Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве пройдет учредительная конференция "Национального бюро журналистских расследований"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.

Евгения Назарец: В Москве сегодня пройдет учредительная конференция общественной организации "Национальное бюро журналистских расследований". Это попытка объединить журналистов, работающих в жанре расследования. "Национальное бюро журналистских расследований" планирует наладить сотрудничество с депутатами Государственной Думы и представителями Министерства внутренних дел. О других планах НБР инициаторы его создания рассказали корреспонденту Радио Свобода Максиму Ярошевскому.

Максим Ярошевский: На учредительную конференцию в агентство "Росбалт" приглашены президент Фонда Артема Боровика Генрих Боровик, телеведущая, член президентского совета по защите гражданских свобод Светлана Сорокина, начальник объединенной редакции МВД России Николай Самохвалов, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Желание сотрудничать с бюро уже подтвердили несколько журналистов московских изданий и теле- и радиоканалов. В том числе начальник отдела политики журнала "Нью Таймс" Илья Барабанов.

Илья Барабанов: На самом деле задумка очень простая. Есть идея объединить некоторое количество журналистов-расследователей, которые работают в Москве, и самое главное - попытаться объединиться с коллегами из регионов, которым традиционно всегда работать намного сложнее, на которых значительно больше административный и политический прессинг со стороны местных властей. Мы хотим попытаться создать такую социальную сеть, если хотите, узкоспециализированную. Наша главная идея заключается в том, что за последние годы жанр журналистского расследования был намеренно или не намеренно достаточно сильно дискредитирован, журналистское расследование перестало выполнять свою прямую функцию - коммуникации между властью и обществом. К деятельности НБР приглашено сотрудничать, во-первых, Комитет по безопасности Госдумы Российской Федерации, во-вторых, Министерство внутренних дел. От обеих структур вроде бы получено согласие сотрудничать. Наша идея заключается в том, что все это надо заставить работать.

Максим Ярошевский: Почему именно сейчас, по вашему мнению?

Илья Барабанов: На самом деле идея созревала очень давно, было понятно, что это необходимо сделать, было понятно, что журналистские расследования не выполняют свою прямую функцию. То есть мы хотим попытаться, во-первых, оказывать правовую поддержку нашим коллегам из регионов. Во-вторых, отбирать наиболее яркие, наиболее заслуживающие внимания расследования, направлять их, соответственно, в МВД или Госдуму, МВД будет проводить (если будет) проверки по фактам, изложенным в расследовании, у депутатов Госдумы есть возможность направлять депутатские запросы. Соответственно, мы хотим доводить эти расследования до какого-то логического финала. Чтобы это не было таким выстрелом в воздух, а это было что-то реальное, вот журналисты раскопали тему, и это не только кто-то прочел и сразу забыл, а за этим последовали какие-то правовые последствия.

Максим Ярошевский: По вашему мнению, это сотрудничество с Госдумой и с МВД, оно не делает НБР в будущем отчасти зависимой структурой?

Илья Барабанов: Я не считаю, что что-то кого-то делает зависимым. Я считаю, что зависимым можно сделать только самих себя. Если бюро удастся остаться не политизированной, исключительно журналистской структурой, которая будет выполнять те функции, о которых написано, в том числе в программе бюро, тогда все будет хорошо. Если кто-то из журналистов, из Госдумы или из МВД попытаются использовать эту организацию, как какой-то политический инструмент, тогда, конечно, могут возникнуть проблемы, трения, всякого рода неприятности.

Максим Ярошевский: По мнению президента Фонда защиты гласности Алексея Симонова, бюро должно стать неким лоббистом между журналистами и государственными органами, такими как нижняя палата парламента и Министерство внутренних дел.

Алексей Симонов: Я уже не первый год занимаюсь проблемой безнаказанности преступлений против журналистов. Поэтому создание такого бюро, скажем, логически входит в идею преодоления этой безнаказанности в условиях нашего правового поля. Надо отдавать себе отчет, что бюро, скорее всего, сможет заниматься только лоббированием, если в это бюро войдут представители правоохранительных органов и появится возможность непосредственной связи с ними на уровне журналистских расследований. Что происходит, когда журналисты в чистом виде сами занимаются расследованием, мы с вами знаем. К сожалению, это чревато, во-первых, неприятностями для самих журналистов, во-вторых, это никогда не бывает до конца профессиональным и не может быть, потому что журналисты все-таки не следователи и у них нет ни тех возможностей, ни тех профессиональных прав, которые есть у реальных правоохранительных органов. Если в этом бюро будут собраны все случаи недоведения расследования убийств журналистов до логического финала, если после образования этого бюро будет немножко меньше случаев, когда дела будут закрываться по причине необнаружения виновных, это будет большое дело.

Максим Ярошевский: Это сотрудничество с МВД и Госдумой, то, что вы называете лоббированием интересов журналистов, оно не превратится в такую схему, что бюро будет несколько ограничено в своей независимости?

Алексей Симонов: Дело заключается в том, что деятельность бюро в любом случае не ограничивает ничьи журналистские расследования. Меня интересует, возьмут ли они на себя только функции, связанные с убийством журналистов, или возьмут на себя более широкие функции по расследованию. На самом деле проблема журналистских расследований, их популярности, сегодня журналистское расследование, как бы оно ни называлось, жанрово один из наиболее эффективных журналистских жанров.
XS
SM
MD
LG