Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приведен к присяге новый кабинет министров Израиля


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политолог Зеэв Ханин.

Андрей Шарый: Приведено к присяге новое правительство Израиля. Премьер-министр страны, председатель партии "Ликуд" Биньямин Нетаньяху пригласил в кабинет министров три десятка политиков и специалистов, партии которых входят в правительственную коалицию. Самый многочисленный в истории Израиля кабинет министров сформирован с участием представителей партий "Ликуд", "Наш Дом Израиль", ШАС, "Авода" и "Бпйт Иегуди". Перспективы нового правительства по моей просьбе оценивает известный иерусалимский политолог, профессор университета Бар-Илан Зеэв Ханин.

Зеэв Ханин: Правительство Израиля должно будет на сегодняшний день решать комплекс чрезвычайно сложных проблем. Три пакета этих проблем, которые стоят на повестке дня. Первый, понятно, это экономическая проблематика, нужно бороться с последствиями финансово-экономического кризиса, развивать социальные программы и как можно скорее вернуть тот объем или темп экономического роста, который имел место в Израиле на протяжении последних лет. Второй пакет - это крайне сложный набор проблем, связанных с палестинским треком, иранским и сирийским, а также южно-ливанским "Хезболлах". И, наконец, третья группа проблем, которые обязалось решать правительство, - это то, что называется гражданские вопросы: реформа образования, усиление внутренней безопасности, борьба с коррупцией.
Правительство Израиля вынуждено будет действовать в режиме чрезвычайного положения, фактически почти как комиссия по чрезвычайному положению. У Нетаньяху было две опции, каким образом эту проблему решить: либо создать узкий кабинет, опирающийся на широкую коалицию, либо широкий кабинет на узкую коалицию. Политическая реальность диктует свое, и мы видим реализацию второго варианта. У Нетаньяху не слишком широкая парламентская коалиция, поэтому он сделал все возможное для того, чтобы связать, что называется, обязывающими отношениями все фракции, которые входят в его коалиционное правительство. Именно поэтому правительство столь широкое, туда вошло довольно много депутатов, как ключевых, так и среднего звена, которые получили те или иные правительственные назначения. Это в каком-то смысле, с одной стороны, является нарушением принципа разделения властей, но, с другой стороны, наверное, является оправданным шагом к ситуации практически чрезвычайной, в которой сегодня на первых порах будет вынуждено функционировать правительство Израиля.

Андрей Шарый: 30 членов в кабинете министров, 7 вице-премьеров, и даже стол новый нужно заказывать, для того чтобы все уместились за этим столом. Насколько работоспособен такой кабинет для небольшой страны, каковой является Израиль?

Зеэв Ханин: Этот кабинет фактически будет выполнять две функции. Он будет функционировать де-факто как верхняя палата парламента, то есть это будет просто более узкий состав депутатов, который будет более оперативно решать вопросы без того, чтобы собирать 120 депутатов Кнессета. Внутри этого правительства будет реальное правительство, то есть реальный кабинет Нетаньяху, то есть узкая группа приближенных к нему лиц, которые будут отвечать за ключевые вопросы экономического, политического, социального и так далее развития руководить теми или иными сферами гражданского, политического, военного управления, и вот это и будет реальное правительство Израиля. При такой ситуации, которую диктует политическая реальность, я думаю, что реальное правительство внутри широкого правительства будет чрезвычайно работоспособным. Так что ключевой вопрос не в этом: сможет ли Нетаньяху и его приближенные, министры и другие чиновники без министерского ранга, политики, смогут ли они эффективно управлять теми или иными сферами? Ключевым вопросом является стабильность правящей коалиции и возможность объединить ресурсы различного рода структур, от объединений промышленников до политических партий. И это тот вопрос, который будет обращен в самое ближайшее будущее.

Андрей Шарый: А у вас самого есть ответ на вопрос к будущему, который только что сами поставили: как вы считаете, справится ли правительство с теми задачами, которые вы считаете главными, приоритетными?

Зеэв Ханин: Если речь идет о личностях, которые в него входят, то да. Если речь идет о том, формируется ли механизм, который позволит им реализовать свои способности и потенциал, то тут у меня есть определенные сомнения. Главное сомнение и главный вопрос - о том, насколько стабильна будет правящая коалиция - мы на него можем ответить уже вполне положительно. Она в состоянии будет продержаться. Похоже на то, что Нетаньяху получил довольно широкую свободу маневра, и он сможет сохранить баланс между входящими в коалицию фракциями. Другое дело - сумеет ли он добиться работоспособных отношений внутри своей собственной команды, которую он сейчас заканчивает формировать. Шансы на это хорошие есть, но есть и некоторые опасения, которые связаны с тем, что уже сейчас начинаются немалые трений вот в этом самом реальном правительстве, в реальном политическом руководстве страны. Именно поэтому Нетаньяху в последний момент делает всякого рода перестановки, до последней минуты мы не знали, кто получит какой министерский портфель.

Андрей Шарый: Партия "Наш дома – Израиль" делегировала не менее пяти министров в новый кабинет во главе с Авигдором Либерманом, который получает портфель министра иностранных дел. Часть обозревателей в связи с участием "Нашего дома – Израиль" в правительстве опасались международной изоляции некоторой Израиля, исходя из довольно жестких взглядов Либермана, которые многие считают националистическими. Вы разделяете такие опасения?

Зеэв Ханин: Мое мнение прямо противоположное. Либерман, на самом деле, является весьма умеренным политиком. Его партия "Наш дом – Израиль", несмотря на демонизацию в прессе и так далее, де-факто является достаточно умеренно правой, может быть, даже центристской партией. Другое дело, что свои достаточно прагматичные, умеренные взгляды Либерман упаковывал в такую вот жесткую правую риторику. Думаю, что когда дело дойдет до дела, все окажется намного проще и беспроблемнее, чем это могло выглядеть со стороны. Пока что мы не видим никаких причин, чтобы с новыми министром иностранных дел отказались работать американцы, европейцы и лидеры умеренных арабских стран.
XS
SM
MD
LG