Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма 06.05.06




Из Химок пишет господин Кауфман: «Когда-то в толстом журнале я прочитал высказывание одного из российских императоров: «Россия – государство отнюдь не торговое и не промышленное. Россия – государство преимущественно военное, и назначение его в мире – держать другие государства в страхе». Много лет спустя, в кругу таких же технарей и дилетантов-историков, как и сам, эту цитату привёл. И с тех пор не могу избавиться от клейма «фальсификатора и создателя исторических артефактов. «Да вы это сами только что придумали!» - «Да никогда-никогда-никогда ни один, ни один, ни один русский царь не мог сказать такого!» - «Да Россия никогда никому не угрожала!» Ну, что тут поделаешь. Как будто все мои гонители-оппоненты учились в каком-нибудь захудалом Итоне или Кембридже, а не проходили историю в нормальной советской школе и не слыхали эпитетов «тюрьма народов», «жандарм Европы» и тому подобных».

Автор просит помочь ему защититься от его «гонителей-оппонентов» - сообщить, кто всё-таки из российских императоров видел назначение своей страны в том, чтобы держать другие государства в страхе. Давайте, господин Кауфман, обратимся с этой просьбой к слушателям радио «Свобода». Кто знает, кому принадлежит это высказывание, пусть нам напишет. Я, со своей стороны, не удивлюсь, если окажется, что это Александр Третий, тот самый, за кем числится несколько примечательных высказываний. Они очень нравятся Генштабу и его «соловьям». О том, например, что у России есть только два союзника (или друга – цитирую не дословно): армия и флот (кажется, «доблестный флот»), о том, что без разрешения России не может прозвучать ни один выстрел в Европе, а также: «Пока русский царь удит рыбу, Европа может подождать» со своими важными делами.



Из Берлина, где живёт ещё с советских времён, пишет Игорь Леонидович Худобин: «Я должен сообщить вам пренеприятное известие. Разница между баварцами и бранденбургцами намного больше, чем между русскими и украинцами. Они не понимают языки друг друга, у них разные религии. Баварцы - католики, а бранденбургцы - протестанты. Но никогда баварцу не придёт в голову сказать, что он не немец. Так и украинцы являются частью русской нации».


Да, господин Худобин, баварцу не придёт в голову сказать, что он не немец, а украинцу – сказать, что он не русский - приходит. И то – факт, и это – факт. Баварцы и брандербургцы, при всех своих различиях, считают себя одной нацией, а украинцы, при всём своём сходстве с русскими, одной с ними нацией себя не считают. В этом отношении украинцы больше похожи на австрийцев – те не считают себя немцами. Но и тут есть большая разница. Австрийцы не считают себя немцами, но у них тот же литературный язык, что и у немцев. У русских же и украинцев совершенно разные литературные языки. Как русский и, например, польский или чешский. Чистую украинскую речь русские не понимают. Но вместе с господином Худобиным многие из них повторяют: мы – одно. Украинец говорит: да нет, мы не одно. Русский отвечает: нет, я лучше знаю, мы – одно. Казалось бы, ну, что тебе до того, кто как себя определяет? Не тебя же, а себя. Почему ты пристаёшь к человеку? А потому, что «образование независимой Украины, - как пишет господин Худобин, - это исторический курьёз». И даже, по его мнению, больше, чем курьёз: результат происков Америки и Европы: для них, мол, «разделённая русская нация всегда будет предпочтительнее в качестве гарантии от реставрации коммунизма». «Подумайте, пожалуйста, Анатолий Иванович, над этим!»


