Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Личность Суперфосфатова выяснит суд


Похороны Яны Поляковой, 9 марта 2009

Похороны Яны Поляковой, 9 марта 2009

Белорусский правозащитник Олег Волчек подал в суд на газету "Советская Белоруссия" за клевету, содержащуюся в фельетоне, после выхода которого его коллега Яна Полякова покончила с собой.

"Я подал иск в суд Советского района о защите чести и достоинства в отношении этой газеты и требую опровержения информации, приведенной в номере за шестое марта 2009 года", - пояснил правозащитник, слова которого 1 апреля приводит белорусский сайт Telegraf.by.

"Я считаю, что в случае с Яной Поляковой налицо факт доведения до самоубийства, и по этому факту, думаю, надо возбуждать уголовное дело - и против "Советской Белоруссии", и против чиновников, которые занимались этим делом. Чтобы подобное больше не повторилось. В суде и узнаем, кто такой Ксенофонт Суперфосфатов, автор пасквиля", - заявил Олег Волчек, которого сегодня цитирует Хартия97.

Друзья и коллеги Поляковой полагают, что именно публикация в "Советской Белоруссии" за 6 марта подтолкнула к самоубийству правозащитницу Яну Полякову, приговоренную к 2,5 годам исправительных работ якобы за клевету на сотрудников милиции. Она называлась "Много у нас диковин, каждый чудак Бетховен!". В этом фельетоне автор, подписавшийся Ксенофонтом Суперфосфатовым, рассказывал, как, пытаясь "сорвать бурные аплодисменты", белорусская оппозиционерка для "самопиара" придумала историю об избиении в отделении милиции. Эту статью редакция "Советской Белоруссии" после самоубийства Поляковой сняла со своего сайта, однако её текст успели перепечатать многие интернет-ресурсы.

Накануне трагедии, 3 марта суд признал Яну Полякову виновной в заведомо ложном доносе на сотрудника милиции и приговорил к 2,5 годам исправительных работ. Кроме того, по решению суда она должна была выплатить сотруднику милиции, которого обвиняла в нанесении ей побоев, 1 млн. белорусских рублей в качестве компенсации за моральный ущерб. В ожидании вступления приговора в законную силу Яну отустили домой. Она считала себя невиновной, но отказалась подавать кассационную жалобу. 7 марта ее обнаружили мертвой.

33-летняя правозащитница повесилась в своей квартире в Солигорске, её похоронили 9 марта. Эта смерть стала одной из самый обсуждаемых новостей в Белоруссии. Оппозиция обвиняет власти в том, что они оказывали давление на Яну Полякову в связи с ее правозащитной деятельностью. А также в связи с ее участием в работе инициативной группы Ольги Козулиной, дочери известного оппозиционного политика, экс-кандидата в президенты страны Александра Козулина. Они сотрудничали на парламентских выборах 2008 года.

Суд признал Яну Полякову виновной в совершении преступления по статье Уголовного кодека "Заведомо ложный донос в отношении должностного лица". Хотя началась эта история с жалобы самой Яны на действия милиционеров. В сентябре 2008 года в Солигорскую прокуратуру поступило заявление, в котором правозащитница обвиняла капитана милиции Виктора Пугачева в нанесении ей побоев в здании милиции. Полякова требовала прокурорского реагирования на действия милиционера.

Об избиении в отделении милиции, которому предшествовало нападение неизвестного возле собственной квартиры, Яна рассказала газете "Народная воля". "Когда я стала открывать входную дверь, услышала, что кто-то подошел сзади. Обернуться не успела, потому что неизвестный схватил меня за волосы и несколько раз ударил головой о дверь. Я расслышала его угрозы: "Сука, когда уймешься?! Это последнее предупреждение…" Я заскочила в межквартирный коридор и тут же вызвала "скорую". Медики диагностировали у Яны Поляковой сотрясение мозга и отвезли в травмопункт. Там ей оказали первую помощь, после чего доставили в РОВД для составления заявления по факту избиения. "В милиции мне стало плохо, я хотела выйти на свежий воздух. Однако один из сотрудников схватил меня за кофту и так дернул, что я оказалась на полу. Мне кажется, он применил какой-то силовой прием. Ночью мне снова стало плохо, под утро открылась сильная рвота, и снова пришлось вызвать "скорую". Врач опять посоветовал госпитализацию, и в районе 5 часов утра меня доставили в Солигорскую районную больницу. Но не успели меня осмотреть травматолог и невропатолог, как в кабинет буквально влетел милиционер, который накануне отрабатывал на мне силовой прием. Он заявил, что пришел меня опросить по факту избиения в подъезде. Представляете, опросить в 5 утра".

