Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

До сих пор о возможной гибели Сулима Ямадаева поступает противоречивая информация


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Арслан Саидов.

Андрей Шароградский:
Национальный антитеррористический комитет России сегодня на своем заседании не принял решение о снятии режима контртеррористической операции на территории Чечни. Как заявили в аппарате комитета, этот вопрос будет дополнительно проработан совместно с другими силовыми структурами. Между тем, генеральный консул России в Дубае в интервью Радио Свобода не подтвердил, что погибший в результате покушения российский граждан - это Сулим Ямадаев.

Олег Кусов: Покушение на бывшего командира спецбатальона ГРУ Минобороны России "Восток" Сулима Ямадаева было совершено 28 марта. До сих пор о его возможной гибели поступает противоречивая информация. Гораздо больше ясности в другом вопросе, имеющем отношение к Чечне, он касается характера контртеррористической операции. 25 марта Рамзан Кадыров предположил, что 31-го числа режим контртеррористической операции на территории республики будет снят. Через два дня президент России Дмитрий Медведев заявил, что "обстановка в Чеченской республике существенно нормализована, жизнь входит в нормальное русло, строятся современные объекты, решаются социальные задачи". Но, несмотря на эти заявления, Национальный антитеррористический комитет на сегодняшнем заседании не принял решение о снятии режима контртеррористической операции. Как заявили в аппарате комитета, этот вопрос будет дополнительно проработан совместно с другими силовыми структурами.
Снятию режима КТО в Чечне противодействует ФСБ России, полагает главный редактор сайта "Агентура.ру" Андрей Солдатов.

Андрей Солдатов: Эту позицию уже озвучивал Аркадий Еделев, который хотя официально и является представителем МВД, заместителем министра, но на самом деле всю жизнь провел в органах госбезопасности, направлен был на эту должность из ФСБ и возглавляя оперативный штаб по Чечне, в общем, представляет интересы федеральных структур, прежде всего ФСБ. Насколько я понимаю, существует оппозиция и в центральном аппарате, особенно в службе по борьбе с терроризмом и защите конституционного строя, где, в общем, тоже не уверены, что надо так идти по пути, который предложил Кадыров. Видимо, с этим и связаны эти все накладки, которые сейчас имеют место.

Олег Кусов: Сегодняшнее решение Национального антитеррористического комитета может быть связано с информацией о покушении на Героя России Сулима Ямадаева. Так считает эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко.

Алексей Ващенко: Насколько я знаю, мнения в спецслужбах разделились. Часть специалистов из спецслужб выступили категорически против снятия режима контртеррористической операции в Чеченской республике. Потому что ситуация в Ингушетии и в Дагестане далека от стабильности, там практически идет война, и есть очень большая вероятность того, что эта война перекинется и на Чеченскую республику. Тем более это все антироссийское подполье, оно, так или иначе, контролирует эту ситуацию, оно взаимоувязано и в Чечне, и в Ингушетии, и в Дагестане, действует весьма синхронно. Во-вторых, основная проблема была связана с тем, что если бы этот режим контртеррористической операции был бы отменен, то в Чечне аэропорт получал бы иной статус и иной режим, то есть он бы становился международным, и в Чечню начали бы ездить эмиссары со всего мира. Это бы способствовало укреплению этих ваххабитских связей. И вот эта опасность, она существует. Со временем это могло бы привести к дестабилизации ситуации вообще на всем Кавказе. Тем более что два дня назад, когда было покушение на Сулима Ямадаева, бывшего командира батальона "Восток" Главного разведывательного управления, это, я думаю, также очень сильно повлияло на принятие этого решения о неснятии вот этого режима контртеррористической операции. Потому что вот эта ситуация с кровной местью или сведением счетов, борьбой за власть, это лишний раз показало, что ситуация далека от стабильности.

