Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России и Армении поминают погибших в авиакатастрофе


Коллективный портрет трагедии

Коллективный портрет трагедии

В России и Армении сегодня день траура по погибшим в среду в результате катастрофы пассажирского самолета А-320. Из Новороссийска к месту катастрофы пришло специальное судно, на борту которого находится оборудование для глубоководных работ. С его помощью МЧС рассчитывает поднять «черные ящики» разбившегося аэробуса.


Рано утром в пятницу в Ереван прибыл самолет из Сочи, доставивший останки 26 пассажиров самолета, потерпевшего крушение в Черном море. До этого в Ереван уже вернулась небольшая группа родственников погибших. Основная их часть продолжает оставаться в Сочи. Их положение крайне сложное. В разбившемся самолете летели семьи, супружеские пары. Погибли 113 человек, обнаружены тела половины. Родственники, которые опознали лишь одного из своих близких, оказались перед трудным выбором: ехать в Армению и хоронить опознанного или оставаться в Сочи в надежде, что будут обнаружены тела других. Сегодня у родственников погибших начали брать генетические анализы для опознания тел погибших пассажиров.


Вчера вечером по армянскому телевидению было показано интервью с министром обороны Армении Сержем Саркисяном, который возвращается из Сочи. Прокуратура Армении возбудила уголовное дело по факту гибели людей. Министр Саркисян назвал круг подозреваемых в причастности к трагедии: это руководители авиакомпании, летчики, диспетчеры. Сегодня в Ереван прибудут следователи прокуратуры, они привезут с собой записи разговоров летчиков с диспетчерами грузинской компанией «Грузаэронавигация», которая вела самолет над территорией Грузии.


На месте трагедии в Черном море продолжаются поисковые работы. Как сообщил министр транспорта России Игорь Левитин, найдены тела 50 погибших, опознано 41, в том числе 31 тело граждан Республики Армении. Установлено точное место падения лайнера. Французские специалисты по сигналам радиомаяков определили примерно место нахождения черных ящиков - это квадрат со стороной приблизительно в пять километров. Российские специалисты считают, что смогут самостоятельно поднять «черные ящики» со дна моря.


Сегодня день траура и в России. Государственные флаги в Сочи приспущены. Кажется, будто тише стало даже на городских улицах. Но в море, в шести километрах от берега, продолжают искать пассажиров рейса 967.


Бюро судебно-медицинской экспертизы, все та же процедура опознания. То ли для ее ускорения, то ли по недомыслию накануне вечером в гостинице «Москва», где поселились родные погибших из Еревана, в холле первого этажа были выставлены стенды с фотографиями останков тех, кого удалось найти в море. К ним старались подпускать в первую очередь мужчин, но не выдерживали и они. Одних после первого же взгляда на жуткие снимки выносили на носилках. Другие по несколько раз подходили к фотографиям, не веря, что это все, что осталось от их сына, дочери, отца или матери. Даже опытные психологи с трудом находят слова.


Как рассказывает главный психотерапевт Краснодарского края Татьяна Глазунова, «самое ужасное впечатление оставил ребенок, у которого погибла мать-стюардесса, и он все рвался к стендам. Мне пришлось его удерживать, потом детский психолог с ним работала, потому что он рвался увидеть ее (мать – РС) на фотографии, а там ведь фотографии ужасные были для взрослого человека. И этот маленький мальчик... Это просто непередаваемая боль была».


Стенды с фотографиями из гостиницы в итоге убрали, дальнейшее опознание будет происходить в морге. Как долго оно продлится, неизвестно.


Сегодня в городе служили панихиды. Днем родственников погибших обещали вывезти в море, на место катастрофы.


В сочинской семьей Танакян траур уже три дня. Люся Григорьевна, одна воспитавшая четырех дочерей, улетела в Ереван на Пасху положить цветы на могилу сестры. Домой в Сочи она не вернулась. «Самая лучшая мама на свете. Она так нас любила», - у дочери погибшей.


В семье Танакян зажигают свечи и плачут. Они должны были вот-вот отпраздновать новоселье. Рядом с одноэтажной тесной развалюхой, где ютились всей семьей мать, четыре дочери, зятья, внуки, они 15 лет строили новый двухэтажный дом.


«Мы работали много лет. Ни у кого ничего не просили. Мама всегда говорила: "Никогда ни у кого ничего не надо просить. Мы сами. Мы сильные, молодые, здоровые, у нас все будет", - не может сдержать слез дочь.


Мечта Люси Григорьевны Танакян сбылась. Это слабое утешение, но крепкая память.


XS
SM
MD
LG