Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситора Алиева: «В российском кинематографе происходит спортивное соревнование мужчин-продюсеров»


Ситора Алиева, программный директор фестиваля «Кинотавр»

Ситора Алиева, программный директор фестиваля «Кинотавр»

Сочинский фестиваль «Кинотавр» по-прежнему остается одной из главных площадок, где российские продюсеры и кинорежиссеры впервые выносят на суд критиков и зрителей свои фильмы. Уже второй год подряд популярный кинофорум возглавляет руководитель телеканала СТС Александр Роднянский и его коллега, известный продюсер Игорь Толстунов. Именно им продал свое детище основатель «Кинотавра» Марк Рудинштейн.


За последние два-три года Россия вышла на одно из ведущих мест в Европе по производству игровых фильмов. По разным оценкам, в 2006 году будет снято около 100 художественных картин. Непростая задача стояла перед программным директором фестиваля Ситорой Алиевой и ее командой — показать в Сочи лучшие проекты нового сезона. «Кинотавр» стартует 3 июня этого года и продлится 10 дней. Работа отборщиков близится к завершению, — говорит Ситора Алиева: «Мы смотрим гораздо больше фильмов, чем в прошлом году — приблизительно в два раза. И ведем профессиональный мониторинг того, что происходит в нашем кинематографе, фиксируем всю новую информацию, появляющуюся, например, в Интернете. И на сегодняшний день — я не шучу — мы имеем в своей базе 320 названий. То есть у нас сегодня на разных стадиях производства находится 320 картин. Пока они существуют на уровне проектов, но о них официально заявляют продюсеры. Это, конечно, колоссальная цифра».


— Давайте поговорим о главном конкурсе — конкурсе игровых картин. Вам удалось полностью сформировать программу или еще отбор продолжается?
— Продолжается. Осталось отобрать две-три картины, потому что мы планируем взять в конкурс 16-17 фильмов. Возможно, на нынешнем «Кинотавре» будет фильм-открытие — это новая традиция, которую мы хотим ввести, потому что очень много достойных картин, и не всегда их авторы хотят участвовать в конкурсе. Такая ситуация нормальна, она общемировая.


— Вы можете назвать те картины, которые уже на слуху и о которых уже много говорят, те, которые будут участвовать в конкурсе?
— Я бы хотела начать с дебютантов, поскольку для меня очень важно их участие, важно и то, как они воспринимают фестивальную атмосферу, ведь они наиболее чувствительны к ней, так как впервые соревнуются в конкурсе. На данный момент отобрано несколько дебютов. «Человек безвозвратный» — режиссерская работа Екатерины Гроховской, лауреата «Кинотавра» 2004 года за короткометражный фильм «Двое». «Связь» — дебют Дуни Смирновой, мы знаем ее как сценариста, а сейчас она выступает в качестве режиссера. Картина «Переводчица» — это совместная продукция России и Швейцарии, дебютантку зовут Елена Хазанова. Остальные участники конкурса — наши звезды: Алексей Балабанов, Кирилл Серебренников, Александр Велединский, Тигран Кеосаян, Юрий Мороз, Борис Хлебников, Валерий Рубинчик, Александр Рогожкин, Юлий Гусман.


— Хорошо, давайте теперь поговорим о жюри. Каждый год «Кинотавру» удавалось приглашать очень достойных людей, и председатель жюри всегда был человек из кино, квалифицированный или, по крайней мере, разбирающийся в этом. Каков будет состав в этом году?
— Вы правы, жюри возглавляли разные люди — например, Марк Захаров, Олег Табаков, и все они имели прямое отношение к кино. В этом году в жюри будут только кинематографисты: известный сценарист Рустам Ибрагимбеков, кинорежиссер Александр Прошкин, продюсер Игорь Каленов, замечательный молодой оператор Олег Лукичев, обладатель двух кинопремий за «Гарпастум», умная и красивая Оксана Фандера и кинокритик Александр Трошин.


— Скажите, чем будет отличаться предстоящий фестиваль от предыдущего?
— Новшество номер один — фестиваль сокращен. Впервые на «Кинотавре» конкурсные фильмы будут демонстрироваться в течение семи дней. Этот срок может показаться коротким, так как все уже привыкли, что фестиваль идет две недели. Естественно, интенсивность событий будет иной, и мы не собираемся отменять мероприятия, связанные с промоушеном фильмов, вечеринки и прочее. В общем, мы не будем подстраиваться, у нас все будет одновременно — как во всем мире.