Олег Кусов: Тем временем генеральный консул России в Дубае Сергей Красногор в интервью Радио Свобода подчеркнул, что он не может утверждать, что убитый гражданин России на самом деле Сулим Ямадаев. С генеральным консулом России в Дубае побеседовал мой коллега Арслан Саидов.

Арслан Саидов: Сергей Алексеевич, будьте добры, разъясните нам, с Сулимом Ямадаевым что происходит? Противоречивая до сих пор информация. Он жив, погиб или находится в больнице, что известно вам?

Сергей Красногор: Я, во-первых, не могу сказать, что это Ямадаев. Я не видел ни паспорта его, ни тела его, ни раненого, ни живого. Поэтому я ничего сказать на этот счет не могу, честно говоря. В том, что касается состояния, то полиция подтверждает, что он погиб, и госпиталь, с которым мы вчера связывались поздно вечером, тоже утверждает, что он мертв. Тот человек, которого доставили.

Арслан Саидов: Речь идет о человеке по фамилии Сулейман Мадов.

Сергей Красногор: Пока - да, так полиция нам говорит.

Арслан Саидов: Полиция называет погибшего Сулейманом Мадовым...

Сергей Красногор: Сулейман Мадов, да.

Арслан Саидов: Но подтверждения, что это Сулим Ямадаев, по-прежнему нет.

Сергей Красногор: У нас, во всяком случае, нет.

Арслан Саидов: Родственники Сулима Ямадаева обращались к вам?

Сергей Красногор: Они звонили.

Арслан Саидов: Они тоже пока не располагают достоверной информацией, правильно я понимаю?

Сергей Красногор: Видимо, да.

Арслан Саидов: Поступают сообщения о том, что тело Сулеймана Мадова, который, возможно, и есть Сулим Ямадаев, уже передано родственникам, его брату, для захоронения.

Сергей Красногор: Я не могу это утверждать, поскольку в таком случае нарушается... Во-первых, следствие еще идет. Во-вторых, я как-то не очень верю в эти сообщения, что уже передано тело.

Арслан Саидов: Что известно о ходе расследования? Есть ли подозреваемые, задержанные по этому делу?

Сергей Красногор: Ничего не известно. И насчет подозреваемых я тоже пока еще сомневаюсь.

Арслан Саидов: Каким-то образом генконсульство будет прояснять этот вопрос, Сулейман Мадов это или Сулим Ямадаев?

Сергей Красногор: Конечно.

Арслан Саидов:
Каким образом вы действуете? И почему вообще такая неразбериха происходит? Покушение произошло 28 марта, сегодня уже 31 марта - и до сих пор не установлена личность человека.

Сергей Красногор: Потому что те люди, которые занимаются расследованием, не дают нам полную информацию, учитывая необычность, скажем так, и тяжесть того, что произошло.

Олег Кусов: Политолог Сергей Маркедонов обращает внимание на то, что реальной оппозиции Рамзану Кадырову в Чечне уже нет.

Сергей Маркедонов: Мне не хотелось бы, может быть, разбирать какие-то детали инцидента в Дубае, потому что, я думаю, только заказчик этого преступления знает реальную ситуацию. Даже не факт, что исполнитель. Задача экспертов, собственно, не столько копаться в этих деталях, сколько определить некие тенденции. Они, на мой взгляд, таковы, что сейчас реальной оппозиции, реальных людей, которые как-то выражали бы свои альтернативные взгляды нынешнему республиканскому руководству Чечни, нет. Хотя варианты и следы могут разные искать и в деле одного Ямадаева, и другого Ямадаева, и Байсарова, и много версий, мы фиксируем тенденцию: реальной оппозиции нет. Убираются, выводятся из игры те люди, которые какие-то имели амбиции, в общем-то, устремления внутри Чечни на власть в Чечне.

Олег Кусов: Согласно официальной информации МИД России, "в Москве внимательно следят за расследованием всех обстоятельств покушения в Объединенных Арабских Эмиратах на гражданина России, предположительно Сулима Ямадаева".
XS
SM
MD
LG