Нечего над этим думать, господин Худобин. Точно известно, что Запад, и особенно Соединённые Штаты Америки, не хотели распада СССР. Это исторический факт. Буш-старший прилетал в Киев, чтобы сказать украинцам, что им лучше оставаться в одной стране с русскими. Виднейшие американцы не скрывали, что думают, как о кошмаре, о возможном появлении в Вашингтоне пятнадцати новых посольств. Казалось бы, кто, как не живший в то время на Западе советский человек, должен был знать это? И вы, я уверен, это знали, но прошло время, и что-то с памятью вашей стало. Как и с памятью очень многих бывших советских людей. Вскоре после распада СССР им стало скучно без внешнего врага. Началась своеобразная ломка - и они вернули себе привычный возбудитель, и вот пишут на «Свободу», что Россия встаёт на рельсы холодной войны, «кажется, с помощью Европы и США». Это – из вашего письма. Запад и США, стало быть, советуют Кремлю давить российские СМИ? Вести дикую антиукраинскую и антизападную пропаганду? Давить бизнес? Устраивать «басманное» правосудие? Безобразничать в Чечне?


В чём же дело? Почему господина Худобина – и не только его – именно сейчас охватило такое беспокойство? «Не начинает ли господин Ющенко, поворачивая Украину в сторону НАТО и ЕС, строительство Берлинской стены между Украиной и Россией? – говорится в письме Худобина. - Я бы не писал вам, если бы Украина с Россией рука об руку шли в Европу. А если порознь, то альтернатива – Берлинская стена. А то, что Путинский режим нехорош, так это ничего. Это пройдёт. Всё утрясётся».


Таких прямых высказываний я в почте радио «Свобода» ещё не встречал. Современная Россия демократию сворачивает. Она её уже свернула: настолько, насколько это сегодня возможно. Украина наоборот, демократизируется, насколько это, опять же, сегодня возможно. Естественно, она при этом ориентируется на демократический мир. Было бы странно, если бы, развивая демократию, страна ориентировалась на тех своих соседей, которые демократию сворачивает. И вот, наблюдая эту картину, господин Худобин говорит: от такого развития событий будет плохо обоим народам, особенно - украинцам, а посему Украина должна вернуться в Россию. При этом он отдаёт себе отчёт в том, что возвращаться она не хочет. Значит, надо ей помочь захотеть. Читаю: «В ГДР деятельность ФРГ, направленную на воссоединение Германии, тоже называли подрывной и задавали вопросы, сколько Бонн бросил на это денег. А история на этот вопрос ответила: на воссоединение нации денег не жалко. Я бы посоветовал г-ну Путину перенять этот положительный опыт. Можно давать Украине кредиты, вести с нею торговлю, но всегда выдвигать политические условия, как западные немцы - восточным. А украинскому народу надо сказать, что в любом уголке мира украинец имеет право на российское гражданство. Тогда украинцам станут более понятны рестриктивные меры к украинскому правительству».


То есть, повышение цен на газ и ограничение торговли. Такая вот подсказка Путину. Кончай, Украина со своей «самост ійністю», если не хочешь Берлинской стены! Готов наш автор, как мы слышали, и к вопросу: «Ч ем же провинилась Украина? Демократизация и, соответственно, ори е нтация на демократический мир - это что, преступление? » Не преступление, а забегание вперёд, хочет он сказать. Россия , конечно, подморозилась , но это временно, возвращайся в её лоно и терпи. Вслед за Путиным Худобин, естественно, не скрывает, что распад СССР считает трагедией. Ему не приходит в голову, что эстонец или украинец может сказать: «Значит, моя государственность – это для вас трагедия? Как же иметь с вами дело?»


Письмо господина Худобина пришло по электронной почте, я ему сразу ответил. Существует Большой российско-украинский договор, по которому Россия признала Украину в бывших советских границах. Существуют также гарантии безопасности, предоставленные ядерными державами Украине в связи с её отказом от ядерного оружия. Таким образом, вы, господин Худобин, советуете Путину нечто большее, чем разрыв отношений с Киевом. Для России это всё имело бы катастрофические последствия. Знаете, что г-н Худобин ответил? «Вы правы, - ответил он. - Погорячился я».


Что прикажете думать о человеке, который сегодня предлагает Путину устроить катастрофу мирового масштаба, а завтра сообщает, что погорячился? Вообще, это даже трогательно. Полжизни живёт в Германии, не собирается её покидать, а всеми своими мыслями пребывает в России, всё устраивает и устраивает её имперскую судьбу. Так, стало быть, хочется прислониться к силе, господствующей над другими.