— Перечислите, какие еще мероприятия будут проходить в рамках этого фестиваля, кроме основного конкурса и конкурса короткометражных и документальных фильмов?
— Конкурс короткометражных фильмов включает в себя игровое, документальное и анимационное кино. Кроме того, будет представлена известная программа «Эйфория» Андрея Плахова, ранее проходившая в рамках Московского фестиваля, а теперь существующая отдельно. Сочинская «Летняя эйфория» будет состоять из 6-7 фильмов, как игровых, так и документальных. К слову, в нее включена довольно радикальная документальная лента «Дикий, дикий пляж», идущая три часа. Также у нас будет представлена часть «антологии российского кино» — специального проекта из отреставрированных фильмов, который готовится к 2008 году. «Кинотавр» — единственное место, где второй год подряд показывают три новые серии из этой антологии. Например, мы увидим фильм Льва Кулешова, снятый на «Таджикфильме». Подобная программа свойственна фестивалю в «Белых столбах», на «Кинотавре» она будет демонстрироваться впервые. Состоится и показ фильмов клуба «Сине Фантом», очень известного в Москве и уже гастролировавшего за рубежом — например, на фестивале в Роттердаме. Это «параллельное» кино, в котором работают достойные люди, и очень важно, чтобы оно было легализовано внутри кинематографического и, в частности, фестивального пространства. Обязательно будет программа «Кино на площади», в которой собраны все российские блокбастеры и кассовые чемпионы — от «9 роты» до «Питера FM». Из других внеконкурсных событий — традиционная программа российского документального кино, объединяющая лучшие неигровые фильмы. И ретроспектива «Премьера, которой не было», включающая в себя картины, пропущенные в девяностые годы. Это забытые или вовсе неизвестные фильмы, но они очень существенны для истории отечественного кино. Зарубежные программы тоже сохранены. По договоренности с нашими зарубежными коллегами, которые делают свои национальные фестивали, аналогичные «Кинотавру», мы показываем призеров друг друга. В данной программе будет около восьми известных иностранных фильмов, награжденных на региональных смотрах, отмеченных национальными премиями и впоследствии вышедших на международный фестивальный уровень. Также будет программа «Девять Пальм», приуроченная к предстоящему юбилею Каннского фестиваля. В нее войдут девять, на наш взгляд, наиболее достойных, ключевых лауреатов этого главного смотра мира.


— Скажите, Ситора, вы за последние несколько месяцев просмотрели огромное количество картин, — какую вы заметили тенденцию после просмотра этой продукции, если сравнивать нынешний год с прошедшим? Что меняется в кинематографе?
— Я могу сказать о позитивных тенденциях, о том, что сейчас появилось очень много серьезного кино. В прошлом году мы сделали очень разнообразный конкурс, он был суперэклектичным. В нем, к примеру, абсолютно артхаусный «Пакостник» Татьяны Деткиной соседствовал с мейнстримным и дорогим «Статским советником» и с коммерческим «Боем с тенью». Для меня было принципиально важно отразить тот образ российского кино, который сформировался и существовал на тот момент. Меня упрекали, что нет фестивального кино. Но «фестивальное кино» — понятие архаичное. Сегодня фестивали — не только «Кинотавр», но и большие, самые крупные фестивали — стараются сформировать общемировую и разноплановую картину, понимая, что бывает очень плохой артхаус и в то же время очень хорошее массовое кино. Конечно, мы хотели бы сделать именно такую программу. Во-первых, в нынешнем году много фестивально-ориентированных фильмов, но главное, что это серьезные и глубокие работы, поднимающее реальные проблемы современности. Во-вторых, я считаю, что в российском кино сейчас доминирует очень странная тенденция: появились приличные деньги, но эти деньги зачастую тянут за собой людей, некомпетентных в кино, — дилетантов и непрофессионалов. В результате мы имеем поток фильмов, не имеющих ни к реальности, ни к жанру, ни к здравому смыслу никакого отношения. То есть сейчас происходит спортивное соревнование мужчин-продюсеров. Знаете, финансовые ресурсы и каналы есть, всё это очень здорово, но их запас не бесконечен, не исключено, что рано или поздно он закончится.


— На прошлом фестивале была очень интересная программа, когда после просмотра режиссер защищал свой проект, и зубастые критики пытались задавать ему очень сложные вопросы. «Встреча под пальмами» — так называлось это мероприятие. Это сохранится?
— Обязательно. Днем у нас пресс-конференция, а вечером мы как бы расширяем круг общения, потому что любой зритель может прийти на обсуждение и задать свой вопрос автору фильма. Нужно лишь найти грамотную и более-менее корректную форму диалога, чтобы не повторился опыт прошлого года. Тогда критики придумали разные формы для обсуждения, одна из них называлась «суд», а другая — «педсовет». Конечно, это была шутка, поэтому я не думаю, что режиссер обсуждаемого фильма мог на кого-то обидеться. Подобные дискуссии расширяют уровень восприятия картины — можно услышать разные точки зрения на тот или иной фильм. Любой фестиваль делается для того, чтобы кто-то с кем-то реально контактировал — на любых уровнях.


— Я прочитал у вас на сайте, что на этом фестивале вы планируете, скажем так, формировать будущий сценарный портфель: предлагаете режиссерам, сценаристам и продюсерам подготовить заявки для обсуждения. Расскажите подробнее, что это за задумка и кто ее автор?
— Я принимала участие в международном «питчинге» в марте этого года на кинофестивале в Белграде. Город Белград выделил 20 тысяч евро в качестве призового фонда, то есть по 10 тысяч евро каждому победителю «питчинга». Получилось так, что я отвечала за территорию СНГ. Я впервые в жизни участвовала в таком проекте, когда люди выходили и читали свои синопсисы размером в две страницы. Было очень интересно, потому что туда съехались все крупные продюсеры, например, из Германии и Франции. Состоялся прямой контакт между разными участниками кинопроцесса — продюсерами, режиссерами, производителями. И в конце мы голосовали. Я была членом отборочной комиссии, победили албанский и сербский проекты, а третье место занял узбекский режиссер Юсуп Разыков (чтобы выиграть, ему не хватило двух голосов). Сегодня, когда все говорят об отсутствии или кризисе идей в российском кино, мы пригласим десять экспертов, которые отберут лучшие сценарные заявки. Причем эти синопсисы будут адресованы не только продюсерам, но и всем тем, кто работает в кино — прессе, дистрибьюторам. Каждый сможет прийти и послушать. Это будет очень широкое мероприятие. Выиграет тот, кто наберет большее количество голосов. Победитель получит денежный приз от фестиваля. Обещать постановку мы не можем, так как не занимаемся производством и запуском фильмов, но помочь материально мы в состоянии.


XS
SM
MD
LG