Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

При разгоне мирного митинга на юге Дагестана двое погибли, пятеро ранены


Стихийный митинг собрался на дороге республиканского значения Дербент - Рутул, движение участники акции протеста перекрыли камнями

Стихийный митинг собрался на дороге республиканского значения Дербент - Рутул, движение участники акции протеста перекрыли камнями


Группа российских правозащитников намерена в ближайшие дни отправиться на юг Дагестана. В Докузпаринском районе республики 25 апреля бойцы ОМОНа разогнали митинг, участники которого требовали отправить в отставку главу местной администрации. Во время разгона митинга сотрудники милиции применили оружие. Погибли два человека, пять получили серьезные ранения. Очевидцы события предоставили российским правозащитникам видеосъемку митинга и его разгона.

Очевидец события Серкер Шахбанов - уроженец горного Докузпаринского района. По его словам, в митинге участия не принимал, наблюдал за акцией протеста со стороны. Но в проблемы района Серкер посвящен хорошо: «Жаловаться некому. Придешь к одному начальнику жаловаться на кого-то, обратно идет цепочка к нему же, чтобы на него жаловаться. Вот таких моментов в Дагестане много. Пенсии везде в стране дали, а у нас нет пенсий. Мой отец лично пенсионер, мама - тоже пенсионерка. Они говорят: сынок, везде есть пенсия, а почему у нас нет пенсии? Хотя все деньги из бюджета поступают в наш, но их мы не получаем. Были деньги выделены на телевидение около трех миллионов, но этих денег нет. Есть человек, который председатель телевидения районного, через кого эти деньги прошли, его действительно в прошлый раз, на прошлом митинге вызвали в ФСБ, забрали, он сразу сказал: я подписал вот эти бумаги, да, но эти деньги я не видел. И его отпустили, возбудили дела. Опять эти дела у прокурора на столе лежат. 250 тысяч рублей выделили на нашу школу, где я учился, в селении Мискинджа. За эти деньги такую школу можно построить! Не для косметического ремонта, а такую школу можно построить. У нас нет детских садов. У нас в селе есть детский сад по бумагам, а нет его, места нет для детского сада, а деньги выделяются».


Вот и пришлось жителям горного района отстаивать свои права с помощью митинговой демократии: «Докузпаринский район - 9 населенных пунктов в этом районе. Из других селений с нашего селения люди собрались около 2-3 тысяч человек, и они начали сопротивляться, решили полностью препятствовать митингу, не хотели в районный центр пустить. Я имею в виду, не хотели кто? Власти. Власти - именно не администрация, а милиция. Никто не вышел из администрации района и из администрации республики, никто не хотел выходить, с народом говорить. И они не слушались, вырвались в районный центр, и там тоже не дали митинг делать. Прикладами начали людей избивать. Выхода другого нет - они из этого районного центра убежали в другую сторону, в сторону селения Мискинджа. Часть людей из других сел пришли в селение Мискинджа, там где-то от районного центра около 5 километров, и там стихийно состоялся митинг. Оружия у людей не было, все мирно, все шло нормально. Начальник милиции, я его лично хорошо знаю... они говорили: хотите митинг - делайте, все равно мы будем разгонять митинг», - говорит уроженец Докузпаринского района.


Серкер Шахбанов предоставил видеосъемку митинга сотрудникам общероссийского движения «За права человека». Исполнительный директор движения Лев Пономарев предложил показать ее журналистам. Просмотр прошел в московском Независимом пресс-центре.


По словам Серкера Шахбанова, жители района не верили, что требования об отставке главы районной администрации, прокурора, начальника милиции и об объявлении всеобщих выборов могли вызвать столь резкую реакцию власти.


Стихийный митинг собрался на дороге республиканского значения Дербент - Рутул. Движение участники акции протеста перекрыли камнями. Это обстоятельство, по словам представителей дагестанских правоохранительных органов, и послужило поводом для разгона митингующих. Власти утверждают, что применялся только слезоточивый газ и резиновые пули. Очевидцы говорят, что омоновцы стреляли боевыми патронами.


По словам Серкера Шахбанова, в результате стрельбы погибли два жителя района, среди милиционеров жертв не было: «Один милиционер, я своими глазами видел, помогал другому омоновцу руками, вот этой рукой, а у него в руках был винчестер, этим он случайно выстрелил себе в ногу, вот так вертикально. И одного милиционера из другого района избили - кто-то, я не знаю. Он сам лежал в больнице, я к нему заходил. Я его спросил: как это получилось? Он говорит: сзади ударил кто-то, я не знаю, кто. И у него видеоаппаратуру, все вынесли. Ни один милиционер там не погиб, ни один».


Согласно официальным данным, во время разгона митинга погиб один человек. «По словам работников правоохранительных органов, специальные средства были задействованы лишь после того, как их активно стали забрасывать камнями и бить палками, вследствие чего имеются раненые среди милиционеров. По официальным данным, один из участников пикета погиб. Однако по данным пресс-релиза общероссийского движения "За права человека", погибло двое митинговавших участника пикета и госпитализировано пятеро. В тот же день, 25 апреля, в райцентр Докузпаринского района прибыли министр МВД республики Дагестан Адильгирей Магомедтагиров и прокурор Имам Яралиев. Они дали команду арестовать основных зачинщиков беспорядков. Возбужден ряд уголовных дел. А на следующий же день были задержаны 63 человека. Было созвано совещание с участием представителей правоохранительных органов. Было заявлено о недопустимости решения тех или иных вопросов, связанных со сменой власти незаконными методами. Никакие решения под давлением митингующих приниматься не будут, сказал президент», - говорит дагестанский журналист Магомед Мусаев.


Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева обратила внимание на то, что уголовные дела возбуждены в отношении участников митинга, а не тех, кто по ним стрелял: «Никаких беспорядков не было, это видно, что это был довольно спокойный митинг. Тем не менее возбудили дела против зачинщиков беспорядков, и пока что мы не знаем, чтобы возбудили дела против тех, кто занимался расстрелом. Есть только словесные указания: разберемся. Поэтому на власти рассчитывать нечего. И мы должны действовать. Если мы сейчас не поднимем крик на весь мир по поводу этих двух убитых и нескольких раненых, у нас будут еще расстрелы, и потом уже будут не два убитых, а больше».


XS
SM
MD
LG