Олег Волчек вспоминает, что последний раз разговаривал с Поляковой за день до ее смерти. По словам Волчека, Яна была подавлена. Она говорила, что лучше смерть, чем тюрьма. Коллега Поляковой, правозащитница Раиса Михайловская надеется, что, возможно, хотя бы сейчас автору тех строк не до смеха: "Это большая потеря для белорусского правозащитного движения. В последнее время Яна была очень морально подавлена. Это было связано с преследованиями, которыми она подверглась. То, что ей присудили 2,5 года исправительных работ, очень морально давило. Ее обвинили в ложном доносе, но она никогда не считала себя виновной и отказалась писать кассационную жалобу. К сожалению, она вышла из ситуации именно таким образом".

Мать Яны Поплавской Нионелла Полякова на похоронах дочери
В эфире Радио Свобода мать Яны Нионелла Полякова, заявила, что смерть её дочери - на совести тех, кто преследовал ее за правозащитную деятельность: " Это итог давления всех наших органов. У нас дома уже были милицейские, прокурорские работники. Я им прямо сказала: я вам этого не прощу. Никому никогда больше не прощу после такого дикого случая. Вы, говорю, здоровые мужики, а она бедная, слабая девчонка. Она же девчонка, понимаете, хоть ей и 33 года. Недавно у нее был обморок, она лежала в реанимации. 22 февраля, после всех безосновательных обвинений, у нее случилось обморочное состояние".

В комментариях на многих веб-ресурсах пользователи призвали правоохранительные органы выяснить у главного редактора государственной газеты Павла Якубовича, кто скрывается под ставшим зловещим псевдонимом. Яна Полякова похоронена в Солигорске, где до последнего времени жила вместе с матерью. Попрощаться с правозащитницей приехали активисты правозащитного движения, среди которых Людмила Грязнова, Вячеслав Сивчик, Ольга Козулина, Олег Волчек, Александр Макаев и другие. В последний путь Яну Полякову пришли проводить более 100 человек.

* * *

Фрагменты фельетона Ксенофонта Суперфосфатова ("Советская Белоруссия", 6 марта 2009 г.):

"… Такие теперь политически подкованные у нас некоторые граждане! Из любого фингала могут состряпать цветной триллер с большим международным шумом. И вот вам история, почерпнутая из житейского моря. Точнее, из анналов радио "Свобода". Жили-были (да и теперь проживают) в славном шахтерском городе Солигорске политически развитая женщина Полякова и участковый инспектор милиции капитан Пугачев. Занятия у них были разные. Пугачев все больше ходил по квартирам, мирил разбушевавшихся супругов да следил на небольшом участке за общественным порядком. А Полякова взвалила на свои хрупкие плечи всю мировую скорбь, обозвала себя правозащитницей и посчитала, что этого хватит. А что? Защищай себе чужие права да снискивай этой непыльной работенкой на хлеб насущный! От такой дивной профессии сплошь одни дивиденды: и всегда на виду, и в заграницу зовут, и особый, правозащитный, стаж набегает. Жизнь удалась!..."

Другой фрагмент этого же произведения касается непосредственно Олега Волчека (орфография сохранена): "Вспоминается, например, как участник пустяковой придорожной потасовки — не поделил парковочное место! — правозащитник Олег Волчек резво обежал редакции минских газет с горькой жалобой, что на него, среди бела дня, на перекрестке (!) напали сотрудники спецслужб (!!), вооруженные кастетами (!!!), и что это была, без сомнения, месть за его очень правозащитную деятельность (!!!!). Некоторые журналисты клюнули и расписали, а редакторы — распубликовали эту новость. Потом, когда выяснилось, что произошло в действительности, одни смеялись, другие — печалились, как это они легко клюнули на блестящую, но пустую наживку", - написал Ксенофонт Суперфосфатов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG