Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нападение на Льва Пономарева


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лев Пономарев.

Александр Гостев: Нападение на Льва Пономарева. Коллеги избитого накануне в Москве руководителя движения "За права человека" связывают это нападение с профессиональной деятельностью правозащитника. Преступления против общественных активистов стали обычной российской практикой, констатируют представители российского правозащитного сообщества. Льва Пономарева избили накануне поздно вечером возле дома. В интервью Радио Свобода лидер движения "За права человека" сообщил, что чувствует себя плохо, но состояние не критическое. Над этой темой работала сегодня моя коллега Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Лев Пономарев почти уверен, что нападение связано с его профессиональной деятельностью. Избившие правозащитника преступники ничего не украли, лишь забрали мобильные телефоны. Лидер движения "За права человека" сообщил, что в последнее время у него было впечатление, что за ним следят. Льва Пономарева избили накануне поздно вечером у подъезда его дома, когда он ставил машину на стоянку. Били, как он говорит, молча, ногами по голове и в грудь. Со Львом Пономаревым, который сейчас находится дома, побеседовала моя коллега Лейла Гиниатулина.

Лев Пономарев: Я приехал на машине, стал парковаться, залез на тротуар во дворе. И когда открывал дверь, смотрю - идет навстречу человек и показывает, что ему надо закурить. Я выхожу и как-то очень радушно, естественно, потому что, ну, человек просит, я показываю, говорю: я не курю. В это время сзади получаю по голове, падаю, и меня бьют ногами, молча. Бьют 5, 10 минут, 15, трудно сказать, сколько бьют. Я ору, громко очень ору. Выходит вахтер из подъезда соседнего, они убегают.

Лейла Гиниатулина: А вы запомнили их в лицо?

Лев Пономарев: Тот человек - он такой славянской наружности, такой вполне... ничего такого злодейского в лице у него не было и каких-то особых черт тоже не было.

Лейла Гиниатулина: Вы уже обращались в больницу? Как себя чувствуете?

Лев Пономарев: Мне разрешили из больницы уйти. Сейчас я поеду на томографию, тщательно посмотрят, что у меня там, внутри. Делали уже рентген, кардиограмму, вроде таких нарушений внутренних... у меня кровотечение из носа, и лицо разбито.

Лейла Гиниатулина: С чем вы связываете это нападение?

Лев Пономарев: Известно, что я занимаюсь довольно острыми кампаниями, в тех случаях, когда силовики избивают людей, убивают людей. Вот все эти случаи движение "За права человека" берет под свой контроль и пытается довести до конца. Наиболее острое сейчас у меня противостояние - это с Госнаркоконтролем или, как сейчас по-новому называют, ФСКН.
У меня довольно давно уже острое противостояние с системой исполнения наказаний, там людей убивают, у нас есть десятки пыточных колоний, я об этом говорю. Последний случай - очень острый, действительно. Это Владимирская крытая тюрьма. Там избили порядка 10 заключенных, не помню точно цифру. Мы направили адвоката. Адвокат опросил избитых, то есть факт нами установлен. Мы сейчас требуем возбудить уголовное дело.
Вполне возможно, что кто-то третий, эксплуатируя мой конфликт с этими двумя конторами, может сделать это, да еще под визит... сейчас такой шум, я не ожидал, что такой шум, для меня это тоже неожиданность, вокруг моего избиения. Медведев поехал за границу, в Лондон, и как раз под поездку кто-то удружил.

Лейла Гиниатулина: А вы уже обращались в милицию?

Лев Пономарев: Да, конечно. Уже все приезжали, огромное количество милиционеров, то есть это взято под контроль. Я сейчас договорился с адвокатом Черноусовым, он входит в дело и будет следить за тем, чтобы расследование шло профессионально.

Любовь Чижова: Российские правозащитники напоминают, что в движении "За права человека", которое возглавляет Лен Пономарев, работал убитый адвокат Станислав Маркелов. В том, что нападение на Пономарева будет раскрыто, его коллеги сильно сомневаются. Говорит замдиректора аналитического центра "Сова" Галина Кожевникова, которая сама не раз получала угрозы от экстремистов.

Галина Кожевникова: Это просто безобразие, особенно, когда это избиение настолько демонстративно политическое. Ничего же не забрали и телефон мобильный разбили, чтобы еще врача не смог вызвать. То, что вообще это происходит в нашей стране - это позор и безобразие. С другой стороны, кто, например, угрожает нам - все понятно. Мы очень узкоспециализированная организация. Соответственно, нас не любит вполне определенный круг лиц. Пономарев настоящий правозащитник. Он просто занимается защитой прав. Количество недоброжелателей у него возрастает с геометрической прогрессией. Поэтому, кто его избил, даже понять нельзя. С другой стороны, мне почему-то, вы знаете, как это не печально, совершенно не удивительно, что его избили. Потому что избиение общественных активистов стало просто рядовой практикой нашей страны, начиная с журналистов, которые выступают как правозащитники, и заканчивая общественными активистами, которые протестуют против точечной застройки или вырубки леса. То, что избили Пономарева, это как бы просто развитие. Раньше били малоизвестных людей, теперь начали бить уже совсем известных, чтобы уже показать, что никакая ни известность, ни активность, ничего не является защитой от того, чтобы общественный активист являлся приоритетной жертвой при сведении самого разного вида счетов.

Любовь Чижова: Верите ли вы в то, что это преступление будет раскрыто?

Галина Кожевникова: Пономарева могли избить по политическому заказу, а могли избить какие-нибудь коммерческие бандюги, чьи интересы пересеклись с законом, против кого Пономарев выступал. Расследовать будут. А найдут или не найдут - не понятно. Я, скорее, склонна считать, что не найдут. Не потому, что искать не будут, а потому что работают не ахти как хорошо. Это не зависит от личности. А дальше уже нужно понимать, кто заказчик. Я пока не понимаю, кто заказчик.

Любовь Чижова: Коллеги Льва Пономарева напоминают, что в последнее время он активно сотрудничал с оппозиционным движением "Солидарность" и много говорил о практике политических преследований в России. По мнению Олега Орлова из правозащитного центра "Мемориал", сам Пономарев также стал жертвой политического террора.

Олег Орлов: Оценка очевидна - это нападение надо поставить в ряд с другими нападениями на представителей гражданского общества. Нападения эти кончались по-разному - и трагически, и менее трагически. Но очевидно, что это происходит в рамках все усиливающегося и усиливающегося давления на независимое гражданское общество в России. Я думаю, что за этими многими нападениями действительно могут стоять разные силы. Но всех их объединяет одно - неприятие независимых гражданских активистов, независимых гражданских сил, которые оказываются лишними в этой системе управляемой демократии, которая выстроена в России. Действительно, вот эти независимые активисты, независимые гражданские силы просто тут лишние, им нет места в этой управляемой демократии. Нападение на Льва - это в череде таких событий, на мой взгляд. Очень важно подчеркнуть, что Лев Пономарев в последнее время много говорил, много занимался политическим преследованием в России, с появлением политических заключенных и, вообще, разными формами политического давления. Так, к сожалению, получается, что он своим личным примером сейчас очень ярко подтвердил наличие политического, по сути дела, террора в России.

Любовь Чижова: О причинах нападения на Льва Пономарева рассуждал правозащитник Олег Орлов. Лев Пономарев - один из создателей "Мемориала", член Федерального Бюро оппозиционного объединенного демократического движения "Солидарность". Пономарев - доктор физико-математических наук, ему 67 лет.
XS
SM
MD
LG