Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Датская тюрьма сегодня


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Джанян.

Александр Гостев: Что представляет собой сегодня датская тюрьма? В этой известной демократическими традициями стране считают, что поймать и посадить преступника - лишь половина дела. Главное, чтобы после отбытия наказания заключённый вышел на волю нормальным человеком. О том, как работает датская пенитенциарная система - беседа нашего скандинавского корреспондента Сергея Джаняна с консультантом датского Директората тюрем и пробации Ларсом-Эриком Сигумфельдтом.

Ларс-Эрик Сигумфельдт: Главная задача нашей организации - это содействие снижению уровня преступности. На практике это означает, что вместе с обеспечением исполнения наказания мы помогаем правонарушителю вернуться к нормальной жизни, всячески поощряя его личностное и социальное развитие. Согласно Положению, принятому Директоратом тюрем и пробации в 1993 году исполнение наказаний должно основываться на шести базовых принципах - это нормализация, открытость, безопасность, минимальное вмешательство, развитие чувства ответственности и оптимальное использование ресурсов.
В этой модели главным является принцип нормализации, то есть создание в местах заключения условий, максимально приближенных к условиям жизни на свободе. Другим же важным моментом является принцип открытости. Осуждённые имеют возможность контактов со своими семьями и обществом в целом. Оба эти принципа - нормализация и открытость - призваны снизить негативное влияние на личность последствий пребывания в тюрьме.

Сергей Джанян: Как же применение этих законов выглядит на практике?

Ларс-Эрик Сигумфельдт: В Дании есть два вида тюрем - "открытые" и "закрытые", при этом в "открытых" тюрьмах с льготным дисциплинарным режимом отбывает наказание до 90 процентов правонарушителей. Именно здесь неоценимую роль играет возможность социальной реабилитации. Осуждённые могут выходить на работу или посещать учёбные заведения, возвращаясь после окончания трудового дня обратно в тюрьму. Существует также система свиданий и отпусков. Каждые три недели заключенный имеет право свободно выйти в город или поехать на выходные домой. Причем ему разрешено собирать отпускные дни, чтобы в дальнейшем использовать это время для более длительных "каникул".
Кроме тюремного заключения, существуют и альтернативные виды наказания - это могут быть общественные работы, назначаемые преступникам, получившим небольшой срок, а также ношение так называемых "электронных кандалов". Иначе говоря, в отличие от американской системы, где получил срок в 20 лет - отсидишь его от звонка до звонка, мы полагаем, что надо сделать всё возможное, чтобы оступившийся человек не превратился окончательно в уголовника. Тюрьма, как известно, не самая лучшая школа жизни.

Сергей Джанян: По правде говоря, пребывание в датской тюрьме кажется похожим на жизнь в режимном санатории.

Ларс-Эрик Сигумфельдт: Нет, конечно же, нет - речь о реальном лишении свободы. Находящийся под стражей человек не может пойти домой, когда ему вздумается, и тем более он ограничен в передвижениях, если носит "электронные кандалы".
Просто во время отбывания срока наказания за осуждённым сохраняются все гражданские права - человек не выпадает из общественной и, что не менее важно, семейной жизни. Последнему обстоятельству придаётся особо важное значение.
В датских тюрьмах осуждённые, как правило, содержатся в отдельной камере или комнате площадью около 7 квадратных метров. Кроме того, им разрешено иметь некоторые личные предметы обихода - одежду, книги, картины, телевизор или радиоприемник. В соответствии с принципом нормализации в большинстве датских тюрем заключённые сами закупают для себя продукты и занимаются приготовлением пищи.
И ещё важный момент. С 2007 года датским заключённым гарантировано право на лечение, к примеру, если у человека проблемы с алкоголем или наркотической зависимостью. Учитывая, что множество преступлений бывает связано с наркотиками, можно представить, какую пользу может принести это новшество конкретному человеку и обществу в целом.

Сергей Джанян: Применяются ли к заключённым в датских тюрьмах силовые меры воздействия?

Ларс-Эрик Сигумфельдт: Предмет нашей особой гордости - это так называемая "система динамической безопасности". На практике это означает, что мы делаем очень многое, чтобы наладить контакт с заключёнными. Фактически надзиратели датских тюрем выступают в роли социальных работников - составляют с осуждёнными план действий на будущее, регулярно проводят множество совместных мероприятий, в том числе и спортивных, по возможности стараются помочь в решении каких то личных или семейных проблем. По нашему мнению, это лучший способ обеспечения безопасности, потому что если люди знают друг друга и находятся в хороших отношениях, то применять силу приходится в крайне редких случаях.

Сергей Джанян: В российских тюрьмах существует негласная иерархия среди заключённых. Есть ли нечто подобное в датской уголовной среде?

Ларс-Эрик Сигумфельдт: Да, в датских тюрьмах тоже есть подобная система статусов, зависящая от того, какое преступление совершил тот или иной заключённый. Так, лица, осуждённые за преступления сексуального характера, находятся в этом плане на самом дне уголовной иерархии. Но случаи прямого насилия одних арестантов в отношении других в датских тюрьмах крайне редки. Мы всегда проводим оценку возможных рисков, угрожающих безопасности того или иного заключённого, и в случае необходимости размещаем в особом отделении или переводим в другую тюрьму.

Сергей Джанян: Несколько лет назад наделала шуму история, когда выяснилось, что вместо настоящих преступников в тюрьмах Дании отбывают наказание их "двойники". Как такое стало возможным?

Ларс-Эрик Сигумфельдт: Да, к сожалению, такое бывает. Дело в том, что в случае небольших правонарушений суд разрешает отсрочить на несколько дней явку осуждённых перед их заключением под стражу. Но к указанному в судебной повестке сроку в тюрьму приходят нанятые "двойники". Как правило, это люди, задолжавшие криминальным авторитетам деньги за наркотики, и отрабатывающие таким образом свой долг. На входе в исправительное учреждение они предъявляют карточку социального страхования, принадлежащую настоящему правонарушителю. И обман не всегда возможно установить, поскольку не все удостоверения личности в Дании снабжены фотографиями. Подобных случаев немного, и мы стараемся быть очень внимательными, но стопроцентной гарантии тут дать невозможно.

Сергей Джанян: Насколько высок процент рецидива у датских правонарушителей?

Ларс-Эрик Сигумфельдт: Согласно последним статистическим данным, к криминальному образу жизни возвращается один из четырёх датских заключённых. И это очень хороший результат, по крайней мере, в сравнении с другими европейским странами. Это значит, что датская модель профилактики преступности работает весьма эффективно,

Сергей Джанян: Говорит консультант датского Директората тюрем и пробации Ларс-Эрик Сигумфельдт.
XS
SM
MD
LG