Следующее письмо адресовано мне, а кажется, что автору предыдущего письма, который ещё с советских времён живёт на Западе, в Германии: «Анатолий Иванович! Вы бы хоть немного пожили в путинской России, сделайте милость! Испытайте на себе, каково нам здесь дышать. Совершенно невозможно слушать местное (и московское!) сервильное радио и смотреть сервильное телевидение. Имперская Россия Путина, её бюрократия пытаются развернуть нас в прошлое – с ядерными испытаниями, единомыслием, единообразием, с зачищенными телевидением и радио, с гибельным алкоголизмом и матом, матом, матом. Лучше Россия уже не будет. Что делать? Людей надо просвещать, будить их от спячки, от неверия в собственные силы». Автору этого письма 56 лет, он живёт в Симбирске (Ульяновске), называет себя, сообщает свои телефоны.



Господин Бадин из Волгограда недавно узнал, что в судопроизводстве Украины применяется только украинский язык. «Логика какая в этом? – пишет он. – Можете объяснить? На мой взгляд, логика та же самая: раз Украина, то всё по-украински, и плевать на то, что там кто думает. Плевать на то, как там людям удобнее. До этого ли, если «великая» цель поставлена – построение «национального» государства. Вот так его и строят. На самом деле это есть издевательство национально-озабоченных над простыми гражданами. Логика такая: во Франции говорят по-французски, в Дании говорят по-датски, в Швеции говорят по-шведски. Вот и на Украине должны говорить по-украински. А кто против этого – враг Украины и «пути в Европу». Вот такая извращённая логика. Напоминаю вам, - пишет господин Бадин, - что государство, страна создаётся не по этническому признаку. Это в Европе стали понимать только в XIX веке и особенно после дел чудовища Гитлера в ХХ, но и то не до конца. А в России это стали понимать уже в XVI веке, когда и появилось слово «Россия». Так что от чего начали, к тому и пришли. Нет и не было в политике нынешней России «русского национального чувства». Это ложь».


В этом письме говорится о трудности, которой нет в России, и слава Богу, что нет, но это мешает многим хорошим людям понять, с чем столкнулась Украина, когда возобновилась – пятнадцать лет назад – её историческая жизнь. Страна оказалась сильно русифицированной. Это была политика центральной советской власти. Надо признать, исключительно успешная политика. Если бы все её начинания были такими успешными, сегодня весь мир был бы один сплошной Советский Союз. Ещё бы чуть-чуть – и Украина обрусела бы окончательно и бесповоротно. Встал вопрос: что делать и делать ли что-то? Решили потихоньку украинизироваться. Именно потихоньку. Но даже это «потихоньку» многим не нравится. И даже в этом «потихоньку» бьётся реальное, очень болезненное противоречие. Современное государство действительно не может строиться по языковому признаку. Ну, а как быть, если оно в таком случае вообще останется без языка – без национального языка? Скажу вам прямо, господин Бадин. Вашими устами говорит та Россия, которая не желает – просто не может – понимать никого, кроме себя. Её подход циничный, издевательский: раз так вышло, что удалось русифицировать Украину, пусть она такой и остаётся, потому что отрабатывать назад – значит нарушать права человека. Хотя в истории, в том числе недавней, немало примеров, когда назад таки отрабатывали, и как-то всё улаживалось даже с такой суровой вещью, как права человека.



Прочитаю из письма господина Данова: «Война против народа набирает новый виток, хотя повышать цены на энергоносители нет никакой причины, ибо все они производятся в нашей стране, и вместо того, чтобы поднимать честных, порядочных людей, президент раскручивает маховик репрессий против неугодных режиму людей, чтобы скрыть своё неумение управлять страной. Безусловно, это честный человек, исполняющий то, чему его учили и чем он занимался всю свою жизнь, но его профессия – шпиона, провокатора – заставляет его делать всё на зло народу, начиная от войны в Чечне, куда до сих пор посылают наш местный ОМОН, до издевательств над изобретателями, честно выполняющими свой долг по созданию новых технологий, умело проваливаемых МВД и ФСБ от внедрения в производство».



