Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские власти не в состоянии контролировать расизм в стране - считает правозащитная организация "Международная амнистия"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына и в Москве Мумин Шакиров.



Андрей Шароградский: Базирующаяся в Лондоне правозащитная организация "Международная амнистия" опубликовала доклад, озаглавленный "Российская Федерация: разгул расизма и ксенофобии в российском обществе". Одна и самых известных и уважаемых международных организаций провела собственное расследование сложившейся в России ситуации с нападениями на иностранцев и представителей этнических меньшинств.



Наталья Голицына: Доклад "Международной амнистии" начинается с такой фразы: "Сообщения о расистских нападениях и убийствах иностранцев и представителей этнических меньшинств в России вызывают тревогу, и, как кажется, это происходит все чаще и чаще". Далее в докладе говорится, что реакция российских властей на проблему расистского насилия носит вопиюще неадекватный характер, что милиция и прокуратура зачастую отказываются признавать расистский характер этих нападений и убийств. Более того, в докладе утверждается, что российские государственные должностные лица, в частности, сотрудники правоохранительных органов, сами занимаются дискриминацией. "Международная амнистия" подчеркивает, что в России любой человек, включая этнических русских, может стать жертвой нарушения прав человека. Прокомментировать доклад "Международной амнистии" я попросила одного из его авторов, эксперта "Международной амнистии" Лидию Орайо...



Лидия Орайо: "Международная амнистия" занялась этими исследованиями, потому что расизм является атакой на саму идею универсальных прав человека, потому что расизм представляет собой систематический отказ некоторым людям в полноценной реализации прав по одной только причине - либо по причине цвета кожи, либо по этнической принадлежности, происхождению, национальности. "Международная амнистия" получает сообщения о таких расистских нападениях и убийствах иностранцев и представителей разных меньшинств в России все чаще и чаще. Каждый человек, который читает прессу либо в России, либо за рубежом, убеждается в этом, потому что такие сообщения появляются с шокирующей регулярностью. Это вызывает тревогу по поводу того, что происходит в России. Мы знаем, что среди жертв бывают студенты, как это было и в Воронеже, и в Санкт-Петербурге, и в Москве, бывают просители убежища, и это люди из стран Африки и Азии, и они отличаются от остальных цветом кожи. Также такие нападения бывают и против русских, против тех русских, которые выступают против расизма и известны этим. Хорошо известен случай с Николаем Гиренко, которого убили два года тому назад, и его убийцу еще не судили.



Андрей Шароградский: Российские эксперты и правозащитники разделяют опасения "Международной амнистии", но одни считают, что милиция часто прямо или скрыто даже поддерживает акции фашиствующих молодчиков, другие убеждены, что силовым структурам в одиночку с этим злом не справиться, необходима консолидация общества.



Мумин Шакиров: Известный музыкальный критик Артемий Троицкий убежден, что милиция не только не предотвращает преступления, совершаемые на национальной почве в России, а напротив симпатизируют тем, кто проповедуют расизм и фашизм в стране.



Артемий Троицкий: Говорить о том, что власти не справляются, это немного анекдотично, поскольку власть, собственно говоря, и не пытается справляться. Нападения на иностранцев, нападения на россиян юго-восточного происхождения происходят все время и происходят, естественно, при полном попустительстве властей. Во всяком случае, если нормальных ментов, в том числе и в высоких чинах, считать представителями власти, то вот эти власти, по-моему, ничего против не имеют того, чтобы на иностранцев - азиатов, африканцев, кавказцев и так далее - нападали сколько угодно, более того, по-человечески, душевно и эмоционально они этому вполне сочувствуют. То есть был один очень симптоматичный случай, я читал об этом в нескольких газетах и слушал по радио, когда где-то несколько недель тому назад напали на выходе из какого-то дома культуры на известного певца, исполнителя русских романсов по имени Заур Тутов. И когда этот самый избитый Заур воззвал к милицейскому чину, который там вальяжно проезжал мимо на машине и вышел посмотреть на то, что за шум творится, и стал ему говорить о том, что "вы посмотрите, это же фашисты, вы слышите, что они кричат - "понаехали тут всякие" и "Москва для москвичей", и "прохода от вас нет", этот самый милиционер (судя по репортам, не то майор, не то полковник) спокойно спросил: "А вы что, сами с этим не согласны?" После чего, я думаю, внутренне улыбнувшись, сел в свою патрульную машину и поехал дальше.



Мумин Шакиров: Иная точка зрения у генерального директора Института прав человека Валентина Гефтера. По его мнению, милиция не в состоянии в одиночку противостоять расистам и фашистам. С ростом ксенофобских настроений в России должна бороться вся страна, считает известный правозащитник.



Валентин Гефтер: Наряду с требованиями к должностным лицам, начать с самих себя, с тем, чтобы нам самим, особенно тем, кто живет рядом, учится рядом, в одном родстве состоит с теми, кто совершает эти страшные преступления на почве расово-этнической ненависти… был такой общественный, что ли, бойкот, ров вокруг них вырыть некоторый. Вот это было бы очень важно, по-моему.



Мумин Шакиров: Население в состоянии предотвратить эти преступления или как-то изменить климат в стране? Или население аморфно и равнодушно?



Валентин Гефтер: Ну, конечно, предотвратить конкретные преступления население редко может, только что если кто-то рядом стоит, за руку схватит этого бандита с ножом, что очень трудно требовать от обычных людей. Даже милиционеры боятся очень часто их. Но я думаю, что про климат то, что вы спрашивали, да. Но это можно сделать совместно сверху донизу, от президента, от главы Русской православной церкви до рядового, не важно - верующего, атеиста, который видит, что вокруг него это зло таится. Еще одна особенность, по-моему: мы очень любим смешивать и называть громкими словами, типа "фашисты", разных людей - и то, что можно отнести к умеренному национализму, к тем людям, которые, конечно, не поощряют такие убийства, но которые некий все-таки фон вот такой неприязни к чужим создают, и вот этих подонков и отморозков, которые просто уже не читают никаких книг и проповедей, а просто убивают и бьют. Вот, я думаю, что нам разорвать эту связь важнее, чем, может быть, ловить конкретных преступников, я имею в виду не милицию, а нас самих.


XS
SM
MD
LG