Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1 апреля начинается запись дошкольников в школу


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие медицинский обозреватель Радио Свобода Ольга Беклемищева.

Марк Крутов: 1 апреля начинается запись дошкольников в школу. Кто-то уже отпросился на работе, чтобы прийти на запись «в первых рядах», кто-то спокойно оставил этот процесс на усмотрение детского садика, а кто-то уже год посещает разнообразные подготовительные курсы по подготовке к школе. И кто же прав? С московскими педагогами беседует Ольга Беклемищева.

Ольга Беклемищева: По закону обязательных требований по подготовке детей к школе быть не может. Рассказывает Светлана Лазуренко, заведующая лабораторией коррекционно-восстановительной помощи государственного научного учреждения "Центр здоровья детей РАМН"…

Светлана Лазуренко: В законе не описаны нормативы, с которыми должны прийти дети в школу. То есть у нас критерии приема в школы пока еще четко не сформированы. С другой стороны, закон российский говорит о том, что каждый ребенок имеет право на образование, каждый ребенок имеет право на посещение той школы, которая находится в его районе. Соответственно, требования, которые выставляют школы, пусть даже самые элитные, чаще всего бывают неправомочны, неправомерны. Поэтому это произвол, который чинят педагоги данного учреждения. Понятно, что родители стремятся попасть в лучшее образовательное учреждение и, естественно, подчиняются тем требованиям, которые выставляет это образовательное учреждение. Но говорить о том, что это законодательная база, это не так, это личная инициатива на месте, которой в принципе можно пренебречь.

Ольга Беклемищева: Ну, а тем, кто живет не на «приписанной» к школе улице, приходится приспосабливаться. В последние годы в Москве сложилась целая индустрия дошкольного детского образования. Педагоги-индивидуалы предлагают заниматься с вашим ребенком у вас дома за 600 рублей в час, семейные центры предлагают приходить на занятия к ним за 200 рублей в час, школа №57 предлагает желающим в ней учиться походить шесть месяцев на подготовительные курсы по 3500 рублей в месяц. И это не предел - Ломоносовская загородная школа предлагает программу для дошкольников с углубленным изучением английского языка за 16 тысяч в месяц. Иногда это напоминает ярмарку родительского тщеславия. Хотя начиналось все красиво. Вспоминает Светлана Лазуренко...

Светлана Лазуренко: Когда вводилось четырехлетнее образование начальной школы, оно вводилось с шести лет. Но если мы с вами внимательно посмотрим те нормативные документы, мы увидим, что там было дано два урока по полчаса, потом был большой перерыв, потом было питание, потом был дневной сон. Все это было включено. И только потом уже проводились вторые два урока. Игровая форма предъявления учебного материала была там реализована. Все это, конечно, постепенно в 2000 году стерлось. И мы знаем с вами, что шестилетки чаще всего, их образовательный маршрут ничем не отличается по форме от образовательного маршрута детей семи лет. По нашему мнению, по мнению медиков, физиологически это не верно.

Ольга Беклемищева: Потому что в шесть лет важнее играть, чем учиться. Некоторые педагоги это учитывают. Об изучении английского языка дошкольниками рассказывает Мария Михайлина, педагог Монтесори-центра «Созвездие»...

Мария Михайлина: Наши занятия по английскому языку устроены таким образом, чтобы мотивацию в ребенке создать. Мы всегда с детьми проясняем, что можно делать с этим английским языком, не просто так мы его учим и учим или говорим на нем и говорим, а для чего - что к нам кто-то в гости может приехать. И у нас действительно обыграно так, что к нам приезжают игрушки или даже живые люди какие-то, гости, с которыми можно поговорить только на английском языке, носители.

Ольга Беклемищева: И нет ли каких-то трудностей в связи с ранним изучением второго языка в изучении русского языка? Не путаются дети потом?

Мария Михайлина: Нет, трудностей не возникает в первую очередь потому, что мы по методике английского языка, которая у нас существует, обыгрываем с детьми эту ситуацию так, что мы никогда не переводим с русского, например, на английский язык, мы обыгрываем это так, что вот, сейчас мы с вами закрыли русские языки на ключ и будем заниматься английским. Мы говорим только на английском языке, показываем какие-то действия, картинки, игрушки, мы таким образом формируем отдельный центр речи - иностранный.

Ольга Беклемищева: Так что родители могут выбирать разные стратегии поведения. Мне, например, очень нравиться американский психотерапевт Сесил Бенуа, который сказал: "Если ребенок живет в атмосфере дружбы и чувствует себя нужным - он учится находить в этом мире любовь".
XS
SM
MD
LG