Автор следующего письма считает: «Сейчас мы застряли в переходном периоде от феодального СССР к демократии. В настоящее время демократов вообще не слышно, а если и слышно, то это такое уныние и неверие в свой собственный народ! Примером может служить заставка на радио «Свобода» с голосом Г.А. Явлинского: «Вот такой у нас народ – как погода». Я уважаю Григория Алексеевича, но с этим определением народа не могу согласиться. На мой взгляд, общественное сознание – это поле, на котором всходит всё, что посеяно. Зёрна авторитаризма посеяны тысячелетней рабовладельческой царской Россией, феодальным государством СССР. А кто, собственно, сеял зерна демократии в нашем народе? Никто. Это по силам той же старейшей партии «Яблоко». Но она только сетует на народ».



Ту же мысль находим в письме господина Тодуа (если я правильно разобрал подпись): «В нашем обозримом имперском пошлом всегда было самодержавие в той или иной ипостаси. Вот это и предопределило то, что наш народ способен превратить любое хорошее начинание в его противоположность. Что мы и сделали хотя бы с понятием демократии, превратив это слово в ругательное».


Мне кажется, это важные письма. Их становится больше. Может быть, потихоньку начинается новая жизнь понятия «демократия»? Людям всё больше надоедает путинизм, а что, кроме демократии, может быть ему противопоставлено? Сколько ни думай, иного не придумаешь. А может быть, ещё и рано, потому что вот читаю в следующем письме:


«Льётся бурной рекой свобода слова. Обо всём информирует армия журналистов: убили, ограбили, брал взятки, угнал машину. Но время идёт, и всё продолжается. Мне кажется, всё идёт планомерно для уничтожения простых российских холопов. Пятнадцать лет живём при дерьмократии. Одни разбогатели, другие обнищали. Понастроили церквей на каждом километре, а общество страшное: преступность, пьянство, наркомания, продажа людей. Сколько «талантливых» господ чиновников на одного крестьянина? В двадцатые годы ещё пели: «Он не пашет, не сеет, не жнёт, икру ест, коньяк пьёт. Откуда деньги берёт? Молитвы поёт? Бог ему даёт?» Крестьянин в загоне, а артисты – суперзвёзды. Неумно! Крестьянина, рабочего, шахтёра надо славить в первую очередь. Строят ледяные дворцы, скульптуры, памятники бродячим собакам. Дети учатся за кордоном, а отцы командуют Россией. Что можно ждать хорошего? На ремонт театров – миллиарды, а шахтёрам и рабочим нет денег на зарплату. Зачем сорок семь тысяч названий газет издавать? Зачем триста радиостанций, когда одно радио «Свобода» всё передаёт, остальные поют – штаны протирают. Мне пишут из родного села: земля заросла бурьяном, молодёжь поразъехалась, никто её не возвращает. Даже при тиране Сталине так не было. Тошнит просто, когда льют грязь на советское прошлое. Клевещут на Белоруссию. Я там бываю, там живут крестьяне, и президент Лукашенко заботится о своих гражданах. А у нас президент не спускается с неба».


Автор этого письма не назвал себя, но если он меня слышит, то я просил бы его ответить на один вопрос. Даже на два. Кто и как, по его мнению, должен возвращать молодёжь на землю, и что делать с той молодёжью, которая не захочет возвращаться? И второй вопрос. Вот он пишет, что в первую очередь надо славить крестьянина, рабочего, шахтёра. Может быть, он расскажет, как, по его мнению, этого добиться. Собрать соответствующих умельцев и приказать им: ну-ка, славьте тех-то и тех-то? Кто должен их собрать? По каким признакам? Что сделать, чтобы славили от души? Пообещать им хорошие деньги? Откуда их взять? Кто согласится платить за прославление крестьянина и других очень полезных людей? Вы сами будете внимать таким сочинениям? Кто их должен отбирать? По каким меркам?


Для молодого же человека, может быть, даже рабочего, который просто не понимает, о чём идёт речь, - почему его надо славить за то, что он рабочий, и что значит славить, следует, видимо, сказать, что это не абракадабра, а вывод из одного довольно старого учения, вроде религии – социалистического учения, которое додумалось разделить людей на полезных и менее полезных либо даже вредных – на «людей, - как это говорилось, - труда» и остальных, и заявило, что когда-нибудь полезные, по ходу борьбы, которая была названа классовой, победят бесполезных и тогда, без помех, устроят рай на земле или коммунизм. А кто полезный, решено было очень просто: кто меньше учился, кто выполняет более грубую, физическую, не требующую особых знаний работу, тот и полезный, и хороший, передовой. В письме, которое мы сейчас слышали, очень хорошо – по-моему, просто замечательно! – выразила себя старая-старая, докапиталистическая, даже досоветская, деревня. Она недовольна городом, не понимает, зачем он вообще со своими сотнями радиостанций и ледовыми дворцами, она уверена, что оттуда идёт одна порча, если не считать упомянутого учения. Вот это и есть современная Россия, вот это её и терзает изнутри. С одной стороны, компьютеры и мобильные телефоны, миллионы компьютеров и телефонов, казино и суперзвёзды, а с другой – допотопная, неправдоподобно живая – живая и глубоко серьёзная, хмуро речистая, прямо Лев Толстой в Ясной Поляне! – деревня. У неё своя вера, своя правда, свой град Китеж, своя земля обетованная: Белоруссия. «Там живут крестьяне, и президент Лукашенко заботится о своих гражданах». Гениально сказано – хоть вставляй в хрестоматию. В хрестоматию – для ясности, для лучшего понимания, почему Россия опять откатилась куда-то к тульской глубинке, к пошехонской, к мытищинской…



Оттуда, кстати, следующее письмо, и в нём находим тоже идеал, но несколько отличный от белорусского: «Я не противник разумной централизации, на то Россия и централизованное государство, но для того, чтобы руководить, а не управлять своим народом, как стадом, необходима мажоритарная избирательная система с причленением к ней минимального фрагмента выборов по партийным спискам. Вся наша неразбериха с монетизацией льгот, выведшая даже пенсионеров на улицу, вызвана однобоким усилением многодырчатой вертикали власти, окончательно рвущей связь власти с народом. Сейчас уже народ заговорил, что и пенсии маловаты, что на Западе пенсии и зарплаты бюджетников чуть ли не в двадцать раз выше. Так что видите, народ тоже научился ссылаться на Запад».



А в другом письме изложена такая система выборов, которая, по мнению автора, «есть путь выхода из тупика общественного развития в реальное Царство Божие на Земле, в котором каждый индивидуум, как частичка всех Божьих качеств, объединяясь с другими, и создаёт тот Божий Образ, Дух, который и правит Миром». Это – в общем, а конкретно – вот: «Для российского народа прокладка газовой трубы в Германию, как и любые поставки за границу принадлежащих народу, но отобранных у него энергоресурсов, могут быть интересны лишь в случае национализации прибыли от этих поставок, оседающих сегодня в скрываемых направлениях».


Так что наплачется ещё, видимо, российская власть с этими трубами. Трудно ей будет удерживаться от такой национализации, в результате которой они просто заржавеют от бездействия посреди нефтегазового моря. Зато никто не будет в обиде, никто не скажет, что ему досталось меньше, чем другим. Может быть, страхом перед уравниловкой, вновь овладевающей умами миллионов, тоже в какой-то мере объясняется бурный разлив антизападной пропаганды. Отвлечь их от мыслей о «чёрном переделе», во что бы то ни стало отвлечь! Москвичка Карелина прислала вырезки только из одной газеты. Когда-то в этой газете умели отличать хорошие стихи от дурных. Теперь же печатают нечто неправдоподобно слабое и злое. Один поэт (из кончавших Литературный институт!) пишет: «У сверхдержав всё саммиты да пьянки… как только это им не надоест!» Так он представляет себе, чем занят сегодня свободный мир. Надеется, однако, что этот мир будет приведён таки в чувство. Сделают это, по его словам, «святые сёстры – Русь да Беларусь».



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG