации.


Что это такое? Например, первые контрольные функции за соблюдением прав ребенка, конечно, несут министерства, в которых дети обучаются, исполнительная власть – это Министерство образования, Министерство здравоохранения, Министерство соцзащиты. Следующая ступень защиты прав ребенка – это органы местного самоуправления, это органы опеки и попечительства, они несут ответственность за соблюдение прав ребенка, в основном детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. И комиссия по делам несовершеннолетних по защите их прав. То есть они защищают права детей, которые оказались в трудной жизненной ситуации и которые совершили правонарушения.


Конечно, определенную нагрузку, не определенную, а очень серьезную нагрузку несет прокуратура Российской Федерации по надзору соблюдения законности в отношении несовершеннолетних.


Но что самое неприятное и самое страшно, что все эти структуры действуют разрозненно. И как мы ни пытаемся, я имею в виду и общественные организации, и государственные структуры, объединяя всех нас под этим названием «мы», выстроить какую-то координацию и взаимодействие ведомств – этого не удается.



Владимир Ведрашко: Скажите, пожалуйста, в течение какого времени вы предпринимаете усилия по объединению этих возможностей для защиты прав детей? И каковы главные причины того, что не удается пока объединить их и скоординировать в едином действии?



Ольга Пишкова: Что касается объединения усилий, предпринимания каких-то шагов, то нужно начать не с уполномоченных, не с ассоциации уполномоченных по правам ребенка, а с такой организации Общероссийский Союз общественных объединений «Гражданское общество детям России». Он был учрежден в 91 году, и как раз он-то и занялся как раз лоббированием детских интересов и на уровне Государственной думы Российской Федерации, и других структур.


В эту организацию сразу вошло несколько уполномоченных по правам ребенка: уполномоченный по правам ребенка в городе Москва – это Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области – это Татьяна Алексеева. И вот может быть как продолжение деятельности этой организации «Гражданское общество детям России», которую возглавляет Элла Александровна Памфилова, возникла потребность в возникновении ассоциации уполномоченных, в которой сейчас работает на разных уровнях власти 18 человек.



Владимир Ведрашко: То есть в 18 регионах России есть уполномоченные по правам ребенка. А будут ли они и в других регионах России?



Ольга Пишкова: Как раз сейчас ЮНИСЕФ, который начал развитие института уполномоченных на территории Российской Федерации в 1998 году, и благодаря усилию ЮНИСЕФ и Министерству труда и социального развития (по-разному в разные времена это министерство называлось) сейчас и существует 18 уполномоченных. И сейчас проект ЮНИСЕФ, который поддержан правительством Австрии, прямо так и называется «По адвокации института уполномоченных по правам ребенка», то есть о распространении института уполномоченных в другие регионы Российской Федерации. Такая задача.



Владимир Ведрашко: Сколько времени примерно уйдет на то, чтобы во всех регионах были уполномоченные по правам детей?



Ольга Пишкова: Буквально на днях в ИТАР ТАСС произошла презентация книги, представленной ЮНИСЕФ, «Институт уполномоченных по правам ребенка в Российской Федерации», и Карел де Рой - это представитель офиса ЮНИСЕФ в России и в Белоруссии, сказал, что в рамках этого проекта как раз планируется в течение этого года уже увеличить количество уполномоченных по правам ребенка в разных регионах на 10, то есть довести количество до 28 человек, и к 2010 до 26. Вот такие планы.



Владимир Ведрашко: Давайте сейчас поговорим о практике защиты прав детей силами или институтом уполномоченных тогда, когда дети или родители, скорее всего, обращаются к этим уполномоченным. Расскажите, как это практически происходит?



Ольга Пишкова: Уполномоченные занимаются разными практиками, разными видами деятельности. Существует такая практика, как конкретный прием родителей, детей или представителей детей уполномоченным по правам ребенка в случае нарушения прав этого ребенка. Наиболее часто нарушаются права в жилищной сфере, нарушаются часто права детей-сирот как раз тоже в этих вопросах – в жилищных вопросах, они не получают вовремя жилье и так далее. Это я знаю по докладам уполномоченных по правам ребенка, которые ежегодно издаются на уровне регионов и уже по обмену мнениями их в ассоциации.


Уполномоченный по правам ребенка, ведя этот личный прием, видят картинку нарушения прав, в каких ведомствах, какими структурами, какими субъектами больше права детей нарушаются. Как правило, нарушение прав очень много происходит в образовании, в системе образования. То есть, казалось бы, в том институте, который должен защищать права детей. Очень много нарушений прав в семье. То есть это тоже первый уровень, семья является первым институтом, который защищает права ребенка. И в последние годы больше всего нарушений именно здесь.



Владимир Ведрашко: Скажите, пожалуйста, что конкретно подразумевается под нарушением прав ребенка в системе образования и что конкретно понимается под нарушением прав ребенка в семье?



Ольга Пишкова: Насилие и жестокость, проявленные к ребенку. Это могут быть разные виды насилия в семье, вплоть до сексуального насилия. В образовании это, как правило, психологическое насилие учителей в отношении ребенка. Уже такие поступают обращения к уполномоченным тоже.



Владимир Ведрашко: Как общество, может быть в лице прессы, реагирует на подобные нарушения? Встречаются ли вам публикации на эту тему? И если да, то какое место они занимают в прессе?



Ольга Пишкова: Вы знаете, в средствах массовой информации, в электронных средствах массовой информации сейчас очень много информации по нарушениям прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В последнее время в известной программе «Пусть говорят» Андрея Малахова тоже идет полемика относительно нарушения прав детей и в семье, и в школе, и самим институтом образования, когда им навязываются какие-то представления, которые уходят за рамки детских интересов – это тоже считается психологическим насилием. Эти обсуждения идут в прессе, чем дальше, тем больше. Потому что насилия столько, что общество уже поднимается на защиту прав ребенка.



Владимир Ведрашко: Чем вы измеряете поступательное движение? Вы сейчас сказали, что чем, тем больше. Откуда вы знаете, что чем дальше, то тем больше?



Ольга Пишкова: Во-первых, конечно, катастрофическая статистика детская. За последние десять лет в России погибло около 10 миллионов человек детей, есть такая официальная статистика, была в прошлом году даже опубликована Минздравом. То есть считается, что в течение года в России от болезней, от суицидов погибает около миллиона детей. Эта статистика фигурировала в альтернативном докладе неправительственных организаций, который они представили общими усилиями в комитет ООН по правам ребенка при обсуждении третьего периодического доклада по реализации конвенции о правах ребенка на территории Российской Федерации. Потом 746 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – это официальная статистика. Около 800 тысяч детей-инвалидов, продолжается инвалидизация населения. Появляется много на свет младенцев-инвалидов. Возрастает количество правонарушений несовершеннолетних. А это их ответ на не реализацию их прав. Более жестокими становятся преступления несовершеннолетних.


Но знаете, что самое страшное в этом, что статистика у каждого ведомства разная. Я назвала такие более-менее совпадающие цифры. Где-то ходит такая цифра, несколько лет тому назад, во всяком случае, ходила, что два миллиона неграмотных детей, кто-то отрицает эти цифры. Нет единой статистики, потому что даже государственный доклад о положении детей в Российской Федерации, он формируется разными ведомствами, а как я уже сказала, координация у них далека от совершенства.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG